Джек Ма призвал строить новых себя для будущего

Джек Ма призвал строить новых себя для будущего

Как странно это ни прозвучит, возможно, толчком к налаживанию диалога России с англо-американским альянсом окажется новость, что "Почта России" зарегистрировала свою дочернюю компанию в Китае. Дело в том, что, оказывается, именно на Китай приходится более 90% международных отправлений "Почты России". Почему? Для ответа на этот вопрос "Вести в субботу" слетали в китайский город Ханчжоу.

Лет 10 назад мне казалось, что китайцы, конечно, пересели с велосипедов на автомобили, но прошли те времена, когда они что-то изобретали, как в Средние века. Они же изобрели компас, порох, бумагу. А вот еще лет 10 назад казалось, что ну они лишь копируют то, что изобретено еще где-то. Но однако прошло всего одно десятилетие — и произошла настоящая революция: весь остальной мир теперь следует за китайскими технологиями.

Именно в Ханчжоу располагается штаб-квартира удивительного концерна Alibaba, которая уже совершила революцию в интернет-торговле, а сейчас все только наращивает свои роботизированные технологии по тому, как свести компании с компаниями, а потребителей — с потребителями.

Этот бизнес пытались купить американцы. Но времена, когда все должно было проходить через США, прошли. Китайцы стали сами осваивать рынок. Именно так: не завоевывать, а осваивать. Например, к Петербургскому экономическому форуму должна быть завершена сделка по созданию совместного бизнеса Alibaba с российскими Фондом прямых инвестиций, Mail.ru и "Мегафоном", где, кстати, китайцы готовы быть миноритариями.

Мы лично познакомимся с основателем этой компании Джеком Ма. Сегодня его состояние — 39 миллиардов долларов. А начинал этот провидец как скромный провинциальный учитель английского языка.

- Господин Ма, спасибо, что приняли меня.

- Вам спасибо.

- Не верю своим глазам, что передо мной – вы!

- Спасибо.

- Я просто вынужден сделать одно признание.

- Давайте.

- Чем чаще я посещаю Китай, тем меньше я понимаю вашу страну. Может быть, это связано со скоростью перемен. А вопрос мой — в следующем: успехи Китая все еще основаны на коллективизме или им все больше движут индивидуальные таланты людей?

- Вы говорите, что чем чаще вы приезжаете в Китай, тем меньше вы его понимаете. Я — на 100% китаец, но у меня — то же самое, и я не все осознаю. Но я испытываю гордость за тот рывок, который совершил Китай. Это означает, что и другие страны способны на это. Если открыть глаза, отдаться переменам и строить новых себя для будущего, то возможно достичь чего угодно.

- Звучит вдохновляюще. Получается, что китайский опыт не уникален?

- Нет. Это общечеловеческая черта. Так растет общество. Отвечая на ваш вопрос о коллективизме и индивидуализме. Если говорить о чисто коллективной системе, какая была во времена Советского Союза или совсем недавнего Китая, то, на мой взгляд, она не работает эффективно. Но ведь и чистый индивидуализм как двигатель общества тоже приносит множество проблем. Поэтому я считаю необходимым объединять две эти системы. Сейчас — время командной работы. Вот во что мы верим и что сейчас приносит успех нашей стране.

- Ваша страна самодостаточна? Или нам предстоит увидеть Китай, не столько подвергающийся все большему воздействию со стороны остального мира, сколько вовлекающим в свою орбиту остальное человечество?

- Я считаю, что на ранней стадии становления любая страна может быть самодостаточной. Но если она хочет развиваться, чтобы ее граждане мыслили глобально и смотрели в будущее, то она просто обязана быть коллективно открыта международному сообществу. Весь мир взаимосвязан. Сложно представить себе самодостаточной отдельно взятую страну. Речь — об ответственности.

- Я побывал в вашем супермаркете. Там продукты со всего света. При этом, должен заметить, что морепродукты, к сожалению, представлены Норвегией, Гренландией, какой угодно страной.

- Там еще Канада, Новая Зеландия…

- Но не Россия.

- Я надеюсь, что мы сумеем наладить и такие поставки. Это ведь еще только начало. Я был в России много раз, и мне нравятся местные морепродукты, они восхитительны! Но дело ведь в чем? Норвегия, Новая Зеландия, Австралия, Канада, США — система импорта — экспорта между этими странами и Китаем намного лучше.

- Несмотря на то что логистически они гораздо дальше. Мы ведь здесь, за углом.

- Да. Но все упирается в развитость рыночных отношений. Я постоянно говорю о том, что между Китаем и Россией сложились отличные отношения на политическом уровне: наши лидеры усиленно работают над этим. Но, к сожалению, по линии бизнеса дела идут не так.

- Причина, по которой я привел примеры в отношении, в частности, морепродуктов, — в том, что ваша компания сейчас запускает новый проект в России. С чего Россия? В чем отличие этого проекта от тех, что вы организовывали до этого? И каковы шансы, что эта платформа, которую вы запускаете с Mail.ru, "Мегафоном" и РФПИ, поможет малому и среднему бизнесу в России экспортировать свои продукты в Китай и по всему миру, а не только потреблять китайские товары? Как это будет работать?

- Во-первых, мне многие россияне задают этот вопрос: "Почему Россия?". Я всегда отвечаю: "А почему бы не Россия?" Мы уже несколько лет работаем в вашей стране. К большому сожалению — и у меня это в голове не укладывается — срок доставки зачастую достигает 30-40 дней. Во-вторых, крупным компаниям наша формула не нужна. У них есть деньги, ресурсы, необходимые контакты.

- Связи с органами власти.

- Да.

- В то же время — дизайнеры, те же производители мороженого...

- О, в России так много талантливых предпринимателей, которые предлагают самые разные товары, которые можно было бы продавать через Интернет!

- Но это не означает, что большие компании больше не нужны. Они еще как нужны для реализации крупных проектов.

- Да, конечно, нужны!

- Признаюсь, я был удивлен разговором с одним из ваших менеджеров еще во время подготовки этого интервью. Я поинтересовался отношением к российскому закону о хранении данных, насколько он жесткий. И он сказал: "Может да, а может, нет. Какая разница, если таков закон? Если работаем в России и нам говорят о необходимости хранить там данные, то мы будем это делать". Это довольно спокойный подход, ведь очень многие бунтуют против этого закона.

- В Китае мы к такому привычны. Здесь тоже много правил и законов. Да, пусть я нахожу их не совсем справедливыми по отношению к инновационным компаниям, как наша, например, но мы соблюдаем законы. Россия не первая страна, которая предъявляет к нашей работе свои требования. Если Россия скажет: "Забудьте обо всем. Мы не хотим, чтобы у молодежи была достойная работа", то тогда...

- Но она такого не скажет.

- Конечно, никто не собирается так говорить. Это, как свадьба: все только начинается.

- Мне нравится ваше сравнение. В одном из ваших выступлений вы как-то сказали: "Влюбись во власть, но не женись на ней".

- Нет, я говорю так: "Не женись на власти, пока ваша любовь недостаточно сильна". Так что любовь и уважение к власти — это одно, а вот бракосочетание — это уже другое.

- Поэтому мне дали подушку с таким выражением?

- Точно.

- Можете перевести его?

- "Делай все соразмерно своим возможностям. Не перегружайся. Все должны совершать хорошие поступки в интересах общества".

- Мне нравится эта китайская традиция создавать такие подушки. Перейду к более острым вопросам о том, что происходит сейчас в мире. Тут у вас стул, на котором сидел председатель КНР. Еще я тут увидел ваши фотографии с американскими президентами, кажется, с Клинтоном. И вы, конечно, видели президента Путина. Вы можете представить себе появление каких-либо общих интересов, которые могли бы объединить участников этого треугольника?

- Во-первых, я бы не сказал, что глобализация потерпела провал. Это, скорее, неудачи. В мире огромное количество проблем, которые мы должны решать все вместе: болезни, загрязнение окружающей среды, разные виды рака, бедность. У нас сейчас есть столько инструментов и ресурсов для работы над этими угрозами, сколько не было за всю историю.

- В мире довольно много людей, которые боятся начать собственное дело. По разным причинам: бюрократические препятствия, здоровье, страх и многое другое. Какой совет вы можете дать таким людям?

- Да, я встречаю множество беспокойных людей. Они волнуются, потому что им есть что терять. Когда я начинал, то у меня за душой ничего не было. В 90-е годы я зарабатывал десять долларов в месяц.

- Правда?

- Да.

- Десять долларов в месяц?!

- Да, где-то так. В 90-е. Что мне было терять? Только работу. Ну, и ладно. С такой зарплатой зачем держаться за нее? Уж лучше я попробую найти место получше. Это если у вас богатый папа и хорошая должность, то вы боитесь это потерять. Есть только один способ создать свое дело — сделать это. Почувствуй уверенность в себе, просто попробуй!

- Ваши слова надо бы напечатать и развесить повсюду. У вас очень хорошее видение мира.

- Спасибо.

- Бизнес и правительство, они враги или партнеры? Между этими словами есть знак "против"?

- Бизнесу и правительству необходимо работать вместе. Правительство видит полную картину, мы видим экономику. Поэтому я считаю так: если ты богач, то не думай о власти. Если ты у власти, то не думай о деньгах. Потому что власть и деньги вместе — это бомба.

- Давайте вернемся к глобальной обстановке. Наступили сложные времена.

- Сейчас действительно сложный период, но не самый.

- Вы так считаете?

- Конечно. Первая мировая война, Вторая мировая… Человечество сейчас испытывает множество проблем, но мы точно живем не в худший период истории.

- Я должен был спросить об этом, но вы уже частично ответили. Что бы вы посоветовали тем людям, которые отвечают за решение мировых проблем? Есть ли формула для их решения?

- Я вижу, как мир стремительно меняется. Молодые люди обладают более широкими взглядами, получают большое количество информации в Интернете. У них свой взгляд на самих себя. Разумеется, у нас у всех разные взгляды и ценности, но ведь именно поэтому наш мир такой разнообразный. Именно поэтому я — это не вы, а вы — это не я. Но мы сейчас сидим здесь вместе. Таков мой подход. Наш подход.

- Я начал наш разговор с признания и завершу его еще одним: я младше вас на 8 лет. Вы ведь 1964 года рождения? А я — 1972-го. Но лично я опасаюсь окружать себя таким количеством молодых людей, как это делаете вы. Я обратил внимание, что все ваши сотрудники, помогавшие нам в организации этого интервью, — это люди, возраст которых в среднем составляет 30-35 лет. Вы не боитесь молодежи?

- Нет, я очень горжусь ими. И я очень рад за них.

- Но ведь у них нет большого опыта, у них другие взгляды, они не читали тех книг, что читали мы, они постоянно сидят в Интернете.

- Это то, о чем мой отец говорил мне, а мой дедушка говорил моему отцу. Дед говорил: "О, ты еще ничего не знаешь и должен слушать меня". Но мой отец говорил лучше: "У тебя еще не так много опыта, и твой взгляд на мир немного другой". Знаете, это не молодые люди не понимают нас, это мы не слушаем молодых людей, не уважаем их. А, повзрослев, они скажут: "Я понимаю, да, он прав". Перемены происходят. Доверяйте нашей молодежи. Доверять ей – значит, доверять будущему.

- И можно ведь совершенствовать не только вещи, но и людей.

- Конечно.

Сегодня