Тема:

Акт Магнитского 1 год назад

Акт Магнитского обошелся Браудеру в 100 тысяч долларов

Фильм Евгения Попова "Эффект Браудера" крайне раззадорил представителей либеральной общественности. Приведенные доказательства они принимать отказываются и утверждают, что Браудер — не агент спецслужб, а борется за правду, и именно поэтому болеет душой за акт Магнитского.

Платеж – 7393 доллара 50 центов. Предмет договора – "Вопросы России". Заинтересованная сторона — фонд Hermitage Capital, требующий прозрачности в отношениях с Москвой. Следующий документ. Цели и заказчик те же. Но сумма другая — десять тысяч. Наконец — третья квитанция. На 30 тысяч долларов. За что? Черным по белому — "Закон Магнитского".

"Политический лоббизм очень широко распространен. Там существует разветвленное законодательство на эту тему. Существует масса лоббистских компаний, лоббистских контор, которые этим занимаются профессионально. Как правило, они заключают договоры с клиентами. А затем выходят на те или иные парламентские структуры, поскольку в Конгрессе Соединенных Штатов конгрессмены делятся не только по комитетам профильным, но также по различным группам интересов",- говорит профессор, доктор политических наук Олег Барабанов.

В случае с Законом Магнитского его промоушеном в верхах, судя по документам, занимались две компании. Первая — это "Эшкрофт Груп", созданная и подконтрольная бывшему генеральному прокурору США. Вторая — APCO Worldwide. В квитанции также — имя посредника. Марджери Краус.

"Она интересна тем, что, если говорить, опять-таки, о связях мистера Браудера с российской политической оппозицией, то там фигурирует Институт современной России, ИСР, который возглавляется Павлом Ходорковским. Вот эта госпожа Краус, фирме которой Браудер лично платил, является одновременно членом попечительского совета этого Фонда ИСР, Фонда, который возглавляется Павлом Ходорковским. И мало того. По данным российских средств массовой информации, в частности, газеты "Ведомости", это тоже опубликовано, — она является официальным зарегистрированным лоббистом группы "МЕНАТЕП" в Вашингтоне", — рассказывает социолог Илья Ухов.

Суммируя цифры из обнаруженных в открытом доступе документов, получается, что всего за столь дорогой ему закон Магнитского Уильям Браудер заплатил сто тысяч долларов. Впрочем, это — только официально.

"То, что вменяется господину Браудеру сейчас, — это как раз формальная часть. То есть то, за что он официально отчитался. Более 100 тысяч. А есть еще масса неформальных частей. Туда входят, в частности, источники в Госдепартаменте. Некоторые называют Нуланд и ее мужа, который является одним из таких мозговых центров именно в республиканской составляющей, основными двигателями этого процесса. Поэтому это только та часть, которую удалось засветить. На самом деле, она намного больше", — говорит политолог Дмитрий Абзалов.

О том, что Акт Магнитского служит интересам лоббистских групп, еще в 2012 году говорил американский историк Стивен Коэн. Кстати, среди одной из самых заинтересованных в его принятии фигур эксперт называл не только Уильяма Браудера. Но и Михаила Ходорковского.

"Вокруг закона Магнитского пышным цветом расцветут лоббистские группы и всевозможные интриги. Одна из самых очевидных лоббистских структур – группа Михаила Ходорковского. Олигархические кланы, элитные междусобойчики будут использовать лоббирование для сведения счетов и подставы конкурентов. Достаточно иметь влиятельное ушко для нашептывания, и позиции конкурента могут серьезно пошатнуться", — сказал он.

Так и случилось. В самой первой редакции закона — список тех, кого в Hermitage Capital называли виновными в смерти Сергея Магнитского. Получается, Браудер примитивно сводил счеты с помощью проплаченного им документа. Но у бизнесмена в этой истории есть, похоже, и другой интерес. Судя по материалам дела, именно Браудеру больше других была выгодна смерть в СИЗО его бухгалтера Магнитского. Который готов был сотрудничать со следствием. Раскрыв карты одним и спутав их другим. Заставить его молчать, а потом превратить в икону, — хитрый ход. Только ведь громче всех "Держи вора!" обычно кричит тот, на чьей совести кража.