Авиакатастрофа в Подмосковье. Почему российские частные самолеты падают все чаще

Два человека погибли в результате крушения частного легкомоторного самолета в Подмосковье. Причины и обстоятельства авиакатастрофы выясняются. Выводы по этому летному происшествию сделает следствие. Но в России только в прошлом году произошло более 10 подобных катастроф. А за последние 4 года разбилось 46 легкомоторных самолетов. Погибших десятки.

Это был учебно-тренировочный полет. На борту опытный пилот Игорь Турик и курсант Виктор Бирюков. Они взлетели с аэродрома "Дракино". Самолет рухнул в 500 метрах от взлетной полосы. Вероятная причина катастрофы — отказ техники. В апреле этого года в Липецкой области разбился точно такой же чешский самолет Zlin. Малая авиация стала доступнее, но это все чаще приводит к трагедиям.

"Когда люди хотят немножко получить адреналина и полетать, поделать фигуры среднего, высшего пилотажа, в таких случаях они не справляются с управлением. Это, скорей, от недоученности: или плохо готовят, или не готовят", — уверен председатель правления межрегиональной общественной организации пилотов и граждан-владельцев воздушных судов Владимир Тюрин.

В России практически нет легальных учебных центров, где готовят частных пилотов. Один из них в Тверской области. Максим Цыцарев приехал сюда из Благовещенска.

"Обзвонил 3 или 4 центра учебных. Где-то нет программы учебной, где-то нет сертификата, где-то не продлили лицензию. Вот для меня, дальневосточника, единственный вариант, нашелся за 9000 км", — говорит Максим.

Учебные центры стали закрывать, когда вместо знаний там начали продавать корочки. На одном частном аэродроме нам предложили вроде бы легальную схему: начать обучение в Камышино, а продолжить за границей. Здесь же, в Камышино, нам предложили купить небольшой самолет Як-18Т 1974 года выпуска. У самолета нет сертификата летной годности, то есть его владелец летал незаконно. Проблема и с двигателем. Поэтому скидку дают в полмиллиона. То есть самолет продают за миллион двести тысяч рублей. Сегодня многие летают на таком авиахламе. Либо на том, что собирают доморощенные авиаконструкторы.

Малая авиация сегодня часто летает на красный. Когда нельзя, а в небо хочется, партизаны-подпольщики все равно расправляют подрезанные крылья. И если однажды вне правил оторвался от земли, точка невозврата уже пройдена.

Два крыла и фюзеляж на двух колесах: не самолет, а конструктор. Чтобы "Гусар" взлетел, Анатолию Яшанину нужны молоток и полчаса свободного времени. Его мастерская находится в гараже. За рабочим столом проводит расчеты, на токарном станке 1958 года вытачивает детали.

"Это наш маленький авиационный завод, как я всегда люблю говорить про это. В этой мастерской мы построили три самолета", — рассказывает Анатолий.

По первому образованию — авиаконструктор, по второму — военный летчик. Анатолий Федорович прячется в полях: конструировать можно, летать нельзя. За самовольные полеты прокуратура уже штрафовала.

"У меня нет пилотского свидетельства. Но у меня есть диплом военного летчика. Чтобы получить это пилотское свидетельство, я должен пройти все эти курсы. Заплатить за это все полмиллиона рублей. У меня нет таких денег", — жалуется Анатолий.

Поставить самолет на учет трудно, получать сертификат летной годности долго. Но в Росавиации все претензии отвергают.

"Упрощать что? Упрощать требования к техническому состоянию воздушного судна? Думаю, с этим никто не согласится. Как выясняется после проведения расследований катастроф, аварий, инцидентов, чаще всего, эти авиационные происшествия случаются именно по той причине, что самолет оказался неисправным", — заявил советник руководителя Росавиации Сергей Извольский.

До 1981 года отечественная промышленность выпустила почти 60 тысяч легких самолетов. Они давно выработали свой ресурс. На смену им так ничего и не пришло.

Сегодня