Сергей Богданчиков: продавать нефть за бесценок неправильно

Президент "Роснефти" Сергей Богданчиков в интервью Российскому информационному каналу "Вести" рассказал, с какими результатами завершает год компания "Роснефть", и что ожидает нефтяную отрасль России в будущем году.

- Здравствуйте, с какими результатами "Роснефть" подходит к итогам года?

- Можно говорить, что прибыль за 9 месяцев у нас рекордная за всю историю нашей компании – 10,3 миллиарда долларов. Выручка превысила 58 миллиардов долларов, это на десятки процентов выше, чем за соответствующий период прошлого года.

- С чем связаны такие хорошие показатели?

- В текущем году мы добываем более 110 миллионов тонн нефти. Это на 9 процентов выше, чем было в прошлом году. Это показатель роста среди сопоставимых по масштабу компаний мира является лучшим на сегодня. И все это позволяет нам говорить, что итоговые – и производственные, и финансовые – результаты деятельности компании будут лучшими за всю историю ее существования и лучшими среди российских нефтяных компаний.

- А на какой уровень по переработке вы выходите?

- Мы переработали более половины того объема, которой добыли, это около 49,5 миллиона тонн. Это рост более чем на 20 процентов по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. А до 2020 года мы планируем довести уровень переработки нефти до 90 миллионов тонн в год.

- А планируете ли вы сокращать добычу нефти с учетом ситуации на мировом рынке и действий ОПЕК?

- На следующий год предусматривается рост добычи нефти. Но, если снижение цены на нефть будет катастрофическим, и если российским руководством будут приняты такие решения, то, безусловно, мы их выполним. Продавать нефть за бесценок, наверное, это неправильно.

- Какая планка позволяет держаться вам на плаву?

- Почему-то считается, что нефтяные компании начнут страдать первыми. На самом деле это не так. В случае снижения цен на мировом рынке, в первую очередь, страдает бюджет, все население России, потому что первое, что мы делаем, это платим налоги и экспортные пошлины. Во-вторых, страдают наши подрядчики по всей цепочке – это и уголь, и сталь, и трубы, и более сложные машины. То есть вся цепочка начинает испытывать проблемы. И только в последнюю очередь начинают страдать сами нефтяники. Но это не значит, что мы – безответственные люди, потому что все, что я упомянул, – это единая составная комплекса. Мы не можем друг без друга обойтись. Если где-то наступает проблема, и она усугубляется, после того, как цены пойдут вверх, мы ничего не сможем сделать. Но уж если ответить конкретно – сколько нужно нефтяникам – то на примере нашей компании: последние 3 месяца себестоимость была 3,35 доллара. Сопоставьте это с ценой 45-50 долларов за баррель, это и есть наша себестоимость. Если говорить о бизнес-плане 2009 года, то мы заложили в расчет цену 50 долларов за баррель Brent, а наш Urals – 45 долларов за баррель. То есть, вот это цена, которая по году будет наиболее реалистична. Сколько денег мы заработаем при этом? Мы зарабатываем ровно столько, что позволяет нам профинансировать все эксплуатационные издержки и капитальные вложения на уровне 2008 года.

- Это оптимистичный вариант. А если будет меньше 50 долларов цена? Уже знаете, от чего придется отказаться?

– У нас компания имеет экономическую модель, которая постоянно обновляется. Важнейшей частью ее является набор проектов, в которые мы инвестируем. Все они ранжированы по рентабельности. В случае снижения цены на нефть, мы будем отказываться от ряда строек, которые мы пока включили в бизнес-план.

- Потребители в России волнуются за цены на моторное топливо. Что с ними будет?

- Цены на бензин уже снижаются. Тенденция резкая уже началась в конце октября и продолжается. Отставание динамики цен на внутреннем рынке от мировых цен было всегда. Могу предполагать, что снижение цен на бензин продолжится еще несколько месяцев. Второе: в ценах на бензин очень велика доля налогов. Это общепризнанно, и это знает наше правительство, которое уже предприняло ряд мер, чтобы поддержать нашу отрасль.

- Каких шагов вы ждете от правительства?

- Что бы не делало правительство для нашей индустрии, это все равно тем или иным образом проявляется как благо для населения. Скажем, снижение экспортных пошлин позволило сэкономить нашей компании 1,7 миллиарда долларов.

- Это позволило сделать экспорт рентабельным?

- Нет, пока мы находимся на грани "плюс-минус". Но экспортный закон, который был принят несколько недель назад, позволяет нам предполагать, что у нас будет уверенный "плюс" с точки зрения рентабельности.

- Каковы возможности регулирования цен на нефть?

- Есть такое понимание как сокращение добычи нефти, а есть более мягкий вариант – резервирование добычи нефти. В принципе, можно снизить добычу нефти, но для этого понадобится время, потому что существующая система не нацелена на то, чтобы быстро и плавно реагировать на потребность рынка. Для нашего государства надо создавать такую систему. Она должна быть комплексная и включать в себя резервные фонды месторождений.

- А насколько перспективная тема перехода на рублевые расчеты?

- Безусловно, перспективная. Нужно, в первую очередь, работать со странами СНГ, а в перспективе – с Китаем, возможно. Но, в целом, мы хотели бы получить от правительства концепцию этого перехода, мы готовы в нем участвовать и считаем, что он крайне нужен нашей стране и принесет пользу нашим гражданам.

- Чем порадуете сотрудников в преддверии Нового года?

- У нас хорошие предпосылки на последующие годы. Впереди – много хорошей полезной работы. Есть рабочие места. Есть заработная плата. Будут и праздники.