The Economist: в ливийской кампании наступил переломный момент

Спустя всего 5 недель с тех пор, как западная боевая авиация совершила первые вылеты в Ливию, битва стала до скуки привычной, пишет The Economist. Продвижение повстанцев и судорожные ответные усилия Каддафи в сумме, похоже, образовали патовую ситуацию. Возмущение, объединившее мир перед лицом угрозы резни в Бенгази, постепенно сходит на нет. На первый план выходят личные интересы отдельных членов коалиции.

Сейчас всех волнует вопрос, предоставит ли Америка самолеты для атаки на силы Каддафи в городских условиях – особенно в Мисрате. Барак Обама разжал кулак, европейцы наоборот развивают бурную деятельность. Между тем, авиация нужна позарез: возможная потеря Мисраты станет очень чувствительным ударом.

Однако колебания симптоматичны. Они свидетельствуют о расхождениях во взглядах на проведение операции, да и просто о нежелании оценить ее от начала до предполагаемого конца. В кампании наступил переломный момент – она вполне может быть свернута.

Следует вспомнить, что поставлено на карту в пустынях Северной Африки. Сторонники невмешательства по обеим сторонам Атлантики ворчат, что "у Запада нет ставок в этом матче". Циники утверждают, что арабы "никогда не построят демократию" и представляют ливийских повстанцев как кучку авантюристов с фальшивой тягой к демократическим переменам и злобными джихадистами в сердцевине.

И за всем этим - дурное предчувствие западного контингента после Ирака и Афганистана увязающего в очередной трясине. Люди задаются вполне резонными вопросами: где конкретные сроки миссии, какова выходная стратегия, наконец, каково определение этой миссии? Говорят, раздел Ливии. Одним словом, операция забалтывается, затягивается, и ясно то, что ничего не ясно.

Между тем, нет никаких предпосылок к тому, чтобы Ливия превратилась в очередное болото. Ливия определенно не Ирак, и не Афганистан. Усилия по выдавливанию полковника Каддафи по сравнению с иракскими и афганскими операциями ничтожны. Кроме того, сухопутный контингент не введен.

Намерение вмешаться в дела Ливии можно назвать и идеалистическим, и политически прагматичным. На всех фронтах дела идут скорее хорошо, чем плохо. Для начала тысячи жизней были спасены не только в Бенгази, но и по всей стране, когда полковнику Каддафи не позволили расправиться с оппозицией.

Скептики говорят, что драка, которая идет, - никого снаружи не касается. Миру лучше держаться подальше, когда регион с населением в 350 миллионов арабов, скованный бедностью и политической дисфункцией со времен падения Османской империи, получает шанс ожить.

Никто не ждет, что арабы немедленно построят демократии со всеми развитыми институтами. Создание более совершенной модели управления - процесс болезненный и трудный. Но это все же лучше, чем стагнация под руководством автократов. Начальный импульс к этим историческим изменениям – вот что поставлено на карту в Ливии. Миссию можно считать успешно выполненной, если клан Каддафи будет заменен под контролем ООН более адекватным правительством.

Подобные разговоры о смене режима в Ливии многих настораживают. Пацифисты кричат о том, что призывы Обамы, Саркози и Камерона избавиться от полковника и бомбардировки Триполи нарушают резолюцию Совбеза ООН. И все-таки кампания в Ливии не выходит за обозначенные рамки. Резолюция ООН одобряет "все необходимые меры" для защиты мирного населения. Следовательно, танки и артиллерию Каддафи, палящую по гражданскому населению, уничтожать не возбраняется.

Резолюция не призывает к отстранению полковника от власти, но как верховный главнокомандующий своих ВС он ответственен за преступления против человечности. И настоящий мир, в котором заинтересованы ливийцы, не сможет вернуться до тех пор, пока полковник Каддафи у власти.

Пока ливийская кампания движется в правильном направлении. Однако падение Мисраты, разброд в лагере союзников, несколько военных или дипломатических ошибок могут завести в тупик. В данной ситуации роль Обамы сложно переоценить. Боясь увязнуть в арабском мире так же, как в свое время увяз в Ираке Буш, Обама совершенно правильно и осознанно занял место в последнем ряду, когда арабские революции только начали вспыхивать. Но в случае с Ливией он слишком уж перестраховался, пишет обозреватель The Economist.

Никто не хочет видеть американский контингент в сухопутной операции, точный исход которой невозможно предсказать. Однако Обама не должен придерживать американскую авиацию. Как европейские и арабские союзники, Штаты должны посылать в Ливию инструкторов, оказывать повстанцам логистическую и телекоммуникационную поддержку, так как это не противоречит резолюции ООН. И не важно, каковы результаты опросов в Штатах - американский президент уже впрягся в это. И избиратели будут только аплодировать, если он выйдет из этой кампании, когда она увенчается успехом.