Алла Язькова: я не могу сказать, что Гаагский трибунал в отношении Караджича объективен

В понедельник имя бывшего лидера боснийских сербов Радована Караджича опять попало в поле зрения мировых СМИ: возобновились слушания в Международном Гаагском трибунале. И не просто возобновились - Караджич, обвиняющийся в геноциде косовских албанцев, представил судьям свой взгляд на события 1992-1995 годов.

В своем вступительном слове Караджич заявил, что у сербов было "святое право" бороться против исламизации бывшей Югославии. Так как, по его словам, партия Демократическая акция, которой руководил лидер боснийских мусульман Алия Изетбегович, хотела подчинить себе всю территорию страны.

О том, насколько Гаагский трибунал объективен в отношении как Караджича, так и вообще сербской стороны, участвовавшей в конфликте, в интервью Вестям.Ru рассказала руководитель Центра Средиземноморья и Черноморья института Европы РАН Алла Язькова

"Я не могу сказать, что Гаагский трибунал на 100% объективен, - говорит эксперт. - А примером этой необъективности стало то, что туда был направлен целый ряд лидеров косовских албанцев, и постепенно с них были сняты все обвинения. Трибунал сконцентрировался на сербских военачальниках и политиках – таких как Младич и Караджич".

В таком жестком этническом конфликте не может быть виновата одна сторона, убеждена Алла Язькова. И именно из этой посылки Гаагский трибунал должен исходить, рассматривая дело Караджича: "Надо судить и тех, и других. Потому что уже после войны, после учреждения Гаагского трибунала был вскрыт ряд преступлений, совершенных против сербского населения".

По словам эксперта, нынешний однобокий подход к рассмотрению в Гаагском трибунале событий 1992-1995 годов, происходивших на территории бывшей Югославии, во многом связан с личностью Слободана Милошевича. Изначально, вся пропаганда - и европейская, и в значительной степени евроатлантическая, была построена на том, что Милошевич как лидер сербских коммунистов – последний диктатор на Балканах – является главным виновником начавшейся войны.

"Такое необъективное отношение я лично сама наблюдала, - рассказывает Алла Язькова. - Когда разгорелся этот конфликт, я была в Вене, и у меня не было другого источника, кроме CNN. А по CNN беспрерывно, круглосуточно крутили кадры: бегут несчастные косовские албанцы, и за ними гонится сербская армия. Если взять и раскрутить эту ситуацию глубже, то совершенно очевидно, что руки албанских лидеров тоже были по локоть в крови. Но общий настрой был такой: Милошевич - диктатор на Балканах. От него все и пошло".

Следует отметить, что полномочия трибунала, судящего Радована Караджича, скоро истекают, вследствие чего, теоретически, Караджич мог бы быть отпущен. Однако это вряд ли произойдет – по крайней мере, в ближайшее время. "Не исключено, что полномочия могут быть продлены, - полагает Язькова. - Очень уж боевой настрой с той стороны - наказать этих военных преступников. Ведь речь идет и том, что Сербия подала заявку на вступление в Евросоюз".

"Тут очень сильно все перепутано и переплетено одно с другим, - подводит итог Алла Язькова. - С Караджичем несколько сложнее.  Что касается генерала Младича, который до сих пор в бегах, – его-то вина очень легко доказуема. Потому что он руководил армией, истреблявшей мусульманское население в Боснии. И в основном вся боснийская кампания на нем. Караджич был политическим лидером, он все это одобрял, но в меньшей степени был замешан в непосредственных преступлениях. Если бы я была судьей, я бы, осудив Младича, все-таки, отпустила бы Караджича".