Вопрос о полигамии вызвал интерес и в Думе, и в РПЦ


фото: Russian Look

Предложение руководителя администрации главы Чечни Магомеда Даудова легализовать многоженство в России попало, что называется "в жилу". После нашумевшей чеченской свадьбы жаркие споры на эту тему обеспечены. Логика Даудова проста: если мужчина может содержать еще одну жену, то почему нет? Это ведь распространено и действительно, в арабских странах. Мы же — в России. Но тут ситуацию подогрел председатель СПЧ при президенте Михаил Федотов. Сказал, что важно "начать дискуссию о религиозных браках, которые совершенно не легализованы". И вот уже реагирует Госдума: кто-то из депутатов занимает крайне жесткую позицию и предлагает вернуть даже уголовную ответственность за многоженство — в Союзе такая была. Подключается известный поборник нравственности Елена Мизулина. Свое слово говорит и РПЦ. В общем, тема для обсуждения богатая.

Новый виток одной из самых обсуждаемых тем последних дней — отношению к полигамии в России — дал руководитель администрации главы Чечни Магомед Даудов. Вот цитата из его интервью: "Хорошо бы, если бы многоженство легализовали. Но только, чтобы по шариату все было: если мужчина может содержать еще одну жену, то почему нет? Это ведь распространено, а значит, неплохо бы это как-то урегулировать".

Урегулировать непросто, говорят юристы. Хотя бы потому, что, если исходить из гарантированного Конституцией равноправия полов, вместе с многоженством нужно разрешать и многомужество. "В многоженстве есть еще опасность – так называемого принудительного брака — нужно думать о правах женщин, — отмечает председатель совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов. — И тут многоженство, о котором говорит Даудов, рождает огромное количество проблем".

В России узаконен брак только с одним супругом, и это закон. Но на Кавказе — свои традиции, и они сильны. Люди все равно живут так, как привыкли. "Сейчас оно есть, многоженство, у них, в исламских регионах, — продолжает тему депутат ГД РФ, глава фракции ЛДПР Владимир Жириновский. — Но вторая, третья, четвертая жена – они бесправны. В случае смерти им ничего не положено. И их детям – ничего. Речь идет о легализации существующих отношений".

Однако менять Семейный кодекс просто потому, что в отдельном регионе свои правила – значит, создать опасный прецедент, уверена парламентарий Ольга Алимова. Равенство перед законом никто не отменял. "Вопрос обсуждаться может, но все-таки очень хотелось бы, чтобы не злоупотребляли, — говорит депутат от партии КПРФ, член комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей. — Если нормы закона существуют, то чтобы ни одна республика не сказала – "Все равны, а я равнее других". А я — как женщина — не хотела бы, чтобы мой муж имел еще жену, а я была бы старшей, или любимой, или ответственной за кухню".

А вот известный поборник нравственности Елена Мизулина, к примеру, считает, что легализация многоженства в России — хотя, конечно, и не на всей территории страны — вполне может быть темой для обсуждения. Оказывается, она даже возглавляла рабочую группу, которая вносила похожее предложение.

"В частности, предложили в тех субъектах федерации, где сильны определенные религиозные обряды, например, шариат – разрешить приравнять браки, совершаемые по религиозному обряду, — уточнила Елена Мизулина, — кстати, и на территориях, где православие и венчание, — к юридическому браку".

Точка зрения Русской православной церкви: легализовать многоженство – то же самое, что ввести за него уголовную ответственность, или, допустим, узаконить однополые браки. Все это ведет к разрушению традиционной семьи. Но отказываться от обсуждения не стоит. Подробнее об этом — Всеволод Чаплин, председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата: "Для православного человека — один мужчина, одна женщина, у мусульман – другие традиции. Этот вопрос нужно изучить законодательно, интеллектуалам, а то пока поверхностная, эмоциональная риторика".

Мусульмане к диалогу готовы. В том числе, на законодательном уровне. Они в разрешенном Кораном многоженстве подчеркивают, прежде всего, ответственность, когда мужчина отвечает за благополучие своих жен. Их равные имущественные права и права детей. "Коран позволяет иметь 2, 3, 4 жены, — напоминает заместитель председателя Совета муфтиев России Рушан Хазфат Аббаясов, — но чтобы обеспечивал! Это и чувствительность, конечно, но главное – материальное обеспечение".

Словом, дискуссия только начинается. И то, что сейчас в обществе так активно обсуждают не только многоженство, но и вообще вопросы семьи и брака, по мнению экспертов, признак того, что российское Семейное законодательство нуждается в корректировке. А вот какой ей быть – уж точно повод для большого разговора.