Вопрос времени: БРИКС может стать заменой МВФ

На этой неделе Москва вступила в права председателя БРИКС. Саммит пройдет в июле в Уфе. Но уже сейчас говорят, что БРИКС – это замена МВФ. Но потянем ли? Ведь и у нас — последствия девальвации, и в Бразилии она с начала года – 25 процентов, и в Китае — замедление.

Вот еще один опрос, проведенный в "Меркурий-Клубе".

Геннадий Зюганов, председатель ЦК КПРФ:

- БРИКС — это одно из самых удачных решений с точки зрения противовеса Международному валютному фонду и НАТО. Я бы максимально укреплял это объединение, потому что оно геополитически очень перспективно. Тихий океан будет играть в XXI веке роль Средиземного моря времен античности. С другой стороны, в Китае правят левые коммунисты. В Индии очень сильны левые. ЮАР – левые вместе с народным Национальным фронтом у власти. В Бразилии — во многом тоже. Я думаю, это умерит пыл и антикоммунистов и поможет нам решать многие насущные задачи.

Сергей Катырин, президент Торгово-промышленной палаты РФ:

- Вопрос времени. Сегодня, конечно, еще рано сопоставлять такие величины. Если говорить о завтра, послезавтра, то, я думаю, это вполне может быть сопоставимо. Если посмотреть на цифры – почти половина населения Земного шара. Где-то почти 30 процентов валового мирового продукта. Год, мне кажется, может быть переломным.

Ирина Яровая, депутат Госдумы РФ, фракция ''Единая Россия":

- Россия очень заинтересована в том, чтобы строить отношения с нашими партнерами БРИКС и ШОС в формате взаимовыгодного сотрудничества. Россия, безусловно, против однополярного мира, а это значит, нам нужны новые финансовые инструменты. И Россия в сотрудничестве с другими странами может предложить миру новый формат взаимовыгодного сотрудничества. Первый шаг должен быть в том, чтобы, формируя бюджеты, собственные ресурсы, источники развития, мы понимали, что эквивалент — условный доллар, но собственные силы — это главное.

Сергей Глазьев, советник президента РФ по вопросам региональной экономической интеграции:

- Ядро формируется в Юго-Восточной Азии: Китай, Индия, Вьетнам, Корея, Япония. Это будущий центр, точнее, уже состоявшийся центр глобального экономического развития. Причем институты воспроизводства капитала в рамках этой группы стран сильно отличаются от американской модели. Это, прежде всего, сочетание стратегического планирования и рыночной самоорганизации, государственного контроля за базовыми параметрами воспроизводства капитала и бурной частной инициативы. И самое важное отличие: если в американско-европейской модели главное — это частные интересы финансистов, финансовые олигархи, то в азиатской модели главное — это общие интересы, интересы развития. Страны БРИКС шире, чем азиатское ядро, но до МВФ своего пока еще далеко. Те институты, которые сейчас создаются, это не противовес МВФ, это скорее, некое дополнение, попытки создать механизмы региональной стабилизации, независимой от Валютного фонда и Соединенных Штатов.

Андрей Никитин, генеральный директор Агентства стратегических инициатив:

- Потянем однозначно. У нас есть как минимум две инициативы, которые мы хотим реализовать в рамках БРИКС. Это единые стандарты в области административных барьеров. Мы хотим, чтобы тому, кто строит, можно было по одинаковым документам строить и в России, и в Китае, и в Индии. И мы такую рабочую группу создали. А вторая тема – квалификации. Это позволит рабочей силе свободно мигрировать, понимать, что сантехник в России учится по тем же правилам, что сантехник в Китае

Борис Титов, уполномоченный при президенте РФ по правам предпринимателей:

- Конечно, экономика стран БРИКС слабее, чем тех стран, которые участвуют в работе МВФ. И формирование резервов, как капитал МВФ, конечно, по-другому распределяется между странами. Но нам и объемы не нужны такие, как МВФ. Поэтому, мне кажется, это больше как бы совместный капитал, чтобы реализовывались совместные проекты. Ну, и если наступают какие-то непредвиденные тяжелые времена, то и в этот момент подставлять плечо.

Девальвация, с одной стороны, это тяжелое испытание для экономики, но, с другой стороны, и потенциал развития в будущем. Непростые времена во всем мире, непростые времена и в Бразилии, и в России. Сегодня нам тяжелее, а Китаю легче, поэтому в какой-то момент Китай, может быть, пока подставит плечо, в какой-то момент мы Китаю. Это баланс, который очень эффективен.