Москвича уволили с нецензурной формулировкой

Москвича уволили с нецензурной формулировкой

Послали на три буквы, а оказались в суде: одной из самых обсуждаемых новостей в Москве стало увольнение работника с письменной фиксацией в трудовой известного емкого адреса, заверенного печатью и подписью генерального директора. Именно туда, по его мнению, должен отправиться Николай Каковкин. В ответ адресат выдвинул свои претензии к компании и отправился в суд.

Маленькая дочь Каковкиных еще не умеет ни писать, ни читать — в книжках ее интересуют разве что картинки. Их, к счастью, в папиной трудовой нет. Когда Николай достает документы, его жена уносит ребенка из комнаты — не для детских это ушей. Да и у главы семьи язык как-то не поворачивается.

Пошел Николай с работы, видимо, в шоке. После того, как генеральный директор широким жестом указал, очевидно, на дверь, внизу он послушно написал — "Ознакомлен". В его трудовой это 21-я запись, но до сих пор работодателям хватало цензурных слов.

Николай уверен, что с работы его выживали. Он был диспетчером в интернет-магазине и там же подрабатывал шофером. Заказы развозил на собственной машине, которую, как утверждает, заправлял за свой счет. Чеки предъявил компании. Когда там отказались возмещать расходы, подал в суд. Начались взаимные упреки, а через пару месяцев директор указал бывшему водителю известный маршрут. "Путевку" выписал прямо в трудовой.

"Он поддельными больничными, какими-то там чеками с каких-то заправок, всякими писульками пожарным, чтобы они проверили наш склад, просто достал компанию, — говорит генеральный директор интернет-магазина Максим Фалдин. – Я ему сказал: "Иди ты вот туда, куда я обычно таких людей посылаю".

Теперь Николай ходит в Басманный суд, как на работу. Правда, оказалось, таких букв, как у него в трудовой, даже в законе нет. "Подобные случаи, к сожалению, в нашем законодательстве встречаются настолько редко, что у уважаемой судьи Калининой просто не хватило слов, когда она увидела это, — констатирует адвокат Николая Каковкина Илья Харий. – И букв тоже не хватило".

Дело рассматривают почти полгода, причем именно рассматривают. Повторять за генеральным директором никто не решается.

"Противоположная сторона должна процитировать и извиниться. А в суде такие фразы нельзя произносить, — поясняет другой адвокат Николая Каковкина Алексей Ирисов. — Но хотя бы за написанное нужно извиниться перед судом и сотрудником".

Кроме извинений, Каковкин требует вернуть ему деньги и очистить запятнанную репутацию и трудовую. С таким посылом отцу двоих детей не устроиться ни на одну работу.

Пока буква закона — на стороне Николая: в трудовой инспекции признали, что его уволили против правил. Вероятнее всего, работодателю придется прикусить язык. Но разбирательство продолжается: следующее слушание нецензурного дела — в сентябре.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере