Беглый банкир из Москвы купил самое дорогое поместье Англии

Без суеты и банковских карт. В милиции считают, что работали профессионалы
Без суеты и банковских карт. В милиции считают, что работали профессионалы

Бывший глава Банка Москвы Андрей Бородин по-прежнему числится в международном розыске Интерпола как лицо, совершившее особо опасное преступление, несмотря на его заявление о том, что он получил политическое убежище в Великобритании. Политического статуса беглый банкир добивался в Лондоне два года и за это время купил самое дорогое поместье Англии.

Весной 2011 года "Вести" записали интервью с бывшим главой Банка Москвы, когда его только объявили в розыск российские следователи. Бородин тогда сказал, что он решил остаться в Лондоне, потому что заболел. С тех пор в его жизни многое изменилось. Он не только выздоровел, но и купил в Англии старинное поместье. Однако самое ценное приобретение бывшего банкира — это статус беженца, который делает его, по крайней мере, на ближайшие годы недосягаемым для следствия и суда в России.

В России Бородина и бывшего вице-президента его банка Дмитрия Акулинина обвиняют в мошенничестве с деньгами московского бюджета на сумму больше 12,5 миллиарда рублей. Оба скрылись за границей и сейчас находятся в международном розыске. На их счета в различных зарубежных банках в сумме около 400 миллионов долларов наложен арест.

Решение о предоставлении политического убежища в Великобритании принимает министерство внутренних дел. Заявителю необходимо доказать, что его случай подпадает под действие Женевской конвенции о статусе беженца или же Конвенции о правах человека.

Адвокаты Бородина доказывали, что преследование их клиента в России политически мотивировано. Эта схема здесь срабатывает не впервые. Не только Борис Березовский, но и фигуры помельче из числа лондонских сидельцев с успехом опробовали ее на себе.

Андрей Бородин, насколько известно, политикой никогда не занимался, его интересовали финансы. Тем не менее, теперь он политический беженец и может даже получать здесь разные пособия. Понятно, что у такого человека нет нужды в социальном жилье или бесплатных лекарствах. Впрочем, статус беженца, по местным законам, может быть пересмотрен по прошествии пяти лет.