Дорожные мифы и нацпроекты: Дитрих уточнил, можно ли укладывать асфальт зимой

Доколе в русском языке будет оставаться устойчивое выражение "дураки и дороги"? Недавно в Москве по нацпроектам, касающимся дорог, прошел целый Госсовет. К счастью, новые дороги строятся. Но как и куда? И не только федеральные, но и региональные? На пересечении сразу и новых автомобильных, и старых железнодорожных путей в Подмосковье "Вести в субботу" встретились с ключевым участником Госсовета федеральным министром транспорта Евгением Дитрихом. Кажется, это первое его такое большое телевизионное интервью.

- Здравствуйте, Евгений Иванович.

- Здравствуйте, Сергей.

- Куда это вы нас привезли?

- Это Центральная кольцевая автомобильная дорога.

- Малая бетонка по-старому?

- Нет, это принципиально новая трасса. Если бетонка с ее двумя полосами — длинная дорога со светофорами, железнодорожно-дорожными переездами, то это новая дорогая с эстакадами, без светофоров, ехать быстро и хорошо.

- Здесь как раз одну железную дорогу пересекает, дальше пригорок — это же эстакада?

- Двухуровневое пересечение всех железных дорог и автомобильные развязки.

- И сколько рядов будет?

- Здесь – шесть, на основном протяжении — четыре. Разделительное барьерное ограждение. Как показывает наша статистика, к сожалению, наибольшее количество дорожно-транспортных происшествий, в которых гибнут люди, — это лобовые столкновения, от которых мы спасаемся установкой барьерного ограждения с высокой удерживающей способностью, которая может удержать грузовик, автобус, любое транспортное средство. Здесь будет полноценная "барьерка" и по краям, и по осевой линии.

- Я смотрю, лампы уже стоят.

- Освещение — по всей длине.

- Это возвращает меня к заседанию Госсовета, на котором президент вспомнил про освещенность дорог.

"С этим у нас, прямо скажем, беда. За пределами агломерации практически на всех дорогах — кромешная темень. И дело не только в неразвитой инфраструктуре, дело, и надо об этом прямо сказать, в объективном дефиците средств. Ночной тариф на электроэнергию достаточно дорогой. Это вынужденная экономия. И она приводит, к сожалению, к авариям и трагедиям. За такую ситуацию отвечают энергетики и главы регионов, правительство в целом. Я прошу всех согласованно и незамедлительно приступить к решению вопроса о тарифах для освещения дорог", — заявил Владимир Путин.

По таким региональным российским дорогам ездили все мы без исключения. Опасно? Мягко говоря. Зная эти наши реалии, расширим повестку нашего разговора с новым министром транспорта.

- Можно пару гадостей?

- Всегда.

- Почему у нас колейность отмечается на дорогах?

- Две возможные истории, которые мы анализировали. Когда вы едете и колея в левой полосе, это шипы. На скорости свыше 80 километров в час шип на автомобильной покрышке действует как фреза, на огромной скорости вышибает кусочки щебня, — пояснил Евгений Дитрих.

- Но я что-то в Норвегии и Финляндии, где тоже с шипами ездят, не вижу такого.

- Они используют гранитный щебень. Но все равно, если в Санкт-Петербурге на Кольцевой дороге, например, идут порядка 120 тысяч машин в сутки, то что бы ты ни делал...

- В Норвегии и Финляндии таких объемов нет, справедливо.

- Что бы ты ни делал, все равно дорога будет изнашиваться, ее придется ремонтировать каждый год. Правые полосы с колеей – это, как правило, тяжелые грузовики. Самое печальное, что это потом невозможно восстановить. Это не колея от шипов, которую переложил верхним слоем — и проблемы нет. Здесь надо разбирать дорогу до самого основания.

Трасса "Вологда — Новая Ладога" — вот где недавно Минтранс протестировал новую автоматическую систему весового контроля.

Штрафы предусмотрены от 150 тысяч до полумиллиона. Так на той трассе стали завешивать номера — по примеру самого отвратительного класса водителей в городах-миллионниках, тех, у кого самые дорогие машины, а на парковке экономят. Но пример заразителен. В том, что касается грузовиков, от которых колейность (особенно на региональных дорогах), на Госсовете с губернаторами договорились, как выяснилось, о следующем.

"Договорились, что к таким будут особые меры, очень жестки: лишение прав, конфискация автомобиля и груза", — пояснил Дитрих.

Во время съемки собирался дождь. И это, конечно, не могло не породить еще один вопрос — про один традиционный российских грех.

- Правду говорят, что появились такие технологии, что действительно можно асфальт в воду класть?

- В воду вряд ли, — отметил Евгений Дитрих.

- Вы же понимаете, сколько мифов вокруг дорожного строительства?

- Был важный миф по поводу укладки асфальта зимой. Традиционная температура, при которой можно укладывать асфальтобетон, — это плюс 5 градусов. Сейчас есть дорогие пластификаторы, которые позволяют ему нормально застывать при температуре до минус 5.

Что более доступно и может быть применено при строительстве не только платных трасс вроде "Москва – Петербург", а бесплатных и в глубинке?

- В первый день, когда приехали на подготовку Госсовета, губернаторы пощупали руками, попробовали, так сказать, посидеть за штурвалом катков и постоять на плите у асфальтоукладчиков. Я надеюсь, что сейчас они понимают лучше, что это такое. Попробовали приборы, которыми они могут измерять плотность асфальтобетона свежеуложенность, — рассказал Евгений Дитрих.

- В рамках нацпроектов это все полагается и регионам тоже?

- Конечно. Заканчивая это мероприятие, многие сказали: мы поедем и своим муниципалитетам и зададим вопросы, как они выполняют те или иные работы, и потом проверим, так ли это качественно и хорошо.

Проще всего сказать: ну, мы вам не Европа. На самом деле, во-первых, Европа. Страна евротихоокеанская, но Европа. Во-вторых, те новые федеральные дороги, которые стали строить в последнее время, доказывают: да, и в России трассы могут быть трассами. Где еще они пройдут, современные?

- Мы сделаем коридор от Выборга до Севастополя к 2024 году. Его часть уже находится в работе. Новую платную дорогу "Москва — Санкт-Петербург", я полагаю, мы закончим-таки в этом году. Наша любимая Центральная кольцевая автомобильная дорога с 2020 года по этим участкам бесплатная.

- Но дублер будет платный?

- Именно так. Дорога М4 "Дон", которая приведет нас в Краснодар. Возможно по ней будет доехать и до Новороссийска, и далее. Несколько параллельных дорог, которые мы сделаем до Крымского моста. Сейчас строится трасса "Таврида", и это будет новое качество жизни, которое мы получим.

Но еще и о Госсовете, о вопросе, который в самом начале поставил президент страны.

"Несколько слов о камерах видеослежения. Цель их установки — хочу чтобы и в этом зале я бы услышан, и за периметром Кремля — — это снижение аварийности и травматизма на дорогах, сохранение жизни людей. Не нужно эти камеры, особенно на опасных участках, специально скрывать и прятать. В этом случае происходит прямая подмена смысла всех этих мероприятий. Вместо того чтобы дисциплинировать водителей, их просто подводят под штраф. А это не самоцель. Это только средство достижения нужного нам результата. Прошу навести здесь порядок", — сказал Владимир Путин.

"Эта часть была адресована некоторым нашим дорогим контролерам, которые где-то там сидят по кустам и кого-то как-то высматривают", — отметил Евгений Дитрих.

Так и есть. Но что с этим делать? Если успеешь заметить, то, как раньше, мигнуть встречной машине дальним светом? Но, согласимся, какое-то это несолидное соревнование граждан и государства.

- Мы же хотим сделать, чтобы было правильно. Во-первых, так сказать установка такого рода средств фото- и видеофиксации должна подчиняться определенным правилам. Нельзя взять камеру мобильную, перевернуть ее вверх ногами, потом продавать снимки. Все задачи по этому поводу были поставлены, — подчеркнул Дитрих.

- И что будете делать? Бить по рукам тех, кто прячется по кустам? Запретите камеры?

- Правила использования такого рода камер должны быть обдуманы и всем понятны.

- И письменно сформулированы?

- Мне так кажется.

Проблема — всероссийская. Вот недавний пример. Водителя Антона Корольчука оштрафовали в Подмосковье, на Горьковском направлении. Он видел знак "Дорожные работы". Но ремонт ведь закончили. А временное ограничение — 40 — осталось. "Знаки и камеры должны поддерживать безопасность, а если это превращается просто в ловушку и способ добывания денег, то это неприемлемо", — уверен Антон.

Но вернемся к тем дорогам, уже сам въезд на которые — платный. В Минтрансе возлагают большие надежды на дублер М5 и того самого Горьковского шоссе М7 "Европа — Западный Китай": от ЦКАДа в сторону Казани, а оттуда вниз в обход Тольятти, от города Канаш до Самары и на российско-казахстанскую границу. Но это, конечно, не отменяет ремонт существующих дорог, идущих на Восток. В планах — обход Нижнего Новгорода.

Вернемся к дорогам региональным. Мы в нашей редакции хорошо помним одну из съемок. Тогда только-только назначенный врио губернатора Новгородчины Андрей Никитин повез нас на своем мотоцикле по бесплатной федеральной Ленинградке, но стоило нам свернуть, как он сам показал, какая с региональными дорогами стоит проблема у губернаторов. Ремонт таких дорог — это, пожалуй, главное в этом нацпроекте. Вспоминаем, что про губернаторов прозвучало на нынешнем Госсовете.

- На 6 лет рассчитаны нацпроекты, но губернские власти норовят до сих пор делать раз в год бюджет. Вы об этом говорили на Госсовете. Я так понимаю, что это была, конечно, не "черная метка" губернаторам, но такое предупреждение. Президент не стал возражать после этого вашего предложения: ребята, у вас есть деньги, давайте их все-таки, наконец, осваивать?

- На сегодняшний момент в меньшей степени в деньгах дело. 95% объектов проторгованы, 92% контрактов заключены. Все дело в правильном управлении. Казалось бы, заключай контракты на весь шестилетний срок. Почему это лучше? Потому что, во-первых, подрядная организация, которая придет исполнять эти работы, будет четко видеть перспективу. Она купит новую технику, наймет людей, которым даст рабочие места, закупит те самые материалы, без оглядки на сезонные колебания спроса. Она это сделает вдлинную, она сможет представить свои объемы работ годичные. Они стимулируют к тому, чтобы что-то сделать, а не куда-то убежать, — считает Евгений Дитрих.

- Назовите тройку лучших регионов.

- Нет-нет, не буду.Я думаю, что сейчас многие из них поправятся. И, собственно, лично включившись, ситуацию смогут серьезно вытянуть.

- Я видел многих губернаторов, которые сидели, склонив голову, на Госсовете.

- Не думаю, что они дремали.

- Да-да.

- Они думали, скорее, о том, что им предстоит.

- И когда мы станем еще одной скучной европейской страной с точки зрения дорог?

- 104 города у нас участвуют в этом проекте — не только самые крупные, но и средние туда попали. Думаю, это городские усилия люди увидят. И, естественно, региональные трассы, которые мы не только приводим в порядок, но и отчасти забираем в федеральную собственность у регионов, чтобы им полегче было и содержать, и ремонтировать оставшуюся сеть. 2024 год.

- Дороги появятся, дураки исчезнут? Или это не к вам?

- К сожалению сегодня хватает тех, кто превышают скорость или отвлекаются за рулем на чтение каких-то сообщений в своих телефонах. Пользуясь случаем, хочу просить уважаемых водителей. Понятно, что при движении за рулем ситуации бывают разные, где-то мы можем что-то контролировать, где-то — нет. Не превышайте скорость, не выезжайте на встречку. Я, наверное, только эти слова могу сейчас сказать. Все остальное мы попытаемся сделать за вас.

- И будете строить без дураков?

- Точно так.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере