Благотворительные фонды дополнили принцип Гиппократа

Благотворительные фонды дополнили принцип Гиппократа

Масштабная акция в поддержку детей больных раком пройдёт на этой неделе в Санкт-Петербурге. В пятницу в Ледовом дворце выступят звёзды мировой величины, сами перенесшие онкозаболевания - Моника Белуччи, Шэрон Стоун и Кевин Костнер. Такие акции помогают собрать серьёзные средства на лечение детей и теперь будут в России проходить чаще. Президент предложил в своём Послании Федеральному Собранию упразднить налог на средства благотворительных фондов.

Трёхлетняя Аня на все вопросы взрослых пока предпочитает отвечать дипломатичной улыбкой. В крайнем случае, берёт музыкальную паузу.

Таких детей в институте детской онкологии и гематологии примерно полторы сотни со всей страны. Вместе с ними в больницу ложатся их мамы. Для каждой в институте находится койка рядом с ребёнком. Но ещё нужны деньги. Хотя бы для того, чтобы купить игрушку или фрукты, да и просто на жизнь.

- Мам, помоги!

За помощью идут к "Настеньке". Благотворительный фонд, названный в память о девочке, которую спасти не удалось, теперь помогает другим выздороветь.

"Жизнь за стенами для матерей становится немножко чужой. Потому что здесь нам всё понятно - лейкоциты, тромбоциты. Иногда, вместо приветствия матери говорят: сколько у вас? И они сами понимают, о чём говорят: насколько поднялись лейкоциты или тромбоциты", - поясняет председатель благотворительного фонда "Настенька" Джамиля Алиева.

Это из пережитого. Сын Джамили тоже лечился в этой больнице, и вот уже восемь лет она делает всё что может, чтобы спасти других детей. Курс лечения обычного лейкоза здесь обходится в 300 тысяч рублей. Трансплантация костного мозга - от 600 тысяч до нескольких миллионов. И хотя лечение для россиян бесплатное, за технику для отделения - аппараты искусственного дыхания, искусственной почки, мобильный рентген-аппарат - заплатили благотворители. А ещё они же закупили игрушки, пелёнки и книжки.

"Очень своеобразно сконструирован бюджет медицинских учреждений, где просто-напросто определенные вещи, определенные статьи расходов отсутствуют. Не потому, что онкоцентр плохой, а потому что реально нет статей расходов на какие-то мелочи", - разводит руками заместитель директора НИИ детской онкологии и гематологии по научной и лечебной работе Российского онкологического научного центра имени Н.Н. Блохина РАМН Георгий Минткевич.

Вот такие счетчики - инфузоматы - стоят теперь у многих кроватей. Они отмеряют капли назначенной химиотерапии. Раньше, их вручную считали мамы, ночами. К каждому пациенту медсестру ведь не приставишь.

"Когда прибор работает хорошо - зелёная кнопка, сигнал тревоги SOS - красная кнопочка", - показывает на приборе мать Миши, который проходит лечение в центре.

Здесь лечатся долго, месяцами. И всё это время детей готовят к жизни после выписки. В онкоцентре есть своя школа. Маленькой Ясмине на урок математики пока рано, ей всего три года, а вот домой - уже в самый раз. Скоро выписка.

"В январе с острым лейкозом попали сюда. Но сейчас уже идём на поправку. Скоро выписка у нас. Издалека, из Ингушетии приехали", - говорит её мама Мадина Чаджоева.

В онкоцентре противостоят болезням по усовершенствованному принципу Гиппократа: против болезни не двое - врач и пациент, а трое - благотворительный фонд, в который можно всегда прийти за помощью, даже из больницы выходить не надо - он тут же, в отделении.

"Мы надеемся только на лучшее. Мы надеемся только на выздоровление. И всё у нас будет хорошо, да, Ань? Другого не может быть", - уверена Виктория Столярова.

А в фонде "Настенька" копят деньги на новый излучатель. Прибор, который поддерживает здоровье после трансплантации костного мозга, стоит 170 тысяч евро. Тем более, что стать благотворителями будет проще, в Послании Федеральному Собранию президент предложил усовершенствовать законодательство в этой сфере.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере