Тема:

Кризис в Греции 24 месяца назад

Дефолт Греции: до банкротства Афин остались минуты

Дефолт Греции: до банкротства Афин остались минуты

Министры финансов еврозоны начинают экстренную телефонную конференцию по ситуации вокруг Греции. Несколько часов остается до того, как Афины будут признаны банкротом. Министры обсуждают, продлевать ли финансовую помощь Афинам в рамках так называемого европейского механизма стабильности. Это единственное, что может предотвратить или хотя бы отсрочить дефолт Греции. Европе в случае греческого дефолта сильно не поздоровится.

Где еще в Афинах спрашивать — какая монета лучше? У памятника драхме. В 2001 году ее увековечили, думали — навсегда.

"Возврат к драхме — это будет худшее, что только можно представить для Греции", — говорит мужчина.

"Драхму я не помню, но для страны будет лучше вернуться к своей валюте", — считает молодая гречанка.

"Категорически драхма. К евро мы были не готовы", — уверен еще один из опрошенных мужчин.

5 лет этому кризису, а у греков в голове одни вопросы: про драхму — еще самый простой.

"Как вы будете голосовать за согласие с кредиторами "да" или "нет"?" – спрашивает телефонистка при соцопросе.

- Скорее всего, да...

"Так да или вы еще не решили?" – уточняет социолог.

С 29 июня во всех агентствах по опросу общественного мнения аврал. С 10 до 20 часов в две смены у населения пытаются выяснить — прав ли Ципрас, объявив референдум, довольны ли вы безрезультатными итогами переговоров и нужно ли Греции обратно из Европы?

Данные нужны срочно — все, о чем спрашивали всего неделю назад, можно выбрасывать.

Последний опрос, заказанный газетой To Vima ("Трибуна") в прошлую пятницу — 26 июня: поддержка правительства — у 48 процентов респондентов, гордость и радость за его действия — у половины. Но потом закрылись банки.

"Все предыдущие недели люди считали, что нужно найти компромисс и жить в согласие с ЕС. Банки еще работали. Но как только на банкоматы поставили лимит, и Ципрас сделал заявление о референдуме — все изменилось. Вроде бы и формулировка простая — но люди не знают, что отвечать на референдуме. "Нет предложению кредиторов" — это значит автоматически нет евро, нет и ЕС?" – задает вопросы президент компании MARC по социальным исследованиям и коммуникациям Томас Геракис.

Ни на угрозы, ни шантаж я отвечать не буду — в интервью государственному каналу Алексис Ципрас до неприличия откровенен. Ему терять нечего: он знает, что уйдет, если население попросит согласиться на третий пакет помощи, и потому впервые в дипломатической практике население знает все подробности переговоров.

О желании провести референдум Ципрас сообщил и Ангеле Меркель, и Франсуа Олланду. Вечером 27 июня никто не сопротивлялся, удивление — это было на камеры. Кабинет министров готов ко всему — и к отставке, и к дефолту, к драхме и помощи, как народ решит, так и будет. Все карательные, как их здесь называют, предложения кредиторов известны — увеличение НДС сокращение зарплат и пенсий.

"Решение будет принято греческим народом, — подчеркивает премьер-министр Греции Алексис Ципрас. – Если люди захотят бедности, которая не даст нам поднять головы, захотят иметь тысячи молодых людей, выезжающих за границы в поисках работы, захотят высокий уровень безработицы и высокие кредиты, мы будем уважать этот выбор. Но мы не будем служить ему. С другой стороны, мы должны вместе создавать будущее. Вся власть в руках народа. Решение – за народом".

Редко такое увидишь на Синтагме — массовая демонстрация в поддержку правительства. 5 лет здесь били стекла и кололи брусчатку, чтобы бросать в парламент, который один за другим принимал и одобрял меры экономии в обмен на кредиты и просил население потерпеть. Сегодня население просит потерпеть Ципраса, в полночь — время "Ч" — денег у минфина на перевод в МВФ нет. Это знают не только в Греции.

Что случится, если до ноля часов по среднеевропейскому времени Греция не выплатит МВФ полтора миллиарда евро? В разной степени, но все стараются избегать слова дефолт. С точки зрения Международного валютного фонда, случится просрочка платежа. Крупнейшие рейтинговые агентства ориентируются на частных кредиторов и, кажется, вообще не собираются давать этому какое-либо определение, что не помешало им, впрочем, снизить греческий кредитный рейтинг как раз до совсем уж помоечного уровня ССС-.

Европейский центробанк, усилиями которого в греческих банкоматах еще шуршит какая-то наличность, пока не определился ни с терминологией, ни с тем, как реагировать на "просрочку платежа". Но меньше всего называть вещи своими именами хочется европейским политикам, потому что дефолт Греции, от которого они пытались спасти еврозону в течение шести лет, в среднесрочной перспективе, отделяющей многих от выборов, может привести их собственный рейтинг в преддефолтное состояние.

Поэтому их главная надежда на то, что референдум 5 июля не станет бесславным итогом их многолетних усилий. И в этом смысле объяснимо встрепенулись не только люди во власти, но и те в оппозиции, кто, как прошлый президент Франции Саркози, на что-то претендуют и в будущем.

"Сегодня вечером, ровно в полночь по центральному европейскому времени прекращается программа помощи. И у меня нет никакой новой информации по этому вопросу. Очевидно, что сегодня в полночь мы не прерываем полностью связь с греческими партнерами. Иначе мы не были бы Европейским союзом. Для переговоров дверь остается открытой. Больше мне сказать нечего", — заявляет федеральный канцлер Германии Ангела Меркель.

"Вопрос заключается в следующем: если Еврогруппа поддастся на шантаж Ципраса, то кто будет доверять еврогруппе? Вопрос не в том, как спасти Грецию от ведущего ее ко дну Ципраса, а в том, как защитить доверие к еврогруппе", — поясняет тревогу европейцев лидер партии "Союз за народное движение", а с 2007 по 2012 годы президент Франции Николя Саркози.

Эти переговоры в последнюю неделю Брюссель и Афины чаще всего называли "шантажом". Элементы его, скорее всего, присутствовали с обеих сторон, поэтому правильнее называть процесс войной нервов.

И в Брюсселе, который всякое свое предложение называл "последним", но потом появлялось следующее, они пока кажутся не такими крепкими, как у греческих властей.

Очередной компромисс, с которым выступил председатель Еврокомиссии Юнкер, касаются повышения НДС для туристического бизнеса не до 23, а только до 13,5 процента, — на столе у Ципраса.

Но министр финансов Германии Шойбле, от имени всех экономистов-практиков полон скепсиса.

"Как мы можем доверять правительству, которое принимает определенные решения, а потом призывает граждан голосовать против этих решений? Это абсолютно не способствует установлению доверительных отношений. Мы не можем вести дела в Европе подобным образом. Так мы не продвинемся вперед", — констатирует министр финансов Германии Вольфганг Шойбле.

Каким бы тяжелым не было расставание, многим профессионалам в Европе это представляется самым разумным выходом из ситуации. Для Греции возврат к драхме обозначит дно кризиса, на котором, конечно, придется некоторое время полежать, прежде чем начнется всплытие. Для еврозоны — освобождение от балласта, пусть и с определенными финансовыми потерями, тоже может пойти на пользу, и тут есть только одно "но". Греция не уникальна, и не только в том смысле, в котором про нее упомянул испанский премьер Рахой.

"Еврогруппа состоит из 19 стран. Не может быть такого, что 18 из них соблюдали установленные правила. А одна – нет", — подчеркнул председатель испанского правительства Мариано Рахой.

А еще и потому, что как раз Испания с ее 25-процентной безработицей имеет все шансы проследовать по тому же пути на выход, по которому Грецию ведет леворадикальное правительство Ципраса. Поводыри есть — партия с говорящим названием Podemos ("Можем") — набирает очки и полностью сочувствует политике греков в отношении внешних кредиторов.

"Мы уверены, что именно политика жестких мер привела греческий народ к подобной ситуации. Абсолютно недопустимо подобным образом шантажировать греческий народ", — считает представитель партии Podemos Рафаэль Майораль.

Потерю 315 миллиардов евро, вкачанных в Грецию за 6 лет, можно будет как-то пережить, но это будет значительно сложнее повторить, если дефолт объявит страна, которая в условиях тотальной экономии умудрилась за 2014 год набрать взаймы 70 миллиардов. И сейчас ее внешний долг составляет один триллион и почти восемьсот миллиардов евро.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере