В "расстрельном доме" НКВД на Никольской может появиться торговый комплекс

"Расстрельный дом" — это страшное клеймо исторический особняк на Никольской улице получил в годы "большого террора" — там располагалась военная коллегия Верховного суда СССР. Там, где были вынесены тысячи смертельных приговоров, могут открыть элитный магазин. Во всяком случае, таковы планы нового владельца здания.

За выгоревшей строительной тканью — история Москвы, страны, людей. Исаак Бабель, Михаил Тухачевский, Всеволод Мейерхольд, родители Майи Плисецкой — тысячи судеб и тысячи расстрельных приговоров. Место, ставшее центром кровавого смерча, который пронесся над Советским Союзом. Этот дом в народе получил клеймо "расстрельный". В 1930-х годах здесь размещалась военная коллегия Верховного суда СССР.

"Здесь были приговорены к смерти только москвичей больше семи тысяч. За 15 месяцев "большого террора" было расстреляно больше 700 тысяч человек. 15 месяцев каждую минуту кого-то без суда расстреливали", — рассказывает в интервью программе "Вести-Москва" член правления международного общества "Мемориал", сопредседатель московского "Мемориала" Ян Рачинский.

Родным политзаключенных при этом сообщали: осужден на десять лет без права переписки. У справочного окна выстраивалась очередь из родственников, которые пытались узнать хоть какую-то информацию. Расположение военной коллегии, вероятно, было выбрано не случайно — отсюда открывался вид на главное здание НКВД. Поговаривали даже, что есть подземный ход. Но судьба этого дома не всегда была связана с темными страницами истории нашей страны.

"Изначально здесь находились палаты князей Хованских. Это век. Он скрывается глубоко в подвалах этого здания. После этого здесь обосновалась городская ремесленная управа — своего рода начальство над всеми ремесленными училищами, которые существовали в городе", — объясняет историк Москвы Филипп Смирнов.

Затем здание перешло во владение графа Шереметьева, дом перестроили. В веке одну из комнат снимал публицист Николай Станкевич. У него в гостях бывали Белинский, Аксаков и Кольцов. Но новейшая история этого места — куда более бесславна. В начале 1990-х здесь, правда, хотели открыть музей, но потом началась череда продаж и перепродаж. Среди владельцев был бывший глава Банка Москвы Андрей Бородин. Три года назад здание вообще хотели снести. Сейчас дом — снова в частных руках. Последний собственник решил открыть здесь торговый центр, вопреки бесконечным призывам вернуться к идее музея.

"В отличие от многих, я не отвергаю права частной собственности. Поэтому у меня нет вопросов к владельцам и пользователям здания. Существуют механизмы, чтобы это зафиксировать, чтобы эти ценности, чтобы эти мемориальные аспекты были учтены в здании", — считает член научно-методического совета по культурному наследию Министерства культуры РФ Борис Пастернак.

Категорически против — историки и общественные организации.

"Музеефикация во всех цивилизованных странах именно так и происходит. Везде все пытаются сохранить вплоть до фундамента. Если есть здание, то оно безусловно должно быть музеем памяти. Когда ты понимаешь, что именно здесь что-то происходило, ты подключаешься к этой истории, ты ее чувствуешь, ощущаешь", — подчеркивает директор Государственного музея истории ГУЛАГа Рома Романов.

Сейчас дом находится на реставрации. В департаменте культурного наследия Москвы обещают следить за ее ходом.

"Дом №23 является объектом культурного наследия регионального значения. От собственника объекта при его реставрации и приспособлении мы будем требовать, чтобы мемориальная составляющая этого здания была как-то отмечена", — обещает руководитель департамента культурного наследия Москвы Алексей Емельянов.

Как сообщил новый владелец, он пока точно не решил, что конкретно будет располагаться в историческом здании на Никольской.