Ситуацию с детьми-отказниками из Калининграда взяла на контроль детский омбудсмен

В Москве решается судьба семерых сирот из Калининграда, которых, по сути, предали из-за денег. После переезда в столицу их приемные родители пытались добиться повышения пособий — их по-другому называют зарплатой опекунов. Но им отказали, и в итоге супруги вернули детей прямо в приют. В ситуации разбирается детский омбудсмен. Что будет с отказниками?

Сейчас они играют, рисуют и проводят время все вместе — вот только не дома, а в социальном центре.

- Играем, раскрашиваем, рисуем.

Воспитывались они в детском доме в Калиниграде, потом всех семерых усыновили. В новой семье дети прожили три года. Затем все переехали в Москву.

- Нас семь!
- А с кем вы приехали ещё?
- Мы с родителями приехали, и больше ни с кем! У нас мама — Наташа и папа — Андрей.

"Мы недавно с ними познакомились — отзывчивые. Во-первых, они понимают, о чем говорим, попросишь — они сделают, и друг другу помогают", — говорит воспитатель Елена Смирнова.

После переезда родители стали в судах добиваться статуса московской приёмной семьи, рассчитывая на повышение социальных выплат. Не получилось — и через полтора года они решили вернуть детей в столичные органы опеки.

"Старший мальчик очень переживал — очень переживал. Он был замкнут, он шёл на разговор, всё, но после окончания разговора он опять замыкался", — рассказывает директор Центра содействия семейному воспитанию "Наш дом" Вадим Меньшов.

Дело взяла на контроль детский омбудсмен Анна Кузнецова.

"Дети назад в эту семью уже не вернутся. И сейчас говорить о том, на каких основаниях, что послужило причиной и так далее — мы понимаем, что их взяли за ручки и привели в детский дом. И дальше уже нужно понимать: мы должны подключить все силы для того, чтобы помочь этим детям, с одной стороны. А с другой стороны — так же аккумулировать все силы для того, чтобы такого не повторилось больше никогда", — говорит она.

По словам уполномоченного по правам ребёнка, чтобы избежать подобных ситуаций, требуется пересмотреть законы об усыновлении.

"Безусловно, семьи — это живой организм, они переезжают из одного региона в другой. Поэтому понимание того, как правильно помогать и сопровождать семьи на территории другого региона, если ребенок выявлен на территории, например, Калининградской области, как правильно должен быть сопровождаем, кто должен за это отвечать, участвовать и так далее — вот эти детали нуждаются в максимальном регулировании", — говорит Анна Кузнецова.

Пока дети остаются в приюте в Москве. Как стало известно, сегодня их готовы принять и в родном Калининграде, и в Карелии. Новые семьи могут подыскать даже в столице.