Политика изоляции провалилась: Штайнмайер и Керри прибыли в Москву поговорить о главном

Берлин опасается возобновления боевых действий на Донбассе. Об этом в Москве говорил министр иностранных дел Германии. Франк-Вальтер Штайнмайер провел обстоятельные переговоры со своим российским коллегой Сергеем Лавровым, а после они вместе встретились с Владимиром Путиным. Главные темы беседы — украинский кризис, ситуация в Сирии и, конечно, взрывы в Бельгии. Судя по заявлениям Штайнмайера, Европа, наконец, начала понимать то, о чем Москва говорила уже давно — что бороться с террористами можно только сообща.

Министр иностранных дел Германии был принят в Кремле уже ближе к вечеру — Штайнмайер и его российский коллега Лавров рассказали об итогах своих переговоров президенту Путину. "Наша встреча проходит на фоне ужасных трагических событий в Бельгии – констатировал российский лидер. – И, безусловно, мы вынуждены будем уделить и в ходе нашей сегодняшней беседы этому необходимое внимание. Ну, надеюсь, что поговорим и двусторонних отношениях, об отношениях России с Евросоюзом и наиболее важных острых ситуациях, которые складываются в различных регионах мира".

Министр Лавров напоминает, что работавшие ранее каналы взаимодействия по борьбе с терроризмом между Россией и Евросоюзом по инициативе Запада были полностью заморожены. "Очень надеюсь, что европейцы перед лицом страшной угрозы терроризма все-таки отложат в сторону идеологические и геополитические игры и объединятся для того, чтобы не позволить террористам вершить дела на нашем общем континенте", — сказал министр иностранных дел России.

Продолжатся эти игры или нет — ответ можно было узнать на итоговой пресс-конференции. Журналисты российского телеканала RT, ставшие свидетелями уничтожения по этническому признаку курдов в Турции, просят Штайнмайера прокомментировать происходящее. Министр иностранных дел Германии — страны, возмущавшейся якобы жесткими действиями Януковича на Майдане, требовавшей от Асада уйти из-за насилия, Эрдогану лишь слегка попенял.

"Я снова и снова подчеркиваю свою надежду, что Турция вернется на путь примирения с разными национальными группами, с курдами, вернется к политическому учету их требований", — говорит Франк-Вальтер Штайнмайер.

Вряд ли ответ мог быть другим, учитывая, что Евросоюз и Турция публично фактически заключили сделку: "Вы останавливаете мигрантов, мы платим большие деньги". По сути, такой уговор заставляет на многое закрывать глаза. Например, на то, что через территорию Турции продолжается подпитка террористов ИГИЛ.

"Мы обратили внимание на то, что он неконкретен, и что в нем даже не упомянуты многочисленные факты, которые подтверждают продолжение подпитки через турецкую территорию деятельности ИГИЛ, "Джебхат Ан-Нусры" и связанных с ними террористических организаций, — замечает Сергей Лавров. — Надеюсь, что речь идет просто о техническом недосмотре, а не о попытке проявлять политкорректность к стране, которая отказывается, по сути дела, эффективно встать на путь борьбы с террором, и более того, использует лозунг борьбы с терроризмом для подавления курдских организаций, как в Сирии, так и на своей собственной территории".

В отношении Сирии Штайнмайер, как никогда, оптимистичен. Он не говорит напрямую, но из его слов понятно, что во многом это благодаря действиям России. "Так далеко, как мы продвинулись сегодня, нам не удавалось продвинуться за все последние пять лет, — говорит министр иностранных дел Германии. — Впервые есть надежда на политический процесс".

Немецкие журналисты больше интересовались Украиной. Опять звучит тезис о наличии там якобы российских войск. Сергей Лавров уверен, что эта информация снова и снова вбрасывается в информационное поле по вполне конкретной причине. "Украинская сторона сейчас хочет оправдать свою неспособность выполнить то, под чем она подписалась ссылками на тяжелую ситуацию в сфере безопасности, на мифическое присутствие там, по-моему "до 40 тысяч российских войск", — рассуждает глава МИД РФ. — Ни одного факта о наличии российских войск мы не видели, а вот присутствие иностранных военных из стран НАТО никем не скрывается, несколько сотен инструкторов из Соединенных Штатов, из Канады, из других стран помогают тренировать украинскую армию. В последнее время, кстати, подразделения, которые получили такую подготовку, перебрасываются к линии соприкосновения на Донбассе".

"Насколько успешным можем быть ваше посредничество по делу Надежды Савченко?" – спрашивают Штайнмайера.

"О посредничестве на данный момент я ничего не могу сказать, — отвечает он. — Мы приняли к сведению, что был приговор оглашен, и я надеюсь на нахождение гуманитарного решения по этому делу".

"Все те, кто искренне хотел получить информацию по этому делу, эту информацию получили, — добавляет Сергей Лавров. — Мы сегодня передали дополнительную памятку по этому вопросу нашим германским коллегам. Мы слышим, конечно, о предложениях относительно обмена и вопросы будут рассматриваться, в полном соответствии с российским законодательством. На этот счет прописаны соответствующие процедуры, решение принимает глава государства".

Из МИДа Штайнмайер отправился в резиденцию к российскому премьеру. Главная тема здесь уже экономика, но и эта встреча, конечно, не могла начаться с обсуждения последних мировых событий. "Варварский террористический акт, который показывает, насколько уязвимой стала Европа, и как необходимо взаимопонимание между всеми ответственными государствами для того, чтобы предотвращать подобные террористические акты и бороться с тем злом, которое представляет в настоящий момент международный терроризм", — говорит Дмитрий Медведев о бельгийской трагедии.

Сегодня вечером у Штайнмайера, по данным дипломатических источников, еще и ужин с американским госсекретарем. Керри уже прилетел в Москву — по трапу он спускался с чемоданом и внушительного размера папкой. Как сообщается, одновременное нахождение в российской столице и Керри, и Штайнмайера — просто совпадение.

Завтра в Кремле российский президент примет и американского госсекретаря. Джон Керри, ранее заявлявший об изоляции России, зачастил в Москву: последний раз он был в российской столице три месяца назад и тогда фактически публично признал, что политика изоляции провалилась. Своим приездом сейчас он это еще раз подтвердил.