Норштейн - о Баталове: его голос можно продавать в аптеке как лекарство

Норштейн - о Баталове: его голос можно продавать в аптеке как лекарство

Тяжелая утрата для российской культуры. В ночь на 15 июня на 89-м году жизни скончался Алексей Баталов, прославленный актер, народный артист СССР, режиссер и выдающийся педагог. Его роли — уже давно классика кинематографа. Фильмы с его участием приносили стране и "Оскар" и "Золотую пальмовую ветвь" Каннского кинофестиваля.

"Незаменимых нет" — это уж точно не про Баталова. Трудно себе представить другого актера в роли Гоши в фильме "Москва слезам не верит" или Бориса в картине "Летят журавли". Талантливый, образованный, безмерно интеллигентный, благородный, тонкий… С неповторимо тёплой интонацией.

Таких не бывает, писали критики о Георгии Ивановиче. Он же — Юрий, Гога, Жора и Алексей Владимирович Баталов. Связанный со своим оскароносным героем настолько, что даже в случайной короткой фразе, сказанной бархатным, с хрипотцой голосом — прежде всего, узнаваемые интонации Гоги. Идеальный слесарь из подмосковной электрички.

Не зря журнал "Советский экран" назвал Баталова "мастером несоответствий". В нем и генетическая близость к народу, и гены родителей-актеров: отец — режиссер, мать — ученица Станиславского. Дом, где бывали Булгаков и Мандельштам. Ахматову маленький Алёша вообще считал приёмной бабушкой, а рос за кулисами МХАТа.

"Я выполнял там разные функции, — вспоминал актер. — Самая главная была — выгонять кошек из-под сцены. Вы можете, как угодно играть — из Гамлета, из Макбета – но, если выходит кошка, — это всё. От нее нельзя оторвать глаз".

Москвич, но родился во Владимире. Но на малой родине Баталова видели редко — чаще он приезжал в Бугульму. Последний раз — в 2008-м, когда его имя присвоили местному театру. Его возглавляла мать Баталова, когда с сыновьями жила здесь в эвакуации, на этой сцене дебютировал и Алёша.

"Он вышел в пьесе Островского с одной фразой: "Кушать подано". Вспоминал, что среди зрителей было много перебинтованных бойцов, которые были на лечении, и большие спектакли они вывозили в госпитали", — рассказал Владислав Юдин, директор Бугульминского драматического театра имени А. В. Баталова.

Школьником он впервые снялся и в кино — тоже в войну — в фильме о Зое Космодемьянской. Он и позже играл таких обаятельных рабочих пареньков с лучезарной улыбкой, умудряясь даже в пролетарской робе сохранять осанку интеллигента.

"Это действительно был интеллигент в высочайшем смысле этого слова. Одна его настолько была пронзительна, удивительна! Он приходил к нам на курс, и затихало все, даже ветер", — отметил александр Михайлов, народный артист РСФСР.

"Он был такой, какой есть. Он был очень естественный человек, человек огромной культуры, огромных знаний, и это чувствовалось в общении с ним", — подчеркнул Игорь Костолевский, народный артист России.

С князем Трубецким зрители находили даже портретное сходство. А когда для роли Гурова Баталов отпустил бороду, в трамвае ему сказали: "Как вам не стыдно ходить в таком виде, вас же узнают!"

"Для меня это человек, который олицетворял советскую эпоху в 60-70-х годах. Это — его время. С одной стороны – "Москва слезам не верит", где он рабочего играл, с другой, — "Дама с собачкой", его замечательная работа чеховская", — считает Карен Шахназаров, режиссер, народный артист России.

Только Баталов с его поразительной актерской честностью мог так точно передать трагедию молодого ученого в фильме "Девять дней одного года". И роль в тонком и умном фильме "Бег". И, конечно, легендарная картина "Летят журавли" – "Золотая пальмовая ветвь" и золотой фонд нашего кино. Чтобы передать, что чувствует зритель, и слов не хватит – фильм — как выстрел в сердце.

"Вынь его — сломается сюжет, как будто перебили позвоночник, хотя, казалось, он ничего и не делает, даже руки его, просто руки иногда двигают сюжет", — сказал Владимир Наумов, народный артист СССР, режиссёр.

"Он настоял на том, чтобы я перешел с ним на "ты" и называл его Лешей. Для меня всегда он был образцом. Это, вероятно, последний из этих титанов, которые сделали наше кино великим кинематографом", — уверен Владимир Меньшов, народный артист РСФСР, режиссер.

Он сказал своё слово и как режиссер: снял "Шинель", "Игрока" и "Три толстяка", где сам сыграл. Выучился ходить по канату без страховки. Он и жил без оглядки, без страха, очень скромно, предельно честно. Его голос, шутил режиссер Юрий Норштейн, можно продавать в аптеке как лекарство.

Философский и бесконечно мудрый. И это, конечно, не только про мультфильм "Ежик в тумане". "Дело не во времени, а в людях. Время дано, это не подлежит обсуждению. А подлежишь обсуждению ты, разместившись в нем", — считал Баталов.

Сегодня