Тема:

Коронавирус 4 часа назад

Макрон должен быть не в Ливане: чем недовольны французы

Рекордный с 30 мая суточный прирост заболевших COVID-19 зафиксирован во Франции – более полутора тысяч подтвержденных случаев. В то же время Париж переживает наплыв желающих пройти тест на коронавирус. И, судя по очередям, спрос явно выше предложения. Ведь август – традиционный для французов месяц отпусков и каждый хочет убедиться в том, что не является носителем вируса. Правда, куда ехать отдыхать – вопрос. Бельгия с сегодняшнего дня закрылась для соседей. Германия и Испания переживают вторую волну пандемии. А на юге самой Франции ежечасно растет площадь лесных пожаров. Президент Макрон и премьер Кастэкс пожары и COVID-19 не комментируют.

Так много больных французские врачи не фиксировали с начала лета. 1695 случаев заражения за сутки. По всей стране выявили еще 19 очагов заболеваний. Власти не исключают локальное закрытие отдельных городов. В Париже все больше склоняются к тому, чтобы ввести обязательное ношение масок.

Растет количество занятых коек в реанимации. Но вот пройти тест по-прежнему сложно.

"Это уже второй раз, когда я пытаюсь пройти тестирование. Первый раз в начале июле, когда проходило массовое тестирование, но тогда пройти проверку на вирус у меня не вышло", – жалуется женщина.

"Нам не хватает рабочих рук для проведения тестирования. Если сравнивать пандемию с войной, как это сделал президент Макрон, маска, конечно, важна, но это не панацея. Выиграть войну с вирусом можно только в том случае, если у нас будет оружие и это оружие – массовое тестирование", – говорит медик.

Экономические потери от этой санитарной войны уже выше всех объявленных весной прогнозов.

Ставку делали на внутриевропейский туризм, но сейчас все побережье вокруг Марселя по версии, к примеру, бельгийских властей – "оранжевая зона", значит поездки туда не рекомендуют. Но там и без COVID-19 очень неспокойно.

Зажатые в кольце огня пожарные пытаются спасти и себя, и машину. Из-за жары и сильного ветра вспыхнули леса к западу от Марселя. Пришлось частично перекрывать движение по трассе.

Почти три тысячи человек вывозили в убежища ночью, в том числе спасали по воде на моторных лодках. Сгорели больше полусотни домов, гостиниц, машин, в районе было много кемпингов. Тысяча гектаров леса сгорела дотла.

Дым был виден из самолета. Пресса назвала это апокалипсисом и вместе с местными жителями задалась вопросом, а где президент, который в августе обычно проводит свой отпуск как раз в этом районе в форте Брегансон.

Макрон экстренно прервал отдых и улетел…в Бейрут.

"Макрон должен быть не в Ливане, а в Мартиге, где французы потеряли свои дома", "Сначала он должен позаботиться о своем народе, а уже потом о Ливане", "Над французами он смеется. Они могут потерять свои дома, заводы в районе Мартиг. Но для него важнее себя показать всему миру как “спасителя". Хватит, с нас достаточно!" – отклики французов в Twitter.

Ливан для Франции не пустой звук – это главный приоритет французской ближневосточной политики.

Практически с начала ХХ века вплоть до его середины Париж управлял этой "арабской Швейцарией", так часто называли страну за благоприятный климат для европейских инвестиций. Но тяжелая экономическая ситуация вкупе с эпидемией вынудила власти объявить в марте этого года дефолт.

Взрыв в порту и вовсе поставил страну на грань коллапса.

Французская оппозиция обвиняет Макрона в том, что он, пользуясь таким трагическим случаем, пытается вмешаться в политический кризис в Ливане.

Президент вынужден парировать в Twitter, что Ливан больше не является французским протекторатом.

На фоне внешнеполитических споров на второй план, похоже, уходит сложная санитарная ситуация в самой Франции, которую грозит накрыть вторая волна коронавируса.