Ксения Громова рассказала, как согрела Машкова на съемках "Русского бунта"

кадр из программы "Судьба человека"
кадр из программы "Судьба человека"

Чтобы добиться успеха в актерской профессии, Ксении Громовой пришлось преодолеть множество препятствий. Поступать в театральный она твердо решила после тяжелого расставания с любимым человеком. "Я плакала, застрелиться хотелось. Я переживала, потом все же сумела сублимировать все эти чувства в творческую составляющую, смогла собраться и перенаправить их на поступление, на свою мечту", – призналась Ксения в эфире канала "Россия 1". Чтобы исполнить заветное желание, ей пришлось четыре раза штурмовать столичные вузы, но уверенность в правильности выбранного пути всякий раз придавала ей сил идти дальше.

Дебют актрисы в большом кино состоялся уже на четвертом курсе, в фильме Алесандра Прошкина "Русский бунт". Она оказалась на одной съемочной площадке с такими звездами, как Владимир Машков, Сергей Маковецкий, Константин Юшкевич. "Это был классический случай, подарок судьбы", – вспоминает Ксения. Ее утвердили на роль Палаши сразу после проб на "Мосфильме", однако съемки задерживались – пришлось ждать натуру, ведь в кадре нужен был настоящий зимний пейзаж.

Как на зло, прямо перед отъездом в Оренбург Громова заболела желтухой. "Просто примитивной, глупой, дурацкой, детской желтухой. Мне ехать надо, первая роль. Для меня она – главная. А я лежу", – пояснила Ксения в интервью Борису Корчевникову. Авангард Леонтьев регулярно звонил и успокаивал молодую артистку: "Ксюша, ты прямо как Женя Миронов: он тоже накануне своей роли, тоже после четвертого курса лежал – заболел этой дурацкой желтухой".

К старту съемок ей все же удалось выздороветь. Актеры выходили на площадку даже в 40-градусный мороз, а после сцен обычно отогревались в машине. "Ехали домой, и так случилось, что меня посадили в машину вместе с Владимиром Машковым. Я его боялась, потому что думала – о, это же Машков, Пугачев! И, конечно, я смотрела снизу вверх на него", – рассказывает Ксения. Чтобы согреться, она решила немного размять себе ноги и вдруг заметила, что народный артист занят тем же. "Он говорит: "Чего мы мучаемся в три погибели? Давай ты мне..." И мы вот так вот друг другу ноги грели", – пояснила Громова в программе "Судьба человека".