Крымские истории: Русская весна глазами крымчан. Часть третья. Боец "Беркута"


фото EPA


фото: Russian Look

В годовщину вхождения Крыма в состав России Вести.Ru подготовили серию интервью с жителями Крыма из разных социальных слоев, чтобы вместе с ними вспомнить события годовой давности и узнать, что для них поменялось после воссоединения.

История первая. Пенсионер

История вторая. Предприниматель

История третья. Боец "Беркута"

 

Владимир (имя изменено). Боец спецподразделения крымской полиции "Беркут". 

Родился и вырос в Крыму. Служил в армии. После демобилизации продолжил службу в спецподразделении украинской милиции "Беркут" . Во время майдана, в составе сводного крымского отряда, был командирован в Киев на охрану правопорядка. После победы оппозиции и бегства Януковича вернулся в Крым и продолжил службу в российском ОМОНе.

Расскажите как вы оказались на майдане? Где несли службу? Помимо крымского "Беркута", были другие подразделения?

Нас командировали в Киев в начале декабря прошлого года. Поставили охранять здания Верховной Рады и Совета Министров. С нами вместе несли службу ребята из других городов Украины.

Какие отношения были между бойцами "Беркута" из Крыма и с других украинских городов?

Нормальные были отношения, дружеские. Мы же одно спецподразделение, хоть и раскиданы по разным городам. Одно дело делали — охраняли правопорядок.

Насколько стремительно нарастала напряженность между милицией и митингующими? Была видна организация этих выступлений?

Нарастание происходило постепенно. Поначалу не было ощущения, что это четко организованная акция. Все начиналось с банального — какие-то митинги, отдельные стычки с милицией. Люди вели себя так, как обычно ведут себя граждане, недовольные текущим положением дел в стране. Недовольство проявлялось хаотично. Позже в их действиях стала заметна организованность. У нападающих появилась экипировка — каски, щиты, маски. У некоторых даже бронежилеты. Тоже самое с оружием, сначала камни и палки, потом цепи и "коктейли Молотова", затем и огнестрельное оружие появилось, захваченное в ходе налетов на оружейки в западных областях Украины.

А что было в вашем распоряжении?

Легкие бронежилеты от ножа или палки, пластиковые каски, щиты. Из оружия — дубинки, газовые и свето-шумовые гранаты. Были еще помповые ружья с резиновыми пулями. Огнестрела не было.

Кто из числа майданщиков проявлял наибольшую активность?

Самыми активными и организованными были боевики националистических организаций, таких как "Правый сектор" или "Белый молот". Они имели свою иерархию, были обучены тактике уличных столкновений с милицией. Именно они занимались прорывами кордонов. Остальные митингующие играли роль массовки.

В какой момент для вас, несущих службу на улице, настало самое пекло?

После того, как Янукович согласился на досрочные выборы и подписал, при участии представителей Евросоюза, соглашение с оппозицей. Вот после этого как будто отмашку дали. Случилось несколько налетов на отделения милиции и СБУ на западе Украины с целью завладения оружием и спустя день, как про это рассказали в новостях, это оружие появилось в Киеве. Сначала были одиночные выстрелы. Потом уже пули градом со всех сторон летели. Оружия нам никто не давал. Всё милицейское начальство, ответственное за принятие решений, ушло либо в отпуск, либо на больничный. Неразбериха царила полная. Нас уже буквально расстреливают, а мы, как на параде, в полный рост.

Какие были мысли, после того как Янукович покинул страну?

После бегства Януковича стало понятно, что государственный переворот свершился. Мы начали отступать в санаторий под Киевом, где базировались на время командировки. Настроение было тягостное, напряженное. Каждую минуту ждали,что сейчас нас окружат вооруженные боевики майдана. Была вероятность, что оружие нам даст киевский "Беркут", но к этому моменту их база уже была окружена, а всех выходящих из нее расстреливали снайперы. Спасение пришло из родного Крыма. Наше симферопольское начальство не стало ждать пока нас всех положат и выслала в Киев самолет с оружием и тяжелой защитой. В тот момент, когда мы прибыли в санаторий, группа наших сотрудников уже привезла этот груз из аэропорта. Ну, тут мы сразу повеселели (улыбается). Прежнее напряжение ушло, мы уже были готовы к любому развитию событий. Нас 150 человек, вооружены и экипированы. Мы уже составляли серьезную силу.

Что было дальше?

Спустя несколько часов к нам приехали переговорщики от майдана. Говорят — нам прекрасно известно, что к вам прибыл самолет с оружием и боеприпасами. Вы нам тут такие не нужны. Уезжайте из Киева, мы вам предоставляем коридор и сопровождение.

Кем были эти сопровождающие?

Это были депутаты Верховной Рады от националистической партии "Свобода". Они нам обеспечили проезд через все блок-посты активистов майдана до самого Крыма.

А почему вы не улетели тем же бортом, что привез вам оружие?

Потому что к тому времени аэропорт уже был блокирован. Единственное что мы успели сделать, это отправить воздухом наших раненных, примерно пятьдесят человек и одного погибшего.

Как развивались события после вашего возвращения в Крым?

Мы когда приехали в Симферополь, то сразу, с автобусов попали на гражданскую панихиду по погибшим сотрудникам. Там был один наш, из "Беркута", и двое из внутренних войск. Народ нас с цветами встретил, женщины плакали, мужчины хлопали по плечу. Трогательно было. Простились с ребятами. Ну а потом началось дрейфование в сторону России. Мы заступили на охрану границы Крыма и Херсонской области. Несколько раз предотвращали попытки провезти оружие, приходилось по колесам стрелять. Потом референдум, подписание договора, праздник.

Как проходил переход "Беркута" под юрисдикцию российского МВД?

Без особых проблем и юридических проволочек. Все было сделано по-людски. Постепенно все прошли аттестацию, службу никто на это время не прекращал.

Насколько изменилась служба в отряде после того как вы стали ОМОНом?

Никакого сравнения со службой в Украине! В российской полиции совершенно иной уровень материального и технического обеспечения. У нас теперь хоть топливо для патрульных машин всегда есть, да и машины стали поступать нормальные. Повысился уровень боевой и физической подготовки. Зарплата в три раза выше чем в украинские времена. Социальные гарантии. У меня семья большая, дети, я теперь их могу достойно содержать.

Когда принимали российскую присягу, не было внутреннего конфликта? Вы ведь уже однажды принимали украинскую. Говорят ведь,что присяга один раз принимается.

Мы давали присягу защищать народ и Конституцию и делали это до тех пор, пока этот самый народ на Майдане не стал вытирать ноги о Конституцию, попутно расстреливая безоружных милиционеров. Или как во Львове, вернувшихся с майдана беркутовцев заставляли на коленях каяться, за то что они присяге остались до последнего верны. Тем более мы, крымский "Беркут", как кость в горле новым киевским властям — переворот не поддержали, ушли несломленными. Нам после этого на Украину дорога заказана.

Планируете продолжить службу?

Конечно. Спустя год как мы стали частью России, стало больше уверенности в будущем. Можно спокойно жить, служить, строить планы и растить детей. Машину вот купил наконец, давно хотел. В общем, все у нас будет хорошо! 


Беседовал Евгений Салтыков