Тема:

Массовое убийство в Керчи 10 суток назад

Росляков убивал людей из дорогого помповика

Вот — пара снимков. Появились в социальных сетях. На первой паспорт Владислава Рослякова. Качество — так себе, но можно разглядеть, что фото в документе ещё детское. Да и на момент нападения на колледж — совсем молодой человек. Можно сказать — вчерашний подросток.

Ну а рядом — лицензия на то самое ружьё, из которого он открыл огонь по своим однокашникам и педагогам. Судя по тому, что рассказывают знакомые, обзавёлся им не так давно. А мы можем обратить внимание на ещё одну фотографию. Что-то с фитилями — кажется, самодельные взрывные устройства малой мощности. И патроны. Тоже недавно купленные.

С одной стороны, имел право, будучи совершеннолетним гражданином России. С другой — неужели вот так просто любой желающий может взять и приобрести? Отдельный вопрос: почему молчали, если знали. И об этом, и о ненависти Рослякова к нескольким преподавателям, и о его увлечении историями про маньяков? Но здесь — разбираться соответствующим органам.

Заявление на трех листах. Фамилия-имя-отчество. Тип и количество приобретаемого оружия. А также цель, с которой оно будет использовано. Именно такой документ заполнял Владислав Росляков. Чтобы получить лицензию, которую ему и выдали. В начале сентября. Совершенно легально.

"В России достаточно жесткое лицензионное законодательство. В России не так просто получить лицензию на оружие. Надо пройти круги ада в большинстве случаев. А именно надо пройти психиатра, нарколога, надо пройти обычных терапевтов, глазников и так далее. Надо, ко всему прочему, пройти еще такой фильтр, как проверка вас на причастность к нарушениям закона", — поясняет Вячеслав Ванеев, председатель общественной организации "Право на оружие".

Судя по всему, Владислав Росляков закон отлично изучил. И действовал строго по его букве. То есть, сначала решил, что именно будет покупать — на месте трагедии нашли турецкое помповое ружье 12-го калибра. Модель — самая короткая в линейке. Предназначена не для охоты и не для спортивной стрельбы — для самообороны.

"Это помповое ружье. Это оружие ближнего поражения, кстати, с очень убойной силой на близком расстоянии. Такие вот вещи, помповые ружья, выдают представителям ЧОП! Частных охранных предприятий, где они говорят, что по характеру службы он сопровождает какие-то грузы, которые надо охранять вот таким вот помповым ружьем. И тогда ему под все это дело выдают. А так этому мальчику, который там, чего там, четыре месяца или чуть больше прошло — и опа! Ружье и сто пятьдесят патронов", — недоумевает Алексей Леонков, военный эксперт, редактор журнала "Арсенал отечества".

Патроны, кстати, Росляков использовал необычные. С картечью. Такие даже крупного хищника убивают наповал. Иначе говоря, стрелять в однокурсников и педагогов колледжа студент четвертого курса хотел так, чтоб наверняка, чтоб не оставить ни единого шанса. Но и это еще не все. На месте трагедии нашли неразорвавшееся самодельное взрывное устройство. Получается, одно из них — сработало. Другое — он не успел или не смог подорвать.

"Я увидел там боеприпасы и очень похожее на тротиловые шашки, которые используются при разработке карьеров. То есть, это гражданские взрывчатые вещества, которые используются не при проведении боевых каких-то действий, а именно промышленные подрывные работы: карьеры, шахты. Очень похоже, по крайней мере. И я увидел, что посередине на них некие наросты. Это, скорее всего, поражающие элементы. И возможно, это скотч или что-то, чем они обмотаны", — пояснил Петр Фефелов, эксперт в области комплексной безопасности.

Подобные тротиловые шашки в открытом обороте отсутствуют вовсе. По крайней мере, легально. Даже крупные предприятия для проведения геологоразведочных работ получают отдельную лицензию на их использование. Даже если Владислав Росляков и научился собирать нечто похожее на взрывчатку в химлаборатории колледжа, — нужны компоненты. И он их нашел. Как нашел и способ убедить всех в своей психической стабильности. Без справок — от нарколога, психиатра и участкового врача, никакой лицензии получить нельзя. По крайней мере, если по закону.

"Есть определенный ряд формальных процедур. И тут уже зависит от того, как надзорные органы, которые отвечают за определенный этап этих процедур, как они выполняют. Насколько внимательно участковый осматривал оружейный ящик, должен он там быть у него. Насколько его сильно проверяли в органах МВД, где он получает справку, тоже необходимую. То есть если все ограничилось некими формальными процедурами, тогда и удивляться не стоит", — считает Борис Рожин, эксперт Центра военно-политической журналистики.

А вот чему удивляться стоит точно, так это финансовому благополучию восемнадцатилетнего студента. Ружье — такое, как он использовал, по оценкам экспертов, стоит около трехсот тысяч рублей. 150 патронов с картечью — еще несколько тысяч. Шкаф для хранения — пять. Сколько ни откладывай — никакой стипендии не хватит. Откуда деньги — еще один вопрос.

И в этой истории он может стать одним из главных.

Сегодня