Шувалов: для жестких сценариев в бюджете есть резерв

Шувалов: для жестких сценариев в бюджете есть резерв

О мировых ценах на нефть, внутренних на продукты с лекарствами и о курсе рубля, доллара, евро в интервью программе "Вести в субботу" куратор экономического блока в правительстве, первый вице-премьер Игорь Шувалов.

- Игорь Иванович, есть разные теории в отношении того, в чем состоит природа решения ОПЕК. Теория заговора, несогласие отдельных членов ОПЕК друг с другом. Ну, впрочем, это их дело, их клуб. А сухой остаток заключается в том, что после того, как они решили не сокращать добычу, цена на нефть пошла туда, куда она пошла, сформулируем это так. Насколько неожиданным это является для российских властей?

- Это не было совсем неожиданностью, больше того, мы – Банк России, правительство, экономические эксперты администрации президента – внимательно следим все последние месяцы за тем, что происходит на рынке нефти. Помимо того, что мы обычно следим за такого рода решениями ОПЕК, в этот раз мы делали прогноз, смотрели, какие действия было бы целесообразно предпринять российскому правительству. В первую очередь мы должны защищать свои интересы, а не основных стран, которые добывают нефть и входят в этот картель. Интересы России в настоящий момент – это не сокращать добычу нефти. И мы понимали, что ОПЕК не примет решения о сокращении, больше того, мы к этому решению никак не подталкивали и никак не подсказывали, что такое решение нужно принимать. В настоящий момент такое решение защищает интересы российских нефтяных компаний, в том числе и интересы российского бюджета, и для нас это планируемые действия, мы понимали, что, безусловно, это будет связано с ценой рубля, поскольку сегодня плавающий курс. Рубль, безусловно, реагирует на изменения цены на энергоресурсы, но все эти мероприятия нами просчитывались. И больше того, мы понимаем, как реагировать.

- Игорь Иванович, вернемся на полшага назад. А почему Россия была не заинтересована в сокращении добычи? Ведь, в принципе, чем меньше нефти, тем дороже она стоит, тем выгоднее нам? А вы говорите о том, что мы в этом как раз, напротив, заинтересованы?

- Вы знаете, позиция на рынке – это не однодневная работа. Нужно потратить много лет и сил, чтобы занимать определенную нишу на рынке, и, как эксперты говорят, одной из основных причин падения цены на нефть является то, что некоторые арабские страны, добывающие нефть, таким образом себя позиционируют, как бы выдавливая сланцевую нефть...

- Из Соединенных Штатов...

- С международного рынка. И мы понимаем, что если это позиционная, нельзя сказать, что война, оппозиционные действия происходят, преследуя цель как бы застопорить или утвердить свое положение на рынке, мы тем более в этот момент не должны ничего делать, для того чтобы свои позиции сокращать.

- Потому что это, в свою очередь, сохраняет и наши позиции?

- Мы должны твердо стоять на том, что мы абсолютно стабильный поставщик энергоресурсов на международный рынок. И всем тем, кто будет заинтересован в потреблении наших ресурсов, мы такую возможность должны давать.

- Игорь Иванович, на встрече с руководством французской нефтяной компании Total президент Путин сказал о том, что, по его прогнозам, цена на нефть стабилизируется в начале следующего года. Потом один из ваших подчиненных, министр энергетики Новак, в Сочи же сказал в пятницу, что его прогноз даже 85-90 долларов за баррель. Он позволил себе такой прогноз, а на чем основаны эти прогнозы о том, что нефть стабилизируется и даже вырастет в обозримом будущем?

- Мы действительно считаем, что цена должна пойти вверх, это объективно, поскольку наступил период холодов, и энергоресурсов будет потребляться больше. Все эксперты предсказывают повышение цены на энергоресурсы, на нефть и газ. В какой степени и до каких пределов? Нам, конечно бы, хотелось, чтобы это было больше, но, в любом случае, у нас есть определённый запас прочности, и даже если эти прогнозы о более высокой цене и более высоких темпах возвращения к цене, которая нас утраивает, не будут оправданы, у нас есть запас прочности, нам не о чем пока волноваться.

- А как же у нас есть запас прочности, если бюджет был утвержден буквально днями Думой исходя из 96 долларов за баррель, а сейчас нефть устремилась туда, куда она устремилась?

- Действительно, мы считали, что 96 по нашему бюджетному правилу, а вместе с дефицитом который будет утвержден на будущий год, это 0, 6%, приблизительно 99-100 долларов за баррель. Но при измененном правиле определения стоимости бивалютной корзины никаким образом на доходную часть бюджета это не влияет, поскольку меняется курс. Рубль и правда становится дешевле, но наполняемость бюджета при этом не меняется. И все обязательства, которые есть у федерального бюджета, будут исполнены в полном объеме.

- А еще я читал о том, что в бюджете есть некий резерв на случай как раз снижения цен на нефть.

- Мы ежегодно предусматриваем определенный резерв для антикризисных мероприятий, но это не связано с измененной ценой. В случае если цены на энергоресурсы будут падать и если не будет пополняться доходная часть федерального бюджета, мы будем использовать резервный фонд, который определен законом. Но установка президента, и в правительстве этой установке жёстко следуют, что понапрасну на пустые цели резервы не тратить, резервы должны быть потрачены в крайнем случае только на цели модернизации экономики или поддержания бюджетной стабильности. Поэтому сейчас нет никаких разговоров в правительстве о том, что мы должны использовать резервы. Вообще мы, когда планировали бюджет на следующую трехлетку, имели в виду, что даже в таких жестких условиях бюджет будет исполняться, и одновременно мы будем пополнять резервный фонд.

- Что-то откладывать еще?

- Да, наполнять резервные фонды. Если ситуация будет развиваться жестко, мы не будем пополнять резервные фонды, мы будем выполнять бюджетные обязательства.

- А денег для плана все равно хватает?

- Да, но даже если будет не хватать, если вдруг ситуация будет идти по самому жёсткому сценарию, есть резервные фонды, которые мы можем и должны будем использовать.

- Есть некоторое лукавство в рассуждениях о том, что все хорошо, потому что недавно объявленный плавающий курс рубля привел к тому, что курс изменился. И вот, скажем так, это компенсация низких цен на нефть. Но что делать людям? Хорошо. Тех, кто ездит за границу и обменивает рубли на доллары и евро, меньшинство, забудем об этом меньшинстве. А что делать широкому слою людей, которые покупают импортные лекарства и импортное продовольствие? Это уже не 5-10 процентов населения, это практически основная часть населения.

- Да, вы сейчас говорите о проблеме, которая существует. Это проблема высокой инфляции. А растут цены как раз из-за того, что меняются правила определения бивалютной корзины. Это значит, что за импортный товар, будь то продовольствие или лекарственные средства…

- Я взял наиболее для народа пригодные...

- На что в основном обращают внимание наши граждане — это лекарство и продовольствие. Домохозяйствам приходится за это платить, конечно, дороже. Борьба с инфляцией – сейчас задача номер один для правительства и Банка России, и президент говорит о том, что теперь это совместная задача, это наша совместная ответственность, хотя по закону это в первоочередном порядке ответственность Банка России. Но правительство не устраняется от этой работы. Будем вместе работать, чтобы инфляцию поставить под контроль. Банк России опубликовал свои планы, представил их в Государственную думу, и мы все будем стремиться к тому, чтобы в среднесрочной перспективе подойти к инфляции около четырех процентов.

- Вот примерно об этом Эльвира Набиуллина, сидя на вашем месте две недели назад, говорила. Вы остаетесь на этой позиции?

- Мы остаемся на этой позиции. Понятно, что в краткосрочной немедленной перспективе эти параметры недостижимы, и основным нашим обязательством сейчас является разворачивание планов по импортозамещению. Наполнению российского рынка отечественной сельхозпродукцией и продуктами питания мы научились за несколько лет, особенно за последние лет 8 мы осуществили большое количество проектов. Эти проекты большей частью успешны. Теперь мы разворачиваем промышленные проекты,и тогда нам никакие проблемы, связанные с изменением курса, будут не так страшны. Или с падающей ценой на нефть, потому что произведенное в РФ не так будет зависеть от внешней конъюнктуры. Нужно научиться как можно больше потреблять и производить, и потреблять отечественное.

- Что ж, позиция правительства после случившегося на ОПЕК понятна. Игорь Иванович, мы с вами в сентябре, записывали интервью, и вы тогда сказали о своем видении экономического курса как большей экономической свободы. Вот прошло 2,5-3 месяца, вы там же находитесь по своим взглядам на жизнь?

- Вы знаете, совсем скоро президент выступит с Федеральным посланием, основные направления внутренней и внешней политики определяются президентом. Президент сейчас очень активно работает с правительством. Серьезно готовится. Поэтому, я думаю, что лучше немного подождать и буквально через неделю мы все услышим.

- Да, меньше, чем через неделю.

- Мы также услышим и основные направления экономической политики.

- Ну, что ж, спасибо, Игорь Шувалов, первый вице-премьер российского Правительства был гостем нашей студии.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере