Путевка в Халифат: ИГИЛ вербует новобранцев даже в СИЗО

Путевка в Халифат: ИГИЛ вербует новобранцев даже в СИЗО

В пятницу Интерпол объявил в международный розыск россиянина Анатолия Землянку, более известного как Джихади-Толик. Того самого, который зверски расправился с 23-летним чеченцем Магомедом Хасиевым. Кадры преступления появились в Сети две недели назад. Как становятся убийцами и кто они — вербовщики в ряды террористов?

Последнее письмо домой от приемного сына семья Хасиевых перечитывает со слезами. О том, что Магомед уехал в Сирию, ни мать, ни тетка даже не подозревали. Говорят, что чуть ли не упали в обморок, когда увидели его на тех страшных кадрах из Интернета, где их 23-летний Магомед принимает страшную мученическую смерть.

Игиловцы заподозрили Магомеда Хасиева в работе на российские спецслужбы. И вот он уже в оранжевой робе, приговоренный к смерти, стоит на коленях перед телекамерой. Приговор приводит в исполнение тоже русский.

В этом, уже с трудом говорящем на родном языке палаче-головорезе, жители городка Ноябрьск, что на Ямале, узнали своего соседа и одноклассника Анатолия Землянку.

Занимался спортом, качался, но чтобы Толик по кличке Баркас стал Таймуллой?..

"Это ведь не первый случай в Ноябрьске. Еще один наш спортсмен оказался там, уже погиб", — говорит тренер по карате Артем Силин.

Нашей съемочной группе удалось снять человека, которого подозревают в том, что он кует кадры для террористов. Это Абдул Хаким, живший в Средней Азии и в Тюмени. Хаким проповедовал в старом храме Ноябрьска. Толика вспомнил сразу: "Он в мечеть ходил. Здоровался. Его звали Таймулла. Со мной тоже не общался. Отдельно ходил, свои дела делал, уходил".

По мнению имама, Абдул Хаким – ловец заблудших душ. Поймать за руку самого ловца дело почти безнадежное.

Россия. Дагестан. 80-летняя Мазият Салихова пытается прижать к себе внучку. Но та сторонится и все время плачет. Мася за свои неполные три года успела пережить многое – поменять семью, родину, язык. Так захотела мать.

Тетя Хабиба с ужасом вспоминает прошлый год, когда узнали, что, бросив все, их невестка забрала трех дочек и бежала с ними за границу.

Сирия — прозвучало в тихой горной деревне, как гром среди ясного неба. Жена сельского учителя физкультуры, уважаемого Артура Салихова, уехала в "Исламское государство" (запрещенная в России террористическая организация – ред.) на джихад и дочерей утащила. Отец, недолго думая, собрался и поехал в ИГИЛ вызволять своих дочерей. Сделать по доброй воле себя потом и дочек женами джихадистов — уму непостижимо, говорить на эту тему Артур не хочет: "Просто я уже устал от этих тем. Туда дорога открыта, оттуда не так просто".

Войти, действительно, оказалось просто. Туда Артур добрался без особых приключений, на границе сказав заветные слова "ДАИШ" или по-русски "ИГИЛ".

Его тут же познакомили с проводниками в ИГИЛ. Девочек нашел без особого труда. Они всегда были с отцом на телефонной связи. Оставалось только доказать исламистам, что непутевой жене он дает развод, а по закону шариата дети обязаны остаться с ним.

Но забрать детей у жены, которые к тому времени уже жили по шариату и ходили чуть ли не в парандже, это только полдела. Предстояла самая сложная задача — вернуться самому в родной Дагестан и довезти туда девочек.

Побег готовили тщательно. Не имея ни друзей, ни знакомых, не зная языка, полагаясь на волю Аллаха, Артур отправился в обратный путь. Только он и девочки. Судьба бывшей жены его уже не интересовала. На границе детей пришлось перебрасывать через колючую проволоку.

Отсюда открывается прекрасный вид на Каспийское море, но это не санаторий, а центральный махачкалинский изолятор. Здесь своего суда ожидают активные участники ваххабитского подполья, террористы и несостоявшиеся смертницы. В камере у каждого Коран. Боевик Деньгаев недавно вернулся из ИГИЛ на побывку, привез с собой целый ворох фотографий. Как на курорте побывал. Теперь придумывает для следователя оправдания. "Мне стало интересно, потому что для меня это первый раз, когда я вижу оружие или какой-то снаряд. Мне интересно", — говорит он. Есть кадры, где он тренируется убивать неверных.

Вернувшиеся из Сирии, по понятным причинам, не очень откровенны. Обычно рассказывают, что были только в учебке, потом им предложили стать смертниками, они испугались и вернулись домой.

Когда Муртазалиев попал в Сирию, у боевиков были горы оружия, а деньги считали мешками. Всем исламистам обещали дома, отобранные у сирийских офицеров.

Начальник махачкалинского изолятора убежден, что вербовка и агитация за ИГИЛ не прекращается даже за решеткой.

"Были случаи, когда молодых, ранее несудимых, в карантинное отделение заводят, 10 дней – он не успевает из карантинного отделения в обычную камеру подняться, он уже завербованный", — говорит Дауд Давыдов, начальник следственного изолятора №1 г. Махачкалы.

Замкнутая среда, где вахабиты и карманники сидят в одной камере, только способствует распространению экстремизма. Кто колебался, станет матерым джихадистом. Того, кто даже понятия не имел о исламе, убедят, что он обрезанным родился.

- Я родился так.

- Как ты родился?

- Ну, не требовалось хирургического вмешательства.

Уже осужденные террористы доступно разъяснили бывшему воришке Сергею Катунцеву, что он избран самим Аллахом для священной войны, и прирожденного мусульманина завербовали в ИГИЛ прямо в иркутской колонии.

"Я отбывал наказание в колонии, там познакомился с одним человеком, он мне объяснил. Потом увидел в новостях, что объявили халифат, и что обязанность мусульман – приехать и жить по шариату. Вот к тому моменту я решил уехать в Сирию", — рассказывает Котунцев.

До Сирии он не добрался, арестовали неофита в Дагестане. Он ждал поддельных документов и примкнул к одной из банд боевиков. Командир поручал ему собирать дань с торговцев алкоголем или просто их грабить.

Раньше для Дагестана это было обычным делом – если коммерсант не делится, то его магазин просто взрывают вместе с покупателями. "По мусульманским законам я невиновен, — убежден Котунцев. — Грех торговать алкоголем и сигаретами".

Пять раз в день Катунцев перед намазом чистит зубы, стелет коврик, разувается, заправляет брюки в носки, чтоб, не дай бог, не было видно голое тело, и обращает свои помыслы в сторону Мекки.

Начальник СИЗО решил бороться с ИГИЛ в отдельно взятом изоляторе. Волевым решением Дауд Давыдов изъял из камер всю исламистскую литературу, оставив только Коран. "Вот эти книги, — показывает он. — Трактуют, как им выгодно. Джихад трактуют совсем не так, как нужно трактовать".

Дауда уже сравнивают с Петром Первым. Он безжалостно потребовал, что бы ваххабиты сбрили сами себе бороды, и жалуется, что в российских изоляторах этому не уделяют должного внимания. Дескать, не все арестованные хотят бриться.

"Надеть наручники, аккуратно побрить, постричь, в порядок себя чтобы привел, искупать, новую чистую постель ему отдать и поднять в карантинное отделение. Это наша работа", — говорит Дауд Давыдов.

Правда, и боевики не спят – отомстили сразу. Один из заместителей Давыдова Равшан Лукманов был застрелен.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере