Операция "Милосердный ангел": уран для Косово

Операция "Милосердный ангел": уран для Косово

Скоро мы будем отмечать 15-летие со дня начала бомбардировок НАТО Югославии — большой европейской страны на Балканах, была абсолютно успешна и несла свой суверенитет с красивым достоинством дружественной нам страны. Теперь ее нет. Югославия рассыпалась на шесть с половиной государств, и не исключено, что ее осколки продолжат дробиться и дальше. Один из осколков бывшей Югославии — Сербия. Столица — Белград. Там живет православный славянский народ, язык которого очень близок нам.

Район Дединье — самый престижный в сербской столице. Сосны, виллы дипломатов. Мавзолей Тито. Рядом — резиденция последнего президента Югославии Слободана Милошевича. Отсюда его увезли для суда в Гаагу, где он в итоге умер в тюрьме — от инфаркта, по официальной версии.

Милошевич не был идеальным лидером, если такие вообще бывают. Но что он мог сделать в 90-е против США и их союзников, которые отрабатывали в Югославии технологии по развалу государства и свержению неугодного режима? Они своего добились, только в Сербии сейчас — безработица, производство упало до рекордной отметки.

"Сербия сегодня оккупирована. Хотя это только формально. Но Западу здесь принадлежит все", — сказал доцент Центра стратегического сотрудничества Драгомир Анджелкович.

Война за господство на Балканах в 90-е начиналась с национальных распрей в Хорватии и Боснии. Закончилась тем, что страны НАТО, нарушив все международные нормы, стали наносить по Сербии бомбовые удары. В Белграде одна из ракет попала в посольство Китая, другая уничтожила телецентр. Почти все, кто находились в это время в здании, были убиты.

Считается, что во время тех событий в Сербии погибли около трех тысяч человек, но, как теперь выясняется, отдаленные последствия натовских бомбардировок могут оказаться намного тяжелее.

Воюя против сербов в Косово, НАТО активно использовало сверхмощные боеприпасы с обедненным ураном — побочным продуктом обогащения урановой руды. По сути это отходы, которым нашли военное применение.

"Такие боеприпасы позволяют легко уничтожать бронетехнику. Но самое страшное — это заражение местности", — пояснил генерал-майор армии Сербии в отставке Лука Кастратович.

Британский ученый Роджер Когхилл еще в момент бомбардировок предсказывал, что применение радиоактивных веществ приведет к вспышке онкологических заболеваний в Сербии.

"Во время взрыва радиоактивные частицы поднимаются в воздух. Они настолько малы, что не сразу падают на землю. Эту пыль разносит на несколько сотен километров. Когда такие пылинки попадают в легкие человека, белые кровяные клетки разносят их по лимфам, происходит заражение организма, и через какое-то время, возможно, 10-15 лет, начинаются необратимые процессы в иммунной системе. Одной такой частицы достаточно, чтобы убить вас", — сказал биолог.

Программист Предраг Стеванович не имел никакого отношения к политике, но в конце 90-х он был призван в сербскую армию как резервист. Во время бомбардировок его подразделение находилось в Косово. Четыре года назад Предраг умер от неизлечимой болезни.

"У него был рак мозга. Метастазы обнаружили и в легких. Ничего нельзя было сделать. Это произошло спустя шесть лет после Косово. До этого мой брат был абсолютно здоровым человеком. Говорят, что место, где стояла его часть, особенно сильно бомбили ураном, оттуда даже продукты теперь нельзя брать. Меня возмущает то, что эта операция НАТО называлась "Милосердный ангел". Сколько людей погибло, сколько сейчас продолжают умирать!" — негодует сестра Предрага Виолетта Стеванович.

На столе у председателя Совета ветеранов города Лисковац Душана Николича — целая стопка заключений о смерти бывших военнослужащих армии Сербии.

"Это ветераны боевых действий в Косово, которые умерли спустя годы после конфликта. Таких случаев в Сербии много. Только в нашем маленьком городе — двести умерших. Причина — заболевание раком. Все это из-за того, что НАТО бомбило нас обедненным ураном", — уверен Душан.

Сербские онкологи обеспокоены растущим количеством больных людей, но на Западе их мнение никому не интересно.

"На международной конференции один мой коллега из Франции сказал, что ему смешно об этом слышать. А мне совсем не смешно, потому что это мой народ и моя земля, которую бомбили", — возмущен директор онкологической клиники Белграда Радун Джодич.

Эксперты ООН считают, что большая часть воды в Косово непригодна для потребления. Но власти США упорно настаивают, что применение обедненного урана не вызывает негативных последствий.

"Мой брат тоже был на этой войне. Умер недавно в Институте онкологии. Мы все теперь гадаем, кто из нас следующий", — сказал генерал-майор сербской армии в отставке Милош Джошан.

Из Белграда выжимают официальное признание независимости Косово. В обмен — единая Европа. Естественно, когда-нибудь. Но опросы общественного мнения показывают, что своим прозападным политикам здесь не особенно верят.

"Самый популярный политик в Сербии — Владимир Путин. В России мы видим символ нашего возрождения", — отметил Драгомир Анджелкович.

В Сербии любят говорить о том, что помоги им в 90-е годы Россия, на Балканах можно было бы избежать многих трагических событий. Но Милошевича сербы скинули собственными руками, здесь была своя "оранжевая" революция, которую финансировали из-за границы. С тех пор прошло уже 13 лет, но обещанное благополучие так и не наступило.

Уроки недавней сербской истории показывают, что западные деятели, когда им что-то действительно надо, в методах совершенно не стесняются. Надо — будут бомбить радиоактивными отходами. Затем подвесят очередную морковку в виде гипотетического вступления в Евросоюз. Гарантии? С Милошевичем тоже вели переговоры и обещали многое, но закончил он, как известно, в гаагской тюрьме.

Сегодня