Транстихоокеанское партнерство. Реплика Александра Привалова

Соединенные Штаты Америки объявили об успехе переговоров по созданию Транстихоокеанского торгового партнерства (ТТП). В Атланте представители торговых ведомств 12 стран азиатско-тихоокеанского региона пришли к соглашению о создании новой зоны свободной торговли. Страны, представляющие более трети мирового ВВП и более четверти международного товарооборота, создают зону с нулевыми пошлинами, объединяют правила оборота интеллектуальной собственности и контроля при экспорте, а также много всякого другого – от синхронизации оплаты труда до согласованной валютной политики.

Главный смысл нового партнерства состоит в том, что в нем нет Китая, который ведь тоже, как ни крути, страна этого самого азиатско-тихоокеанского региона, да к тому же более чем заметная. Премьер Японии, правда, "не исключил", что Китай когда-нибудь в будущем присоединится к ТТП, и даже пожелал такого присоединения. Но если даже оно и случится, Китай окажется там новичком, вынужденным, в основном, принять правила, разработанные без его участия. Собственно, именно в этом и была основная цель – во всяком случае, у главного участника соглашения, у американцев.

Президент Обама сказал же, совершенно не скрываясь, что "мы не можем позволить странам вроде Китая писать правила глобальной экономики". И добавил еще прямее: "Правила глобальной экономики должны писать Соединенные Штаты". В ТПП практически так оно и происходит. Правила (текста которых еще никто не видел) разрабатывались, конечно, в ходе упорных переговоров, но голос Америки был там наиболее весомым, и в том основную часть выгод от нового альянса получит как раз Америка.

Однако в этом случае весьма уместно поинтересоваться, какая именно Америка будет получать выгоду: ведь новая зона свободной торговли будет не очень похожей на прежние. Нобелевский лауреат по экономике Стиглиц заявил: "Раньше от подобных договорённостей потребители выигрывали, так как снимались торговые тарифы. Теперь же речь идет об отмене регулирования внутри стран, отчего потребители проиграют, но зато обогатятся крупные компании". Оснований для такого вывода имеется достаточно. Года, кажется, полтора назад через WikiLeaks "утекли" черновики нескольких глав ныне заключаемого соглашения – именно тех, ценность которых только что превозносил президент Обама, комментируя соглашение в Атланте, об охране окружающей среды и интеллектуальной собственности. И эксперты оценили, что новые правила по якобы защите окружающей среды сформулированы в интересах крупных энергетических корпораций, которые смогут бурить там, где раньше по экологическим причинам делать этого не могли. А раздел об интеллектуальной собственности создан в интересах американских фармацевтических компаний: им удлинят монопольное право на фирменные торговые наименования лекарств, существенно отсрочивая появление на рынке значительно более дешевых дженериков, жизненно важных для мирового здравоохранения.

Разумеется, это Штаты получат не совсем бесплатно. Так, соглашение снимает пошлины на японские автомобили на североамериканском рынке, что принципиально изменит чуть не весь мировой автопром – и уж, конечно, автомобилестроение в самих США. Неудивительно, что сопротивление ТТП ожидается более чем серьезное. В самих США против ратификации этого договора уже высказались не только экологические организации (они там весьма влиятельны, но отдельно вряд ли бы стали большим препятствием). Против высказались и профсоюзы, и весьма многие однопартийцы Обамы по демократической партии: они опасаются заметного сокращения числа рабочих мест и снижения заработных плат.

Борьба только начинается: конгресс должен будет ратифицировать или отвергнуть соглашение не раньше начала будущего года. Забавно, что (точь в точь как у нас, когда мы вступали в ВТО) конгрессмены получат не более 90 дней на знакомство с документом (который пока продолжает быть секретным!) и не будут иметь права его менять. Только принять целиком – или отвергнуть. Не слишком гладкой обещает быть ратификация и в других странах-участницах. Скажем, в Канаде главный соперник действующего премьера на предстоящих через две недели выборах уже пообещал, что в случае победы сразу же выйдет из ТТП.

Впрочем, почти не сомневаюсь, что в течение двух ближайших лет круг ратификаций будет пройден, и, как минимум, 12 тихоокеанских стран станут жить по правилам ТТП. Правила игры, определяемые большими корпорациями, могут не нравиться (откровенно говоря, в них не слишком много того, что может понравиться), но правила задают именно они. И нам стоило бы не только критиковать эти правила, но и активнее участвовать в их выработке. Для чего поставить себе, например, такую задачу: чтобы три, а лучше пять российских несырьевых компаний вошли в Fortune 500. По мне, очень была бы неплохая цель для национальной экономической политики.