Работает ли маркировка возрастных ограничений?

В сентябре в России вступил в силу Закон "О защите детей от информации, причиняющей вред здоровью и развитию". Он касается значительного количества печатных изданий, сетевых ресурсов, радио и телевидения, которые должны указывать, на какую возрастную категорию рассчитана их продукция.

В те редкие дни, когда семья Князевых собирается у телевизора в полном составе, споры о том, что смотреть, решает младшая — семилетняя Вероника. На ее стороне закон о защите детей от вредной информации. "Даже не обращаю внимания на эти значки, потому что если буду обращать внимание, то мне нельзя будет смотреть телевизор", — говорит девочка. "Но это очень сложно, когда ей семь лет, а мне 12. Я хочу, например, программу двенадцатилетнюю посмотреть, а ей семь, и получается, что нельзя", — сетует сестра Вероники Виктория.

Знаки "6+", "12+", "16+" и "18+" появилась на телеэкранах и в прессе 1 сентября. Передачи и статьи разделили на категории, чтобы помочь родителям защитить детей от вредной информации. Однако, как выяснили члены Общественной палаты, далеко не во всех семьях обращают внимание на маркировку. Член Общественной палаты РФ Дарья Милославская прокомментировала нововведение: "Думаю, что закон пока не очень эффективен, потому что правоприменение у нас всегда отстает от законодателей. Я вчера услышала, что многие люди, которые увидели на экранах своих телевизоров цифры "12+", "18+", "6+", решили, что это прогноз погоды, а не маркировка для детей".

Пометку "18+" получили программу, которые побуждают к опасному поведению, самоубийству, пропагандируют курение, наркоманию, ставят под угрозу семейные ценности и уважение к родителям, а также содержит нецензурную лексику или порнографические эпизоды. Однако возрастной ценз в познавательных программах и журналах зрителей удивляет. Ограничения получили и советские мультфильмы. Например, "Ежик в тумане" и "Приключения капитана Врунгеля" – "12+". "Научные программы — там ничего плохого не говорят, но там "16+", и это поражает меня", — удивляется старший брат сестер Князевых Павел.

Глава семейства Евгений Князев уверен: "Если родители не защищают, то и значок ничего не значит. То есть, это может быть рычаг для родителей, которые не следят за детьми: если вдруг увидят, что они смотрят "16+", то как-то воздействовать на них…".

Определяя возрастную категорию для программы, редакторы каналов ориентируются на оценку правообладателей и положения, прописанные в законе. Формулировки, которые могут вызвать субъективные споры, разъясняют юридические службы. Шеф-редактор отдела приемки и подготовки кинопрограмм Антон Лебедев подчеркивает: "Мы не можем отступать от закона, даже если это что-то классическое, даже если это что-то уже всем полюбившееся. Закон есть закон!"

В Роскомнадзоре, который контролирует исполнение закона, состоялось первое заседание экспертной комиссии. Деятели культуры, представители СМИ, Генеральной прокуратуры РФ, защитники прав детей и психологи рассматривают спорные случаи, когда зрители и читатели не согласны с маркировкой редакции. Пресс-секретарь Роскомнадзора Владимир Пиков отмечает: "Мы каждую неделю подводим итоги, и можно сказать, что грубых нарушений или злонамеренных нарушений выявлено не было. Те нарушения, которые происходят, мы пытаемся устранить через переговоры, через консультации, через обсуждения".

Независимые эксперты, которые будут оценивать информацию СМИ на соответствие нормам закона, получат аккредитацию Роскомнадзора. Член Экспертно-консультативного совета родительской общественности города Москвы Любовь Самборская предлагает уточнить правила использования маркировки: "Как мы можем при хаотичном переключении каналов понять, хороша ли передача для этих детей, подходит ли она им по возрасту? Возможно, стоит задуматься над тем, чтобы знак был размещен на экране на протяжении всего фильма".

Оправдывать программы и журналы, оцененные слишком строго, также будет экспертная комиссия. По итогам ее работы Роскомнадзор предложит поправки для совершенствования формулировок закона.