РПЦ прокомментировала требование запретить рок-оперу "Иисус Христос — суперзвезда"

Некоторые наши державные блюстители нравственности при всей их нелюбви к Западу ведут себя не просто по-западному, а именно что по-американски. Это из США, из так называемого "библейского пояса" в провинциальной Америке, в Россию пришла безапелляционная манера считать, что только ты знаешь, кто праведник, а кто богохульник, что можно показывать на сцене или в музее, а что — обливать мочой.

Активисты в Омске потребовали запретить рок-оперу "Иисус Христос — суперзвезда" как оскорбляющую их религиозные чувства. В советские времена эту рок-оперу запрещали, напротив, как "религиозную пропаганду". К счастью, теперь есть комментарий Русской Православной Церкви.

"Мы помним, что в свое время эта рок-опера послужила тому, что многие люди впервые, в том числе в нашей стране, узнали о Евангелии через рок-оперу. Конечно, там — образ Христа, с которым не может верующий человек согласиться. Он плоский, он другой, он не сравним с евангельским образом. Точно так же, как и в "Мастере и Маргарите" Булгакова. Но Иешуа — это не Христос. И в случае с Булгаковым многие узнали о Евангелии благодаря Булгакову и потом обратились к Евангелию. Практически нет, на мой взгляд, каких-то очень удачных экранизаций, это чрезвычайно сложно. Но это не значит, что эти неудачные экранизации требуют непременного запрета, даже тех экранизаций, которые многие верующие люди признают удачными», — считает Владимир Легойда, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Московского Патриархата. – Например, "Страсти Христовы" Мэла Гибсона. Ведь, скорее, была положительная реакция, и люди обращались. Этот фильм встряхнул многих. Но мне один замечательный и известный режиссер с мировым именем, нерусский режиссер, католик сказал: "Я не могу сидеть в кресле два часа и смотреть, как распинают Христа". Он имеет на это право. Такова природа искусства. Здесь просто важно понимать, что существует разница между неканоническим изображением Евангельских событий, то есть таким прочтением, с которым Церковь не может согласиться, и кощунственным".

- Существует ли вообще грань между кощунством и некощунством? Если да, то где она проходит? Это ведь очень тонкая материя.

- Существует разница между неканоническим прочтением и сознательным, а также между оскорблением и кощунством. Конечно, кощунство, как правило, есть некий сознательный ход.

- Провокация?

- Да, это провокация, сознательное уничижение. Потому что если это неосознанная вещь, тогда можно разговаривать и переходить к какому-то диалогу. Когда есть сознательное стремление оскорбить, то здесь диалог, к сожалению, невозможен, как правило. Что касается рок-оперы "Иисус Христос — суперзвезда", конечно, мы не выступаем за то, чтобы ее запрещали, чтобы не было постановки. Это ни в коей мере не означает, что Церковь каким-то особым образом благословляет эту рок-оперу или рекомендует ее к просмотру. Человек волен выбирать, идти ему на постановку или не идти.