Эксперт о Ближнем Востоке: в будущем сегодняшнее положение дел может показаться детским садом

Эксперт о Ближнем Востоке: в будущем сегодняшнее положение дел может показаться детским садом

Самое тревожное сейчас — это как легко американцы рассуждают о разделе Сирии. Откуда это?

Из сирийского Алеппо "Ан-Нусру" (запрещенная в РФ организация) выбивают ВКС России и сирийская правительственная армия. Мосул в Ираке, где сидит "Исламское государство" (запрещенная в РФ организация). Собственно, вот она и есть, своего рода "ось" этого "интернационала" боевиков-исламистов.

Посмотрим границы государств, где расположены эти города. Не кажутся ли эти границы странными? В том смысле, что даже в пустынях ландшафт меняется, но граница Сирии и Ирака проходят так, как будто рельефа нет, как будто ее прочертили линейкой. Так ведь так оно и было.

Еще в начале ХХ века все эти страны входили в Оттоманскую империю. А когда после Первой мировой войны эта империя ужалась до Турции, то некоторые ее курдские и все ее семитские окраины стали подмандатными территориями Лиги Наций, а точнее Британии и Франции. Вот для своего удобства они и прочертили многие границы, в общем, произвольно по линейке.

Парижу тогда отошли нынешние Ливан и Сирия. Лондону — нынешние Израиль с Палестиной, Иордания и Ирак, включая Мосул, про который турки считали, что он должен был остаться у них.

Надо сказать, что с этим территориями и у французов, и у британцев действительно не задалось. В рамках деколонизации их они потеряли одними из первых, но границы остались. И, надо сказать, породили некоторые удивительные конструкции. Может, не до конца справедливые, но стабильные, когда преимущественно шиитским Ираком правили сунниты, а преимущественно суннитско-христианской Сирией — шииты. Что с этим конструкциями стало после двух подряд американских вторжений и последовавшей "арабской весны", мы знаем.

- Все говорят, что поддерживают территориальную целостность Сирии, но тщательно избегают слова на букву "Р" – "разделение", хотя оно уже и мелькает на горизонте. Каковы опасности возможного разделения Сирии?

- В ближневосточном словаре такое понятие, как "разделение Сирии", — это ругательство. Страх состоит в том, что, если мы пойдем по пути раздела Сирии, то этому примеру последуют и остальные, — отметил Амр Муса, генеральный секретарь Лиги арабских государств в 2001-2011 годах, министр иностранных дел Египта в 1991-2001 годах.

- Позвольте тогда спросить от имени тех, кто не следит за событиями в регионе: ну, и что?

- Ну, и что, говорите?! Хорошо, смотрите. Это означает, что Ближний Восток со всеми его религиозными течениями, политическими формированиями и так далее столкнется с множеством локальных военных конфликтов. Таким образом Ближний Восток ступит на очень опасный путь.

- И сегодняшнее положение дел покажется детским садом.

- Да, детским садом, где играют дикие дети.

"Если будут какие-то среди развалившихся, образовавшихся вместо Сирии государств, предположим, дружественные нам и которые мы могли бы поддерживать, и будем, наверное…", — сказал Виталий Наумкин, научный руководитель Института востоковедения РАН, член-корреспондент РАН.

- Латакия, где стоят базы.

- Кто будет признавать это государство? Южная Осетия у нас на границе, а кто будет признавать такое государство? Его блокируют с моря, с суши, будут постоянные атаки, нападения. И это будет очень трудно нам выдержать.

"Если произойдет территориальный раскол в Сирии, то мы можем ожидать эффекта домино по всему Ближнему Востоку. Разделение Сирии, в особенности по этническому принципу, — это, на мой взгляд, повторение ошибок, совершенных в Ираке", — считает Набиль Фахми, министр иностранных дел Египта в 2013-2014 годах.

По мнению Леонида Драчевского, исполнительный директор Фонда поддержки публичной дипломатии имени А. М. Горчакова, Сирия — регион, который очень близок к нам и который влияет на ситуацию в России.

- А чем был бы опасен раздел Сирии? Он есть на горизонте.

- Я не могу представить, что из-за каких-то религиозных позиций можно разделить страну. Каким образом ее разделить? Завтра будет суннитское государство, шиитское, но это непринято, — сказал митрополит Нифон, епископ Антиохийской Православной Церкви, представитель патриарха Антиохийского при Московском патриархате.

- Куда христианам деваться, которые в центре Дамаска?

- Нам это непонятно.

- Все всячески избегают разговоров о разделе Сирии, но такая опция на горизонте есть. Чем она опасна?

- Дело в том, что распад в Сирии неизбежно затронет всех соседей, — уверен генерал армии Вячеслав Трубников, старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений имени Е. М. Примакова РАН.

- Извините за наивный вопрос: ну, и что?

- Кому "ну, и что"?

- Нам, например.

- Нет. А Турция? А курды? А Израиль? Поэтому мне представляется, что это то, что как минимум объединяет и соседей. Но, к сожалению, не всегда тех, которых распад Сирии напрямую не затронет.

- Потому что они за океаном сидят, и им, в общем, все равно?

- Совершенно верно.

- А для нас это слишком близко.

- Для нас это непросто слишком близко — для нас это будет означать наш уход из региона.

"Страна, которая от возможного раздела Сирии пострадает больше всего, — это Ливан. Сегодня мы обсуждаем интересы Турции, Саудовской Аравии, Ирака или даже России и США в Сирии, но вы все — одно, а Ливан — другое. Мы очень хотим, чтобы Сирия была единой, нам нужно стабильное правительство в Дамаске", — отметил Наджиб Микати, экс-премьер-министр Ливана.

"Мосул — это операция, которая неизвестно сколько продлится, но американцы хотели бы 8 ноября ее завершить", — сказал Вениамин Попов, директор Центра партнерства цивилизаций Института международных исследований МГИМО.

- К выборам президентским, понятно.

- Конечно, все там поставлено на президентскую кампанию. Но мне кажется, что гладко было на бумаге, но забыли про овраги.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере