Инъекции с инфекцией: как не изуродовать себя в погоне за красотой

В российских больницах могут появиться штатные пластические хирурги. Минздрав планирует включить их услуги в систему медицинского страхования. Изменить внешность бесплатно смогут только те, кто в этом нуждается, за чисто эстетическим эффектом придется обращаться в платные клиники. Как не попасть в руки мошенников на рынке красоты?

Молодая, чуть за 20, в клинике пластической хирургии Алина Акулова постоянный гость. Под нож, в отличие от многих, легла не чтобы увеличить там или подтянуть здесь, а чтобы исправить ошибки так называемых "врачей", обещавших ей красоту всего за один визит. Три года назад по совету подруги кольнула в губы инфекцию. Оказалось под кожу ей вогнали несертифицированный токсичный гель. Лицо стало ассиметричным, говорить нормально не получалось.

Тогда девушка попыталась связаться с косметологом, проделавшим с ней такое. Но маленький кабинет в подвале крошечного салона красоты вдруг опустел. Чеков на оплату не было, договора на оказание медуслуг — тем более, а про пластического хирурга Алина смогла сказать только одно: обращалась к ней просто — Зуля. Даже фамилия неизвестна.

"Многие женщины хотят минимальным путем достигнуть максимального результата, — говорит пластический хирург Дмитрий Мельников, — и если они где-то видят объявления о том что мы можем через один прокол увеличить грудь, например, я не знаю в силу чего, но многие из них в это верят и идут".

Прошлой осенью в Ростове на Дону, после процедуры по подтяжке лица прямо в клинике, умерла пациентка. На операцию женщина специально приехала из Италии, ведь здесь дешевле.

На операцию по изменению формы носа Татьяна Сайфиулина не поскупилась. Выбрала крупную клинику, врача с именем. Очнулась от наркоза и пришла в ужас от новой себя.

"От бровей до зубов был сплошной синяк. Я говорю — не вы делали операцию. А он мне — вы это ни чем не докажете, вы были под наркозом, а подпись стоит моя", — вспоминает Татьяна. Она предполагает, что ее лицо стало учебным тренажером для молодых хирургов. Но доказать, что-либо в таких ситуациях действительно не просто. Но часто в юридический тупик себя загоняют сами пациентки, соглашаясь на уговоры врачей, платят им напрямую — в карман. В таком случае доказать даже сам факт медицинской процедуры — уже невозможно.

"Всегда платите в кассу, — призывает председатель Общества жертв пластической хирургии и косметологии Александра Рашель, — всегда получайте договор и чек, внимательно смотрите что там написано, включайте в себе юриста! Все должно быть официально, никаких вторых мест где работает хирург за другие деньги, дешевле, не должно быть — это вас погубит!".

И еще одна проблема, о которой предупреждают уже опытные хирурги-косметологи. Многие пациенты, даже удачно попробовав, уже не могут остановиться. Накачивают себя препаратами, которые, смешиваясь в организме, образуют химический коктейль, действия которого могут быть непредсказуемы.

"Основное количество осложнений связано не только с техникой введения препарата, но и с тем что в одну и туже зону наши пациенты вводят разные группы препаратов, которые не могут одновременно спокойно сосуществовать. Поэтому, безусловно, очень важна история лечения и когда пациент впервые обращается к врачу мы безусловно должны учитывать ранее проведенные процедуры", — говорит врач-косметолог Анна Стенько.

И потом косметологическая процедура — это вмешательство хирурга. А потому требует всей серьезности решения и понимания, что прежним после любого операционного вмешательства уже никто никогда не будет.