В Афганистане объявился буревестник "цветных революций"

Аэропорт Кабула – концентрированный образ беды и трагедии Афганистана, битва за который еще не закончена. Как изменилась жизнь в стране за неделю?

"Талибан" (запрещен в РФ) стягивает силы к Панджшерскму ущелью, где под командованием Ахмада Масуда создается ополчение. Как сообщает телеканал "Аль Арабия", боевики выдвинули лидеру сопротивления ультиматум – 4 часа на то, чтобы сдаться, в противном случае они начинают наступление. При этом сам Масуд-младший, сын Ахмада-Шаха Масуда, Панджшерского льва, воевавшего с талибами в 90-е, уже опроверг слухи о том, что он готов примириться с новой властью. Более того, по его заявлениям, силы вновь созданного "Северного альянса" под своими прежними знаменами уже завершили подготовку к обороне.

"У нас есть боеприпасы и оружие, которые мы терпеливо собираем со времен моего отца. Если полевые командиры "Талибана" начнут нападение, они, конечно, столкнутся с решительным сопротивлением с нашей стороны", – сказал Масуд-младший.

Судя по всему, политические переговоры с талибами провалились. И теперь из Панджшера, а это всего в ста километрах от Кабула, что по афганским меркам совсем близко, правительственные войска, поменявшиеся ролями с мятежниками, предприняли первые попытки наступлений, получив контроль над несколькими уездами в соседней провинции Баглан – это в противоположную сторону от Кабула. Но, возможно, целью повстанцев является Мазари-Шариф, город, всего неделю тому назад сдавшийся талибам почти без боя.

Яркая иллюстрация того, как все смешалось на афганской земле, – на верность талибам присягает Хашмат Гани, младший брат свергнутого и бежавшего в Объединенные Арабские Эмираты президента Ашрафа Гани. Талибы создают себе имидж тех, кто умеет держать слово. Они ведь обещали всем, кто будет сотрудничать, амнистию. А тем, кто откажется, пока ничего не обещают.

В Сети распространяются кадры преследования людей, которые, как посчитали талибы, замешаны в воровстве. Осужденных без суда избивают и мажут лица дегтем. Местные СМИ сообщили о казни четырех военачальников, служивших прошлой власти. Афганский журналист публикует видео, снятое на стадионе, где, по его словам, и проходила казнь. А низложенного начальника Службы безопасности провинции Багдис Хаджи Муллу Ачакзая расстреляли ночью и без свидетелей, при этом по традиции террористических группировок убийство было снято на камеру. Подлинность этих жутких кадров, кем-то и для чего-то слитых в Сеть, пока не подтверждена.

Разумеется, в стране есть те, кто приветствуют возвращение талибов, и те, кто ни при каких условиях не готовы его принять. И первые ростки гражданского неповиновения влекут жестокое наказание. В Джелалабаде в ходе беспорядочного огня, который открыли боевики, погибли по меньшей мере 3 человека, 12 получили ранения. Так новая власть обошлась с теми, кто вышел на акцию протеста и посмел прикоснуться к белым знаменам "Талибана". Протестующие сняли их с высокой городской арки и водрузили там государственный флаг страны.

Немецкие и британские СМИ сообщают, что "Талибан" активизировал поиск людей, которые сотрудничали с НАТО и прежним правительством, угрожают их семьям.

Сами талибы шлют противоречивые сигналы о том, как они собираются править Афганистаном на этот раз. У них как-то уживаются обещания не ограничивать в правах женщин, учитывать мнение разных меньшинств и даже позвать их в руководящие структуры и в то же время установка на жесткую централизованную власть и общество, которое будет жить по законам шариата. Первая женщина, которая заняла высокий пост в прежнем афганском правительстве, работала в системе МВД. Хосна Джалил, уверена, что вот эта – вторая – часть талибской программы и будет в конце концов применяться на практике.

"Они уверяют, что у женщин будут их основные права, но действия талибов на местах говорят о другом. Поэтому женщины напуганы, они боятся вновь оказаться запертыми в своих домах, как это было во время режима "Талибана" до 2001 года", – сказала Хосна.

Но режим образца 2021-го знает, что самое мощное оружие нового времени – это социальные медиа. И там создается образ талибов, которые защищают граждан, талибов, которые ремонтируют дороги, талибов, которые занимаются спортом. Финал афганской Лиги по футболу после матча в Герате. Представители "Талибана" вручают кубок победителю.

Политический лидер талибов Абдул Гани Барадар прибыл в Кабул, чтобы формировать новое инклюзивное, то есть с включением разных политических сил, правительства. Барадар пока выступает в качестве премьер-министра талибов и главы МИД одновременно. Он считается политическим лидером движения, потому что есть еще духовный.

Глава талибов – Хайбатулла Ахундзада. Он на своем посту с 2016 года. А вот Барадар стоял у истоков "Талибана" вместе с Муллой Омаром. В 2010-м стараниями ЦРУ и пакистанских спецслужб оказался в тюрьме, а 8 лет спустя при содействии американцев его освободили. И именно он подписывал с Вашингтоном сделку, согласно которой "Талибан" должен был сложить оружие и прекратить военные действия. Этими договоренностями талибы, мягко выражаясь, пренебрегли.

20 лет американцы с британцами, пока им это не надоело, обучали афганцев демократии и либерализму. И в каком-то смысле в этом преуспели. По крайней мере, молодежь привыкла жить в стране, где есть развлекательное телевидение, яркая реклама, поп-музыка, где женщины могут краситься, носить что захотят, и спокойно прогуливаться в парках в одиночку.

На днях из страны сбежала известная певица Арьяна Саид, которая решила: больше ей вот так на стадионе уже не спеть. На телеканалах кого-то увольняют, как, например, ведущую Шабнам Хан Давран, которая много лет отработала в компании. Кому-то еще позволяют выходить в эфир, делать репортажи, брать интервью у представителей новой власти. А вот телеведущая Мена Ховайда несколько дней не решалась показаться на улице.

В провинции Газни, как сообщают афганские СМИ, женщинам запретили выходить в эфир на радио, а самим радиостанциям – транслировать музыку. А в Мазари-Шарифе кратно вырос спрос на паранджу. Некоторые жительницы Кабула, в котором сейчас закрашивают женские лица на вывесках магазинов и свадебных салонов, отважились выйти на пикет за свои права. Другие бьют тревогу в соцсетях и оплакивают свою погибшую, как им кажется, страну.

Корреспондентке CNN Клариссе Уорд, которая всю неделю появлялась на людях только в хиджабе, в итоге указали на то, что теперь ей нужно надеть еще и никаб. В итоге журналистка сделала последний свой репортаж уже из машины по пути в аэропорт и с летного поля, под охраной американских морпехов. И улетела домой в США.

Тысячи еще сидят под открытым небом сутки напролет, а американские военные бросают им сухие пайки, в которых некоторые афганцы обнаружили свинину и сочли это за оскорбление. Несчастных отчаявшихся людей постоянно теснят то талибы, то западные военные, отгоняют дубинками, дымовыми шашками, автоматными очередями.

Свежие кадры из аэропорта, точнее, с летного поля, куда прорвались толпы беженцев. По данным Минобороны Великобритании, только в результате этого инцидента погибли семь человек. В результате ли давки, автоматного огня или под колесами бронетехники, которая двигалась наперерез бегущим.

Российское посольство в Кабуле организует спецборт для российских граждан, которые сообщили о желании уехать. Когда аэропорт начнет обслуживать регулярные рейсы, никто не знает.

После ухода войск коалиции боевикам достались тысячи единиц стрелкового оружия, бронированные автомобили, вертолеты. Этот военный смотр талибы провели в провинции Забул. Засмотревшись на белоснежные халаты, можно не заметить, что все бойцы вооружены американскими автоматами. В Кабуле некоторые подразделения талибов неотличимы от натовских. Британские журналисты сделали стоп-кадр и внимательно изучили экипировку: винтовка М4,защитные очки, шлем американских спецподразделений, качественная броня. В бывшем штабе НАТО, где накануне бегства уничтожили всю оргтехнику с важными данными, в руки талибов попали устройства сбора биометрических данных и сами данные – сетчатки глаз, отпечатки пальцев, полный пакет сведений о личностях тех, кто сотрудничал с силами коалиции.

Силы сопротивления на севере Афганистана попытались просить у Запада поддержки в виде поставок вооружения, но ответ не последовало, хотя помимо Ахмада Масуда, за которым память и авторитет отца, в Панджшере находятся первые лица низложенного правительства: И министр обороны, который публикует в Twitter карту страны, где зеленым на красном – маленькая, но неприступная провинция, которую еще не удавалось взять талибам. Здесь же и вице-президент Амрулла Малех, к которому по Конституции после бегства Гани перешли властные полномочия.

Салех еще в конце 80-х воевал под командованием Ахмад Шаха Масуда. Потом работал в посольстве в Душанбе и учился в США, при Хамиде Карзае стал главой Управления национальной безопасности Афганистана. Затем новый виток карьеры, и вот он снова в компании Масуда, только младшего.

С Запада в лагерь Ахмада Масуда и его сторонников пока приехал только Бернар-Анри-Леви, французский глобалист, которого называют буревестником "цветных революций". Он всегда появляется там, где шатаются режимы и царит хаос. По словам философа, он увидел, что сопротивление талибам началось. Впрочем, успехи его пока ничтожны. Флаг над зданием муниципалитета в провинциальном городке водрузили, вопрос, как долго он там продержится.