Тема:

Боевые действия в Ливии 18 суток назад

Хафтар стал надеждой для тех, кто хочет жить в светской Ливии

Хафтар стал надеждой для тех, кто хочет жить в светской Ливии

Первый авторский репортаж из многострадальной, раздробленной и все еще воюющей Ливии. Там работает военный корреспондент ВГТРК Евгений Поддубный, который следит за продвижением армии маршала Хафтара, которая стремится захватить столицу страны Триполи. Цель — объединение государства.

Подразделения ливийской армии блокируют столицу страны. Войска. которыми командует маршал Халифа Хафтар, завершают окружение сил, что подчиняются правительству национального единства. Бои не утихают даже в священный для мусульман месяц Рамадан.

Высокая плотность огня из стрелкового оружия. Бойцы Ливийской национальной армии используют пулеметы разных калибров, бронемашины, очень редко применяют артиллерию. Военные говорят: задача — освободить Триполи, а не уничтожить город.

Наступление сил Ливийской национальной армии началось чуть более месяца назад. За это время подразделения маршала смогли взять под контроль пригород столицы. Зачем Хафтар пошел на Триполи? Здесь этот вопрос, кажется, совсем не задают, внутри страны и так все понятно. Ливийцы устали от двоевластия и засилья радикальных группировок, поэтому и поддержали человека, который пообещал собрать страну воедино.

Генерал Ахмед аль-Мисмари, официальный представитель Ливийской национальной армии, рассказывает, когда Хафтар начал борьбу с боевиками ИГИЛ (запрещено в РФ), которые контролировали Бенгази, с ним было не более батальона, но чем больше территории маршал отвоевывал у террористов, тем больше людей шло служить в армию.

Генерал показывает на карте, как развивается ситуация на передовой у ливийской столицы. В город войска маршала еще не зашли, но вряд ли командование желает втягиваться в уличные бои — это и жертвы среди мирного жителей, и большие потери. Ни первое, ни второе Хафтару не нужно.

"Сражение началось в Бенгази и дошло до Триполи.

Известно, что вмешательство НАТО в ливийские дела в 2011 году было полностью незаконным. Так как после их появления была уничтожена армия и силы безопасности Ливии, после чего они ушли, оставив Ливию группировкам, в том числе "Аль-Каиде" (запрещена в РФ). Террористы захватили Ливию и стали сводить счеты с военнослужащими, сотрудниками безопасности и судьями, политиками, журналистами. Только в Бенгази количество убийств в один момент дошло до 18 человек в день, и это помимо похищений и прочего. Поэтому битва за Триполи — это один из этапов войны. После того как закончим, мы перейдем к "зачистке" других очагов террористов", — заявил Ахмед аль-Мисмари.

Здесь действительно мало кто сожалеет о свержении Каддафи, но мало кто рад тому, как это было сделано.

Когда-то это был дорогой отель на побережье, первая линия, через дорогу — море. Теперь — яркая иллюстрация действий западных стран в этой стране. Надпись — как эпитафия, вот так теперь выглядит ливийская свобода.

Хафтара обвиняют в том, что он хочет стать для Ливии новым Каддафи, — этот пропагандистский тезис после начала военной операции активно используют западные медиа, но только в Ливии становится понятно, что если бы это было так, маршала не поддержала бы большая часть населения страны, а ливийская армия сейчас контролирует большую часть территории Ливии.

"В Бенгази сейчас безопасно, жизнь вернулась на наши улицы. И я хочу сказать людям, которые живут в Триполи, перемены — это хорошо, армия идет, чтобы спасти вас, ребята. Это -0 последний шанс. Мы здесь поддерживаем армию и имеем безопасный город. Если нами будут управлять боевики, жизнь будет очень сложной", — считает один из местных жителей.

Эти слова подтверждают и граждане России, которые уже много лет живут в Ливии. Ирина Яковлева переехала в эту страну вместе с мужем еще до развала Советского Союза. Говорит, самое страшное время — когда страну контролировали террористические группировки.

"У нас был такой островок, на котором мы жили. Все люди, которые жили в местах, где идут военные действия, пришли сюда, тут было невозможно ни проехать, ни выехать, ни заехать. Выходишь, садишься в машину и боишься, что тебе там что-то подложили или тебя где-то на улице пристрелят или взорвут. Страшно было. Сейчас — нормально", — рассказала Ирина, живущая в Бенгази.

Ирина не убежала из Ливии, потому что здесь ее дети и внуки. Срок действия ее паспорта закончился, а российского посольства более в Ливии нет. Здесь же женщина заболела раком, сейчас нуждается в помощи. Надеется, что ситуация позволит восстановить документы и получить в России квалифицированную медицинскую помощь.

А эта семья живет в пригороде Бенгази. Ннесколько лет назад соседние здания контролировали террористы ИГИЛ. Надежда Лачугина также переехала в Ливию после того, как вышла замуж за ливийского военного. Он уже давно на пенсии. Надежда говорит: Хафтара поддержали потому, что он – единственный, кто реально смог начать борьбу с радикалами.

"Для нас это — надежда, здесь его все поддерживают. Потому что в отличии от других он сказал и сделал. Все надеются на него", — отметила женщина.

Под крылом правительства национального единства действительно воюют радикальные группировки: это и "Братья-мусульмане" (запрещены в РФ), и ливийское представительство "Аль-Каиды", и террористы ИГИЛ. Причем генерал Мисмари уверен, что эти группировки используют в своих интересах те страны, которым выгодно, чтобы в стране, где есть нефть и газ, царила анархия.

"Мы сегодня в Ливии противостоим ряду сильных международных и региональных игроков. Битва идет не просто против террористических группировок, она переходит на уровень противостояния с другими государствами, так как бандформирования в Ливии воюют за интересы тех или иных государств", — уверен Мисмари.

Действительно, правительству национального единства ряд стран оказывает не только политическую поддержку. В Мисурате находятся итальянские военные, а город давно является оплотом террористической организации "Братья-мусульмане". Боевиков поддерживают Турция и Великобритания. Причем даже в боевых порядках противников маршала Хафтара есть иностранные военные. На видеокадрах видно, как хорошо экипированные и обученные специалисты, они говорят по-английски, оказывают непосредственную поддержку на поле боя.

Для тех жителей страны, кто видит Ливию светским государством, Халифа Хафтар действительно стал надеждой. И, конечно, мало кто идеализирует маршала — просто видят, кто воюет в его армии.

Под Триполи продолжаются бои, и если у Ливийской национальной армии получится взять под контроль столицу, не разрушив ее, это действительно может сформировать условия для организации всеобщих выборов в стране. В условиях двоевластия и влияния радикалов это точно невозможно.

Сегодня