Грудной ребенок умер в машине скорой помощи

Павел Астахов, уполномоченный по правам ребенка при президенте России, заявил, что собирается в ближайшее время посетить Новосибирск. Причиной стала смерть восьмимесячного ребенка.

Новосибирские интернет-форумы буквально взрываются от эмоций людей. Сочувствие, сопереживание, негодование. Ад, кошмар, дикость - так пользователи сети характеризуют ситуацию, которая произошла в молодой новосибирской семье. В течение нескольких часов восьмимесячный малыш умирал у мамы на руках.

Дарья вспоминает - Максим уснул и не проснулся. Она даже не сразу поняла, что мальчик впал в кому. Казалось, он крепко спит. Потом - машина скорой помощи, снег, пробки. Водитель мчал по встречной, чтобы успеть из Академгородка в больницу в Мочище. Ближе медицинского учреждения, где были бы готовы принять малыша, не нашлось. Ежесекундная борьба за жизнь, постоянный контроль дыхания, пульса. Сократить маршрут в десятки километров удалось только тогда, когда сердце Максима перестало биться.

Дарья Макарова, мама Максима, рассказывает: "Ему делали массаж сердца, кардиологи очень хорошо знали, что делать, и благодаря этому мы как-то добрались до 3-ей скорой на Красном проспекте, 3. Это была ближайшая больница по ходу движения, и нас приняли только потому, что у них есть какой-то специальный код для клинической смерти. В таком состоянии они, оказывается, обязаны принять в первой попавшейся больнице. А если бы мы проезжали мимо и просили, нас бы не приняли".

Спасти Максима не смогли. Он умер в больнице. Его родители сейчас, еще не оправившись от горя, ищут ответы. Почему за помощью ребенка повезли так далеко? До главной больницы Академгородка от их дома всего сто метров. По мнению Дарьи и тех, кто присоединился к этой семье, а их уже сотни, нужно срочно менять систему оказания помощи детям в Советском районе. Сейчас, даже со сломанной рукой ребенка приходится везти за десятки километров.

Юлия Стибикина, юрист медико-страхового права, говорит: "Это показательная ситуация организации здравоохранения в Новосибирске. Врачи, которые везли его, все делали вручную, в полевых условиях, при полном отсутствии оборудования для реанимации. В скорой помощи пытались вернуть ребенка к жизни. Это вопросы к организации здравоохранения, к отсутствию оборудования в наших муниципальных учреждениях".

18 ноября Максиму Максимову должно было исполниться девять месяцев. До этого дня малыш не дожил всего неделю.