Мат как национальный ресурс: Киселев посоветовал брать пример с классиков

Мат как национальный ресурс: Киселев посоветовал брать пример с классиков

Пора выступить в защиту русского мата. И я лично очень хочу это сделать. Собственно, русский мат и есть тема этой культурной странички. Ее навеяла публичная перепалка между двумя деятелями отечественной культуры — продюсером Пригожиным и лидером группы "Ленинград", известным матерщинником Шнуром. Обмен репликами продолжился, но первым с инициативой выступил все же Пригожин.

"Я считаю, что за мат в публичных местах как хайп нужно штрафовать от 10 миллионов рублей. Не на 50 тысяч! Я ничего против Шнура не имею, но когда 80 тысяч лохов стоят и вместе с ним поют три буквы... Я сразу обращаю внимание на общество, что ему не хватает того самого, о чем говорит Шнур. Кто виноват? Это он пропагандирует или они этого хотят? Мы все думаем не головой, а нижним этажом. Вот в чем проблема", — считает Иосиф Пригожин.

Он, конечно, несколько сгущает, когда говорит, что "мы все". Но это обычный для дискуссии перехлест. Не в перехлесте дело. А в том, что Пригожину не нравится мат в публичном пространстве. Но Шнур отбивает мяч:

Чтобы не прослыть последним лохом,

По себе людей я впредь не меряю.

Раз на русском языке петь плохо,

Буду слушать я Валерию.

Тоже перехлест. При чем здесь жена Пригожина певица Валерия? Как-то не очень переходить на жену. Душок есть. Но главное в аргументации Шнура все же другое — апелляция к русскому языку. Мол, таков русский язык. И зачем запрещать в нем отдельные слова, раз они есть и люди в обиходе пользуются ими?

Более того, звучат они и с киноэкрана, и у советских поэтов-классиков, включая тех же Есенина и Маяковского. А что уж говорить об озорном поэте Иване Баркове — современнике Ломоносова — и даже "нашем всем" Александре Сергеевиче Пушкине? И уж если даже сам Пушкин был не чужд, то чего уж Шнуру чураться каких-то четырех слов и их производных — неотъемлемой части богатства великого и могучего русского языка?

Но Пригожин не остается в долгу и Шнуру тоже отвечает стихами:

И, как ты, для рифмы не ставлю "*",

Но баттл словесный смогу поддержать.

В общем, позиции сторон понятны. Но главное — что это не спор двух людей, а отражение творческих концепций, у каждой из которых в народе много сторонников. Дискуссия спровоцирована широким употреблением мата в современной поэзии, которая почти вся в наше время кладется на музыку, будь то попса, шансон или рэп.

Рекой мат льется в молодежной рэп-культуре. Там даже бытует мнение, что если разговариваешь с матом, то значит, честный. То есть мат как некий маркер правды. Мол, взрослые что-то утаивают от подростков, поэтому не используют с ними некоторые слова. А ведь они есть. Не используют их, значит, не искренни. А вот слова эти нужно произносить, и тогда ты говоришь, как оно есть. Материшься — значит, вызываешь доверие.

Интересно, что у молодящихся взрослых подсознательно похожий мотив для сдабривания своей речи матерком. Да и известна цитата Фаины Раневской: "Лучше быть хорошим человеком, ругающимся матом, чем тихой воспитанной тварью". Да кто ж спорит? Конечно, хороший человек лучше твари. Даже если хороший человек ругается матом. Но только сам по себе мат не делает человека хорошим. То есть недостаточно материться, чтобы хорошим стать.

Мне лично нравится русский мат. Он волшебен. В нем есть колоссальная энергия, загадка и своего рода поэтика. И мне бы уж точно не хотелось, чтобы мат исчез из нашего языка. Даже не представляю себе русского без мата. Русский мат обогащает и другие языки. Вот слышишь иногда чью-то иноземную речь, а вдруг проскакивают в ней и драгоценные крупицы нашего родного, и ближе становится человек. А если бы была Красная книга для исчезающих слов, как для исчезающих растений или животных, то наш мат стоило бы туда занести.

Впрочем, угроза мату как раз не в том, что слова эти встречаются у нас все реже. А в том, что все чаще и чаще. Более того, все больше артистов вслед за водопроводчиками и людьми других неуязвимых профессий считают себя вправе на обиходное использование мата, пользуясь им расточительно и таким образом не бережно. Ведь если мы действительно ценим мат и хотим сохранить его как средство экспрессии, хотим приберечь его на случай, когда без него уж никак и он тогда и поможет, то ни в коем случае нельзя превращать мат в обыденную речь. Мат как исключительное средство, как специя, допустим. Но в микроскопической дозе. И лишь когда он уместен. Распущенность в мате убивает сам мат.

И в этом смысле певица Валерия к мату как к богатству русского языка со всеми его диапазонами относится куда более бережно, чем, например, Шнур. Представьте себе, что Валерия тоже запоет густым матом. Что останется тогда от творческой оригинальности Шнура? И во что превратится русский язык, когда и крепких слов-то в нем не останется, ведь все будут девальвированы частым употреблением и превратятся в расхожие словечки, ну, грубые, ну, пошлые, ну, вульгарные, ну, оскорбительные, если брошены в чей-то адрес, но все же без той степени запретности как русский мат, уж точно не способные в случае чего поднять в атаку? Русский мат как последнее средство, культурная роскошь достоин сбережения как неприкосновенный запас.

Не уберегли свой мат отказом от запретов западноевропейские языки. Английский, французский и немецкий, конечно же, сохраняют грубости, но их степень запретности, даже сакральности, если угодно, гораздо меньше, чем у нас, поэтому в них меньше той тайной, прямо-таки резервной энергии, которую все еще хранит русский мат.

Словом, русский мат — наш национальный ресурс. И не стоит его расточительно "палить" без крайней надобности. Профукаем — потом будем жалеть. Что останется? Дурновкусие. Интереснее жить станет? Не думаю. Берите пример с русских классиков.

Сегодня