Медицина, мусор, транспорт: интервью Андрея Воробьева "Вестям в субботу"

"Вести в субботу" отправились в путешествие, которое для москвичей иной раз являлось самым тяжелым, — такой разительный контраст был у столицы и окружающей ее Московской области. Но сейчас она вновь в повестке. Через область пошла новая автотрасса М11, скоро уже в окончательно рабочем режиме заработает сквозной для области и столицы метродиаметр — МЦД, стартовал фестиваль "Зима в Подмосковье". А еще область опередила столицу по эксперименту с новой сортировкой и переработкой мусора. А это — тема для всей страны. Об этом "Вестям в субботу" рассказал подмосковный губернатор Андрей Воробьев.

Москва. Ярославский вокзал. Теперь, конечно, стало удобно: билет можно купить по банковской карте в автомате. Губернатор Московской области Андрей Воробьев на электричках ездит часто, и у него есть своя постоянная карта — подмосковная "Стрелка", которая скоро будет действовать вместе со столичной "Тройкой".

Едва успеваем преодолеть турникеты — и быстро-быстро — по перрону до вагона. Но успеваем. Через считаные секунды начинаем движение в область, которая, с одной стороны, не изменилась.

- И двор, и подъезд, и благоустройство — все сравнивают с Москвой.

- Естественно, — говорит губернатор. — Это совершенно очевидно. Особенно города, которые прилегают к Москве.

- Красногорск тот же самый, который прямо за МКАДом.

- Химки, Красногорск, Подольск, Балашиха, Реутов, Мытищи — все это одно пространство, один мегаполис.

С другой стороны, кое-что видно и безо всяких соцопросов.

- Смотрите, заметно: вот мы опережаем один поезд.

- Да, но у нас экспресс. У нас "Спутник", — говорит Воробьев.

- Да, но дело в том, что у нас "Спутник", а народу много сидит.

- Да, достаточно много.

- Большой поток идет из Москвы в область.

За день до этого — в Цифровом центре управления областью, куда сходятся данные, начиная, например, от того, сколько еще остается обманутых дольщиков, и контроль за тем, чтобы это уже никогда не повторилось.

"Каждый человек, который приобрел квартиру или стал дольщиком, приобрел договор на долевое участие, может контролировать, как строится его дом", — заверила Марина Егорова, ответственный сотрудник блока строительства ЦУР Московской области.

Еще, например, есть группа, которая следит за тем, сколько за день проведено обследований КТ и МРТ. Рост, кстати, в разы.

Цифровой контроль — дело хорошее. Но в поезде соседями губернатора оказываются мама с ребенком, с которыми искусственный интеллект явно не справился: едут на медобследование каким-то очень странным маршрутом.

- Куда малыш едет? – интересуется Воробьев.

- В больницу, — отвечает женщина.

- В Королев?

- Нет, в Мытищи.

- А откуда?

- Из Раменского.

- Из Раменского?!

Это получается, из одного конца области в другой, да еще через Москву.

Воробьев звонит, как выяснилось, в областной Минздрав и выясняет, как же маму с ребенком могли отправить по такому крученому маршруту. А рядом еще и студенты. Как выясняется, едут туда же, куда и мы, на станцию в Королеве, в Технологический университет. В Москве такого нет. У них — свои вопросы к губернатору.  "На скоростную электричку скидку не предоставляют по студенческому билету. А хочется поспать с утра. В 5:40 встаем, чтобы доехать до университета", — говорят студенты.

По прибытию в Королев губернатора опять обступают. Когда и в эту часть Подмосковья придет метро? "Метро будет в 2022-2023 годах. МЦД. Это и будет наземное метро. Стоимость будет такая же, как в метро", — сказал Воробьев.

Рядом в поезде с нами была группа пенсионерок, которые подбрасывают губернатору еще одну задачу. Они — как выяснилось — экскурсантки. Возвращаются домой довольные, но просят, чтобы и в области, и в Москве одинаково работали социальные карты на транспорт. А еще благодарят за какие-то курсы по долголетию.

Одна их дам сразу назначает нам встречу там, где, как выяснилось, в Королеве теперь новый променад. Там, как и в столице, теперь уютное зимнее освещение, которое включают задолго до, а выключат через много недель после Нового года. И там — скандинавская ходьба. Здесь — о той проблеме, которая губернатору, наверное, все-таки не подвластна.

- Серьезная проблема: мужчин вообще нет, — сказала пенсионерка.

- Боятся, стесняются, может быть, — предположил Воробьев.

- Жены за них боятся. Некоторых не пускают. На старости лет еще на диване пусть при мне лежит.

Все больше дам мы встретили в центре, где с пенсионерами проводят курсы танцев, какого-то чудного плетения и, кстати, обучения компьютерной грамотности на предмет пользования интернет-порталом госуслуг; хотя, если честно, меня лично, больше всего впечатлило кресло, сев в которое и внеся через понятный любому экранчик данные о возрасте, росте и весе, скоро получаешь на мобильный сначала электрокардиограмму, а потом и комментарий к ней из Сеченовского института. И ведь пришло. Я, оказывается, еще ничего.

Совсем неожиданный сюжет о том, что касается если не сбора, то переработки мусора.

- Мусор, наверное, надо поездами вывозить из столичного региона куда-нибудь?

- Зачем? — говорит губернатор. — Вы думаете, где-то наш мусор ждут? Я не думаю так.

Когда семь лет назад Воробьев стал губернатором Подмосковья, он сам показал нам с высоты птичьего полета доставшееся ему в наследие – свалки — еще советские и дикие пореформенные. Очень скоро он, сам где-то спровоцировавший эту тему для всей страны, познал своего рода "бумеранг": когда на "Прямой линии" с Путиным на него как на действующую власть обрушились жители Балашихи. Сегодня, конечно же, непростая тема со сбором мусора — то, что Воробьев сознательно сделал максимально прозрачным в своем том самом цифровом центре.

Нас уверили, что теперь стандарт для исправлений — сутки. Мы мучали расспросами.

- Не мухлюют?

- Когда приезжает мусоровоз, он фотографирует мусор до и мусор после, — пояснили сотрудники центра.

- Но не было такого, что вчерашнюю фотографию вывешивают?

- Приложение не позволяет.

А что все-таки в бачках на земле? Привыкли ли люди к тому, чтобы сортировать мусор сами? Итак, двор в Королеве, где еще летом было жестко.

"Мы все-таки прониклись раздельным сбором мусора, — признаются местные жители. — Мы отдельно все собираем. Бумагу мы вообще носим в библиотеку, потому что там ее принимают, чтобы переработать. На даче такого нет".

Нюансов много. Но вместо 11 в Подмосковье уже почти 30 тысяч площадок. Понятно, что к приезду Воробьева подтянулось начальство.

"Дворник убирает и тут же это фотографирует, отправляет в администрацию и ответ уходит заявителю", — рассказал Роман Дудин, ответственный сотрудник блока ЖКХ ЦУР Московской области.

А что все-таки говорит и начальство?

- Где самая сложная сейчас ситуация? – интересуется Андрей Воробьев.

- Чем дальше от МКАД, тем больше пробеги.

И уже точно для всей страны — про тарифы за вывоз мусора:

- Мы их повышать не будем. Мы ввели достаточно большие льготы, в частности, для людей старшего поколения. 70-летние у нас платят 50%, 80-летник – ноль, — отметил Воробьев.

- Точно? Потому что мама одной нашей сотрудницы переживает. Она в Балашихе живет.

- Да, конечно.

- Куда надо идти, чтобы это дело оформить?

- Мне кажется, это автоматом как-то идет.

Понятно, что отдельная тема – переработка этого мусора, создание целой новой отрасли, куда можно отправлять отходы, которых в обществе потребления стало конечно, куда больше, чем в советские времена.

- То есть сверхзадача, чтобы эти мощности стояли в тех местах, где они никого бы не раздражали?

- Это требование закона, — отметил Воробьев.

В Подмосковье решили не экспериментировать, а сразу привлекли крупные компании.

- Задача — закрыть все городские свалки. Мы закрыли Воловичи, буквально недавно еще две свалки — в Дмитровском районе и Егорьевске — закроем. Открыты они были еще в советские времена, вот им, слава Богу, приходит конец, — подчеркнул Воробьев. - И Ядрово должны закрыть, это в Волоколамске, и еще одну свалку мы должны закрыть в Люберцах. И еще одну — в Серпухове.

- И это говорите вы, кому работать до 2023 года?

- Наша задача — до конца следующего года эти свалки закрыть.

Грамотное решение этого вопроса, с учетом пожеланий жителей, дает те результаты.

- У нас экономика растет где-то на 4%, — сказал Воробьев.

- О, выше, чем в России.

- Это хороший показатель.

- А если в рабочих местах считать, то сколько их создано?

- Мы в год создаем порядка 50-70 тысяч рабочих мест.

Вопрос вопросов – это, естественно, зарплаты. В Подмосковье, конечно же, ориентируются на Москву. Хотя те, кто их Москвы ездят в тот же королевский Технологический институт, которому недавно было присвоено имя великого космонавта Алексея Архиповича Леонова), эти студенты — пример того, что и молодежью движут не только деньги.

Но, если честно, тот уровень зарплат, на который могут рассчитывать выпускники космического вуза, нам показался таким, где все могло бы быть и получше; впрочем, это — вопрос уже не к губернатору.

А он повел нас дальше по городу. Заглянули мы и в замечательно уютный королевский дом-музей поэтессы Марины Цветаевой, куда, к счастью, стало все больше приезжать туристов и из области, и из Москвы, хотя опять же могло бы быть побольше. А еще — туда, где выдают коньки и куда москвичи приезжают на зиму, на каток.