Кирилл Плетнев: жизнь оказалась богаче, сложнее и жестче, чем в моих фантазиях

Режиссер Кирилл Плетнев
Фото: Марс Медиа Энтертейнмент

- Я верю, что каждому событию, каждой встрече положено свое время. Какое стечение обстоятельств произошло, что вас зацепила история, которая в итоге и "сделала" фильм "Без меня".

- Слава Богу, у меня в жизни никогда не происходило ничего похожего на то, что случилось у героинь фильма. Такая драма меня не коснулась. Но всю жизнь я думал, что сценарий ценен, когда в нем хорошая тема (о чем кино) и есть достаточно серьезная драматургическая составляющая. Для меня идеальный сценарий — это "Достучаться до небес", где основная тема — мысль, что мы начинаем жить, только когда осознаем, что умрем. И присутствует остросюжетная составляющая. Кино, которое раскрывает тему, но слабое драматургически я не понимаю. И я не большой поклонник авторского кино. Когда я прочел этот сценарий, меня в первую очередь зацепила тема: не смотря ни на что надо жить дальше. На втором месте был квест, фишки фильма. Мне был важен путь двух девочек: как они изживают трагедию, начавшуюся с депрессии (одна — истерической, вторая с тупой). И как приходят к мысли жить дальше. Эту идею я и снимал.

- Вы снимаетесь в кино лет 20, снимаете сами, пишите сценарии. А в этот раз доверились Дарье Грацевич, у которой совсем небольшой опыт в кино. Как к вам попал сценарий?

- Я снял "Жги" - первый фильм по собственному сценарию и находился в поиске новой идеи. Хотел сам писать. Я осознавал, что мне как режиссеру предстоит столкнуться с чужими сценариями и, честно говоря, очень этого боялся. Приходили сценарии, но все они казались несовершенными, недоделанными. Несколько раз я даже начинал работу, но сталкивался с крайне ревностным отношением авторов к своему творению. И незадолго до того, как ко мне попал сценарий "Без меня", я практически договорился снимать кино по сценарию Паши Руминова. Он автор интересный. Кстати сейчас тот сценарий взял режиссер "Временных трудностей" Миша Расходников.

Я уже почти подписался, работал над новой сценарной версией, но однажды вечером мне позвонил Рубен Дишдишян: "Кирилл, у нас на одной картине режиссер соскочил. Мы все думали кому предложить. Хотим тебе". С Дашей я уже был знаком (она большая подруга моего лучшего друга), я читал ее сценарий "Купи меня" еще до того, как его снял Перельман. То есть был в курсе того, что она пишет. Но фильмы по ее сценариям не смотрел до недавнего времени. Мне отправили сценарий, я его прочел, и он мне очень понравился. Цапанул. Я сразу принял решение снимать, но с одним условием. Я позвонил Рубену Левоновичу и сказал: "Если от предыдущего режиссера остались кастинг, группа, мы все это обнуляем. Я начинаю с самого начала". Они согласились. Потом я позвонил Даше со словами: "Мне предлагают снимать твой сценарий". Она ответила: "Я ужасно рада, что это будешь ты".

- Раз уж вы произнесли слово кастинг. Две главные роли — женские. По мне так это большая ответственность и непростая задача для режиссера.

- Так ведь "Жги" тоже было женским кино. Там были две актрисы постарше. И до этого в короткометражках у меня были Света Ходченкова и Инга Оболдина. У меня с мужиками больше сложностей возникает. Нет, я не боялся женского кино. Единственное, на "Жги" я слегка подустал от женщин-актрис и хотел что-то с мужиками снять, а здесь снова были две девушки.

Начали кастинг, перепробовали всю Москву...

- Великий Дэнни Бойл поставил спектакль "Франкенштейн". Главные роли в нем исполнили Бенедикт Камбербэтч и Джонни Ли Миллер, попеременно играющие Виктора Франкенштейна и его чудовище. И пока ты смотришь, ты не можешь решить, какая версия тебе нравится больше. И добрую половину вашего фильма меня занимала мысль: а если поменять местами Полину Максимову и Любовь Аксенову? Взять и развернуть очевидность.

- Самое удивительное, что я пробовал Любу на роль Киры. Другое дело, что Полину я на Ксюшу не пробовал, когда она пришла на пробы, я сразу понял, что только этого персонажа она сможет сыграть. А Любу я пробовал и на ту и на другую роль. Я всех актрис просил, чтобы они учили обе роли. Потому что в фильме присутствует инь-янь — они же только вдвоем составляют идеальную женщину героя. Мы постарались сделать так, что истеричка с биполярным расстройством к концу мягчеет, а у второй, наоборот, начинает прорезаться голос. Но чтобы они поменялись местами тут в самой драматургии не заложено. Чтобы превратились одна в другую. Хотя, конечно, когда-то Кира была Ксюшей, но кто-то ее обидел, и она очерствела. И Ксюша, возможно, раньше была похожа на теперешнюю Киру, но, когда в ее жизни случилась трагедия под ее музыку, она закрылась в детскости. И в ней существует.

- О "мужиках". Не боитесь, что поклонницы Риналя Мухаметова станут негодовать, что он у вас буквально переполненный отрицательными чертами персонаж?

- Не боюсь. Я очень люблю Олега Евгеньевича Меньшикова. Помните фильм с ним "Восток-Запад"?

- Да.

- Там есть герой Меньшикова и герой Бодрова-младшего. Герой Бодрова — действующий. Он влюблен в Сандрин Боннэр, и все время активно пытается что-то предпринять. А героя Меньшикова я не понимал — что происходит? Олег Евгеньевич — что за размазня? Что за непонятные постельные сцены с героиней Догилевой? Я был возмущен настолько, что пока шел фильм, разлюбил актера Меньшикова. А в самом конце выяснилось, что он всю дорогу готовил ей побег, и меня накрыло. Я понял, как круто он это сыграл, поначалу вызывая отвращение. Для чего он был таким. Поэтому у меня не было вопросов, каким быть Риналю.

- Для вас главное в фильме — драматургия. Никогда не задумывалась, что важнее всего мне в кино, зато, кажется, я угадала главный посыл картины: ничего из кажущегося понятным и очевидным на самом деле таковым не является. Что человек все события и всех встречаемых людей старается разложить на понятные для него полочки. Если не укладывается, затолкать. Правильно?

- Дашино название фильма было "Неидеальные". И мне оно очень нравилось. Я считаю, что оно оригинальнее, чем "Без меня". Оно бьющее, остающееся на слуху. Но продюсеры решили, что могут появиться рецензии с заголовками "Неидеальные" оказались неидеальными", и они испугались так называть картину. Так появилось название "Идеальные", еще ряд других. И наиболее подходящим мне показалось "Без меня", потому что без меня жизнь продолжается. Кстати, название "Неидеальные" очень точное для посыла, который вы угадали.

Когда я был маленький, я хотел вырасти, жениться, чтобы у меня были жена и дети, которые будут жить со мной. В моей голове не было других вариантов. У меня трое детей, двое из которых не живут со мной, и я живу совсем не так, как предполагал. Точно также я не предполагал, что первая любовь когда-то кончается. Жизнь оказалась богаче, интереснее, сложнее и жестче. Но в тоже время она куда интересней, чем в моих фантазиях. С этой точки зрения у Даши очень интересны моменты развития отношений героев. Он действительно любит двух женщин, это две половины. Не дай бог, конечно, попасть в такую ситуацию, но он попал.

- В финале вам удалось меня поразить. Прямо скажу, я не подозревала о возможности подобной развязки. Тем не менее я решила проверить "полученную информацию" и выяснила, что выяснить ничего не могу.

- Конечно не нашли: это я придумал. Как и письма — их тоже я придумал. Они были в сценарии, но очень литературные и размытые. На этапе постпродакшена я понял, что мы попадаем в определенную музыкальную фразу, что нельзя ронять ритм. И что нам надо превратить Риналя в Олега Меньшикова из "Восток-Запад", а письма его реабилитируют. Даша мне позволила дописать их, как и сцену на обрыве. Оказалось, что мы снимаем совсем другое кино: за время съемок персонажи перестали жить сценарной жизнью, они зажили своей собственной. Пришлось вносить правки.

- Тогда, кажется, очень странный вопрос. Вы танцевали с детства. И, как мы знаем, участвовали в шоу "Танцы со звездами". Но вместо того, чтобы вставить в фильм танец (и, возможно, превратить его в "Грязные танцы") вы учите всех играть на пианино. Да еще и к самому инструменту, как я узнала, у вас были какие-то необыкновенные требования, потому что это была важно концептуально.

- А в "Жги" тоже есть музыкальная тема. Там главная героиня поет "Тоску" и в фильме многое связано с роялем.

- Тем более, один раз было. Хватит!

- Невозможность петь — единственный комплекс, приобретенный в театральном институте. Когда я учился на актера, у меня ломался голос. Поэтому все преподаватели мне говорили: "Плетнев, ты лучше танцуй". Это реально стало комплексом: у нас был очень поющий курс, мы выпускались мюзиклом, где я тоже не пел, а танцевал. Так что, возможно, музыкальная тема — отработка моих внутренних проблем. Я делал это, не задумываясь. Точно также я не задумывался, снимать ли мне кино про женщин. Я вам больше скажу: у меня сейчас есть идея фильма, и он тоже про женщин.

Но раз уж речь зашла о музыке, я хочу сказать огромное спасибо моему другу Артему Михаенкину. Он фанат своего дела. И знаете, если у нас в кадре было пианино "Кубань", он записывал пианино "Кубань". Когда был рояль Bluthner, он записывал Bluthner. Он ездил по музыкальным школам Москвы, искал пианино, записывал звучание, причем с определенной акустикой. А с "Жги" мы были на фестивале в Испании и к нам после показа подошел музыкант Франсис Гойя (он был в жюри), и он отметил музыкальную составляющую, сказав: "Я понял, что никакой электроники, что все игралось на разных инструментах. На тех, которые в кадре".Этого, конечно, кроме Франсиса Гойя никто не услышит, с другой стороны, почему нам занижать из-за этого планку.

Сегодня