Запад может обеспокоиться из-за последнего энергетического проекта Ирана


Global Look Press

Вдобавок к своей способности создавать хаос на мировых рынках нефти, закрывая Ормузский пролив, через который проходит около 35% мировых поставок нефти, учитывая необходимость сохранять свои доходы от экспорта нефти в Азию, Иран быстро продвинулся в разработке проекта порта Бандар-э-Джаск. Важно отметить, что Джаск расположен не в рискованном проливе Ормуз, а на юго-востоке в Оманском заливе. Это предлагает относительно безрисковый транзитный маршрут доставки на ключевые рынки Ирана на Востоке, особенно в Китай и в Индию, а также на рынки, расположенные дальше на юг в Африке.

Согласно недавним комментариям Дехкани, генерального директора PEDEC, компании, отвечающей за разработку проекта в тандеме с Национальной иранской нефтяной компанией (NIOC), экспорт нефти первой фазы начнется в течение следующих 12 месяцев, а к окончательной реализации этой цели приступят в этом месяце. После полного ввода в эксплуатацию этот проект позволит добывать 1 млн баррелей в сутки нефти из Ирана, особенно на первом этапе из группы богатых ресурсами месторождений в районе Западного Каруна. Кроме того, Джаск также будет использоваться для доставки нефти на нефтеперерабатывающие и нефтехимические заводы с целью увеличения этого экспорта и в Азию.

"Нынешняя логистическая модель неустойчива, поскольку около 90% всей иранской нефти на экспорт загружается на острове Харг, причем большинство оставшихся грузов проходит через терминалы в Лаване и Сирри, что делает ее основной и легкой целью, чтобы нанести ущерб экономике Ирана", — сказал на прошлой неделе высокопоставленный источник, тесно сотрудничающий с Министерством нефти Ирана. "С другой стороны, Ирану нужна возможность использовать угрозу закрытия Ормузского пролива по политическим причинам, а также не уничтожать собственный поток доходов от экспорта нефти", — добавил он. С практической точки зрения, даже до того как в мае 2018 г. были введены санкции США, терминал Харг был не идеальным местом для использования танкерами, поскольку узость Ормузского пролива означает, что они должны проплывать через него крайне медленно.

В соответствии с планами нефтепровод протяженностью 1 тыс. км и стоимостью $1,8 млрд, соединит Гурие в сельском округе Шоайбие-йе Гарби, в провинции Хузестан, с округом Джаск, в провинции Хормозган. Как только нефть будет в Джаске, она будет храниться в любом из 20 резервуаров, емкость каждого из которых составляет 500 тыс. баррелей нефти, на первом этапе (всего 10 млн баррелей) для последующей загрузки на VLCC, направляемые из Оманского залива в Аравийское море, а затем в Индийский океан. Эти VLCC будут размещены на транспортных средствах стоимостью около $200 млн на первом этапе, хотя планируется расширить мощности, чтобы обеспечить дальнейшую поставку различных нефтепродуктов и продуктов нефтехимии, востребованных в Азии.

Согласно иранскому источнику сюда входят бензин, газойль, топливо для реактивных двигателей, сера, бутадиен, этилен и пропилен, моноэтиленгликоль. Директор проектов в Иранской национальной нефтяной компании Али Мохаммад Боссакзаде недавно заявил, что этой частью проекта Джаска будет управлять Bakhtar Petrochemicals Holding, хотя "иностранные компании" также могут принять участие. Фактически, согласно источнику в Иране, Китай предложил отправить в Иран столько инженеров и других специалистов, сколько необходимо для такого проекта, на столько времени, сколько потребуется. "В течение 12 месяцев с конца следующего года планируется, что объем хранения Джаска составит 30 млн баррелей с возможностью экспортировать от 2 млн до 2,5 млн баррелей нефти в день, если потребуется", — сказал он.

Хотя первоначальный спонсор проекта Джаска — действующий президент Хасан Рухани — согласно конституции не может снова участвовать в выборах в следующем году, поддержка проекта затронет все политические группировки и получит полную поддержку Корпуса стражей исламской революции по трем ключевым причинам. Во-первых, маршрут, проложенный через Ормузский пролив, означает, что Иран продолжит развивать свой нефтяной бизнес с Китаем, а также с Индией, пока США не вернутся за стол переговоров по ядерной сделке. Во-вторых, это означает, что большой объем финансирования будет поступать в Иран из Китая и из России, так как оба уже внесли свой вклад в расходы по Джаску.

Наконец, наличие огромных мощностей для хранения нефти в нескольких минутах морского путешествия от Индии означает, что давление со стороны Индии и Пакистана приведет к окончательному разрешению строительства нефте- и газопровода Иран — Индия или газопровода Иран — Пакистан — Индия. "Это потребовало бы размещения иранских сотрудников службы безопасности, то есть IRGC, на индийской земле или на пакистанской и индийской землях, что представляет значительный стратегический интерес для IRGC", — сказал источник в Иране. "Это также означает, что Иран может продолжать поставки нефти во фракцию хути в Йемене для постоянной угрозы южному флангу Саудовской Аравии, а также группировкам ополчения в Сомали и Кении", — подчеркнул он.

Учитывая межпартийный консенсус в Иране по проекту Джаск, прогресс оказался чрезвычайно быстрым, поскольку этап строительства проекта начался только в 2018 г., а затем пришлось преодолеть различные препятствия, возникшие в результате повторного введения санкций США. Ключевым из них стала организация необходимых поставок труб и сопутствующего оборудования, что стало возможным благодаря часто используемой иранской позиции по разработке требуемой технологии. Учитывая это, по словам Дехкани из PEDEC, полная поставка сопутствующего оборудования для различных объектов в Джаске и его окрестностях начнется в ближайшие несколько месяцев.