Иванов - о русофобии: за 80 лет ничего не изменилось

Иванов - о русофобии: за 80 лет ничего не изменилось

Тема, от которой волосы встают дыбом. 17 сентября исполнилось 80 лет, как советские войска вошли в Западную Белоруссию и на Западную Украину. А ведь они до этого числились в Польше, куда 1 сентября вошла гитлеровская Германия.

Почему волосы встают дыбом? Вот плакат. Советский и немецкий летчики пожимают друг другу руки. И стишок: "Назначили народы-братья над вражьим городом свиданье. При каждом их рукопожатьи трещит имперская Британия". То есть, "народы-братья" — это, получается, сталинские "соколы" и гитлеровские "стервятники"? На самом деле мы очень честно поговорим о том, что было в отношениях Москвы и Берлина после пакта Молотова — Риббентропа.

То, что мы показали, — фейк, который кто-то решил смастерить, чтобы подлить масла в огонь. Настоящий плакат был такой: рукопожатие советского и британского летчиков. А текст — такой: "Назначили народы-братья над вражьим городом свиданье. При каждом их рукопожатьи трещит фашистская Германия".

Кому нужны такие фейки? Что на самом деле творилось вокруг Польши в сентябре 1939-го, когда с 1-го числа с Запада туда вторглись нацисты, а 17 сентября, когда сопротивление польских Вооруженных сил было фактически свернуто, а польское правительство собиралось в эмиграцию, с Востока туда действительно вошла Красная Армия?

Недавно в описанном еще графом Львом Толстым московском "Английском клубе", в нынешнем Музее современной истории, собралась конференция, которую попросили промодерировать редакцию "Вестей в субботу", — как раз к 80-летию с начала Второй мировой. А речь шла в том числе и о том, что за год до растерзания Чехословакии в ответ на вторжение Гитлера в Польшу Париж и Лондон объявили войну Берлину. Но вот уж где еще разбираться и разбираться — не меньше, чем с советско-германским пактом.

Понятно, что мы собрались не для того, чтобы заниматься апологетикой сталинизма, от которого наша страна пострадала как никто. Мы не собираемся заниматься апологетикой территориальных переделов без учета воли народа. Мы здесь для того, чтобы расставить очень важные акценты.

Когда слово взял Сергей Иванов, постоянный член Совета безопасности РФ, председатель Попечительского совета Российского военно-исторического общества, он цитировал документы. Например, о так называемой "странной войне", которую западные союзники вели с Гитлером в 1939-1940 годах.

"21 ноября французское правительство создало в армии службу развлечений на французско-германском фронте, якобы фронте. В парламенте обсуждался вопрос о выдаче солдатам дополнительных спиртных напитков, отмене налогов на игральные карты для действующей армии. И закупили 10 тысяч игральных мячей. Это все из архива, это не я выдумываю. Я скажу то, что называют кондовой пропагандой кровавого режима кремлевского. Но тогда послушайте Черчилля: "То, что русские армии должны были встать на этой линии, линии Керзона, совершенно необходимо для безопасности России против нацистской угрозы. Как бы то ни было, эта линия существует, создан Восточный фронт, который нацистская Германия не осмелится атаковать. В этом смысле все происходящее между СССР и Германией — временное перемирие перед решающей схваткой". Он предвидел. Вот как умные люди понимали и трактовали события 1939-го года", — отметил Серей Иванов.

Шесть утра 17 сентября 1939 года. Советские войска входят в то, что остается от Польши, в которую 1 сентября с Запада вторглись гитлеровцы, и доходят до той самой "линии Керзона". Конечно же, поляки это никогда не забудут.

Также часть истории — кадры из тогдашнего документального фильма украинца Александра Довженко о том, с какой радостью встречали русских многие жители вчерашних польских Западной Украины и Белоруссии. Да, став гражданами СССР, и они вскоре испытали и другие "прелести" тогдашнего советского режима: репрессии, депортацию и так далее.

"Эту линию не мы провели, не Сталин и даже не Гитлер. Ее провели англичане. Так же, как не говорят потом о передаче исконно польского города Вильно в независимую Литву. Не в советскую Литву — в независимую Литву по просьбе литовских трудящихся. Хотя в Вильно отродясь никаких литовцев не жило, это тоже исторический факт. Известно, кто там жил, — поляки и евреи", — заявил Сергей Иванов

Кстати, многие польские евреи тогда и спаслись в СССР за "линией Керзона", по которой сегодня и проходят границы Белоруссии и Украины. И они вряд ли хотят эти земли вернуть полякам. А поляки, в свою очередь, вряд ли захотят отказаться от доставшихся им от Сталина в 1945-м бывшей германской Силезии и большей части Восточной Пруссии, проклиная почему-то вместе с коммунизмом и Россию.

"Я считаю, что неконструктивная позиция этих государств, особенно Польши, объяснялась иррациональным антисоветизмом политических элит этих государств, Польши в частности. Иррациональным антисоветизмом. Прошло 80 лет, и сейчас и можно совершенно смело, на мой взгляд, говорить об иррациональной русофобии нынешнего польского руководства. Что изменилось за 80 лет? Ничего. Извините, но это мое личное мнение", — подчеркнул Иванов.

После пакта прошло чуть больше двух лет, началась Великая Отечественная и уж точно совершенно новый этап отношений Москвы и Запада

- Сергей Борисович, я хотел вам дополнительный вопрос задать как председателю Попечительского совета Российского военно-исторического общества. Как вы думаете, где то реле, которое перещелкивает в отношениях России и Запада в случае возникновения критически важных опасностей?

- Я уже цитировал Черчилля. Вот еще одна его цитата: "История англо-российских отношений — это кладбище хороших намерений". Кстати, все время забывают о пакте Молотова – Риббентропа. Если бы мы его не подписали, над нами нависала бы реальная война на два фронта. Мы ее избежали. Вообще я считаю этот пакт достижением советской дипломатии, которым гордиться надо. Мы что, хотели начать войну с Германией в 40 километрах от Минска или в 100 километрах от Ленинграда? И что было бы?! Где бы мы остановили немцев? За Уралом?..

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере