Тема:

Атака на Париж 2 года назад

Умереть в Париже: погибшую в театре "Батаклан" россиянку опознал муж

В МИД Франции подтвердили, что россиянка Наталья Булыгина-Лорен, которая числилась пропавшей без вести после теракта в Париже, все-таки погибла. Ее тело опознали родственники.

Когда скорые увозили раненных и погибших с мест терактов Серж Лорен потерял свою супругу, уроженку России Наталью Булыгину-Лорен. Три дня ее искали и по моргам, и по больницам, но информации не было никакой.

В пятницу тринадцатого Серж и Наталья оставили детей дома. Прогулка по вечернему Парижу, ужин с друзьями и потом концерт любимой группы. Билеты сюда, в театр "Батаклан", купили давно. Это была редкая возможность провести время вместе.

Минувшим вечером, отчаявшись дождаться ответа французских властей, мать Натальи Мария Николаевна прилетела в Париж. Мы встретили ее в аэропорту. На вопрос корреспондента, может, нужна какая-то помощь, без всякого интервью, сестра Марии ответила: "Да, мы хотели бы сделать заявление и высказать просьбу".

Уже в машине она рассказывает — хочет через нас попросить власти пустить ее лично осмотреть все больницы. Ведь последние трое суток неизвестности для всей семьи — подобны аду. "Кошмарные ожидания. Ожидания без возможности действовать. Это ужасно", — говорит Мария Булыгина, мать Натальи Булыгиной-Лорен.

Прямо в машине начинаем звонить во все инстанции. В посольстве обещают в ближайший час чем-то помочь. Во время ожидания Мария Николаевна даже находит в себе силы хоть редко, но улыбаться. "Все наше семейство по женской линии, мы все французский знали", — говорит она.

Но вот через час — звонок со страшным известием. Пока семья Булыгиных добиралась до Парижа, Серж нашел жену. Среди погибших. Мария Булыгина едва сдерживается перед камерой. Но мысли Марии Булыгиной — о семье дочери. Серж теперь — отец-одиночка. Получив вот этот стресс, он хочет побыть один.

"Сколько у них детей было?" – спрашиваю. "У Наташи трое от первого мужа, и один у них общий. Девочка, которая требует телефон и хочет поговорить с мамой. Ей 4 года", — отвечает Мария Булыгина. — Старшему 17, средней 15. Самый возраст такой, очень тяжелый".