Кем себя считал Андрей Громыко?

Фото Василия Егорова

Фото Василия Егорова
ТАСС

Фото Василия Егорова
Фото Василия Егорова

Кем являются друг для друга россияне и белорусы? "Вести в субботу" решили сделать целую серию материалов про знаменитых белорусов со всесоюзной славой. Это и писатели Василь Быков и Алесь Алдамович, и космонавты Владимир Коваленок и Петр Климук, и, например, генерал Терентий Фомич Штыков, который был главным от СССР в Северной Корее, а также Андрей Андреевич Громыко.

Перед выходом на пенсию – председатель Президиума Верховного Совета СССР (то есть формальный глава советского государства), а в рекордный период с 1957-го по 1985 годы – бессменный глава МИД СССР. Забегая вперед, материал о том, кем же он был по национальности, мы готовили с нашим собкором в Белоруссии Анастасией Саховской.

А в России у нас сегодня, кажется, первая съемка с дачи Громыко, которую он построил еще до того, как стал членом Политбюро и переехал в правительственную резиденцию. Этой дачей до сих пор владеют его потомки. Кем себя считают они?

Внук Громыко Алексей и сам международник – директор Института Европы Академии наук.

- Я столько начитался про вашего деда, что сейчас понял: а вы ведь – синий галстук, строгий костюм. Это уже семейное?

- Я думаю, что есть что-то в генах, – признается Алексей Громыко.

Единственное фото, на котором Громыко – в светлом костюме, сделано в далеком 1945-м. После он был склонен к классике. Его внук тоже.

- В кабинете на втором этаже он работал, была спецсвязь, там принимались многие решения, которые имели непосредственное отношение к судьбе нашей страны, – отметил Алексей Громыко.

Какой страны?..

Экскурсия в школе имени Громыко в белорусском райцентре Ветки. Андрей Андреевич Громыко родился 18 июля 1909 года в деревни Старые Громыки Ветковского района Белоруссии.

Андрей Громыко вспоминал, что их домик стоял на окраине деревни. Где сейчас окраина Старых Громык, и не поймешь. Вместо деревни – бурелом. Но вот этот дом едва ли не единственный сохранившийся и очень похож.

Жили здесь небогато, но историю своего края ценили. Из мемуаров самого Андрея Громыко: "С незапамятных времен в наших краях проживали славяне-радимичи; одного из воевод называли Громыко. А в старину, говорят, бывало, что люди, сражавшиеся под командованием воеводы, брали себе и его имя".

В белорусской глубинке мы нашли троюродную племянницу легендарного советского министра Ирину Андрееву.

- Насколько здесь была распространена эта фамилия?

- Очень распространенная. Сходите здесь на кладбище, – сказала Ирина.

- А известна какая-то история, почему такая фамилия здесь была? У вас, получается, соседи все тоже Громыко?

- Да, Громыко.

- До сих пор?

- Да.

Отец Андрея Громыко Андрей Матвеевич – участник русско-японской войны, а в Первую мировую – Брусиловского прорыва.

- Я посмотрел по партийным документам, что Андрей Андреевич Громыко числился русским.

- Он писал и так, и так, – рассказал Алексей Громыко.

- И русский, и белорус?

- Да. Поначалу белорус, а потом все чаще русский. Просто по причине, что тогда к этому относились по-другому. Это сейчас все выискивают в себе кровь. А тогда русский считалось с большой буквы.

- Не его ли это охотничьи трофеи?

- Да, это трофеи деда, охоту он любил.

На самом деле и политическое долголетие, и наследие Андрея Громыко удивительны. Да, ввод советских войск в Афганистан – это и его решение тоже. Но он же и соавтор знаменитых договоренностей с США эпохи "разрядки". Правда, он считал, что американцы понимают только силу.

Из интервью с Виталием Коротичем: "А что же, скажите, пожалуйста, оставалось делать Советскому Союзу, когда США на всех парах вооружались? Сложить оружие? Обстановка была такой, что интересы нашего государства этого не позволяли".

При этом в 70-х Громыко занимал куда гибкую позицию по выезду из СССР евреев, а еще в 40-х в Генассамблее ООН, как никто, добивался признания независимости Израиля. Откуда в нем это? Что еще известно о его корнях? Рядом с могилой отца – кресты соседей-староверов. Но вообще...

- Он был атеистом, как и все советские руководители?

- Да. Но воинствующим – никогда, – отметил Алексей Громыко.

- Старые Громыки – это черта оседлости, там было еврейское население?

- Я думаю, да.

- Должны были быть соседи евреи, скорее всего.

- Думаю, что да.

Вообще человек, портрет которого трижды публиковал у себя на обложке журнал Time, оставался во многом загадкой. Вот и в МИД РФ многое открыли только недавно.

- Этих фотографий толком еще никто не видел, кроме специалистов, участников выставки? Миллионы зрителей увидят их только сейчас?

- Некоторые из них – да, – сказал Алексей Громыко.

Вот ключевой момент. Вчерашнего деревенского белорусского паренька, партийца Андрея Громыко, выучившегося на экономиста, зовут работать в Наркомат иностранных дел, обескровленный после репрессий. На дворе – 1939-й, год пакта Молотова-Риббентропа. Впереди – война и сложнейшие переговоры с союзниками. В 1943-м Громыко – посол СССР в США. В возрасте 34 лет! Как он сам на это реагировал?

- Этот текст до прошлого года был засекречен, – отметил Алексей Громыко. – Сейчас можно его уже не просто читать, а читать вслух: "Молотову. Первое. По американским нравам человек в возрасте 34 лет – еще юноша. Будет это иметь место и в отношении меня. Второе. Американцам как официальным лицам, так и широкой публике импонируют в качестве иностранных послов люди с большим именем и яркой политической карьерой в прошлом вроде Литвинова и Галифакса. Разумеется, этого у меня нет. Поскольку решение, однако, принято, то моя обязанность заключается в том, чтобы оказанное мне высокое доверие оправдать. Постараюсь это сделать".

Удивительные кадры: такой молодой Громыко рядом со Сталиным на конференциях "большой тройки". А вот, вернувшись с одной из них в США, спускается с трапа, а навстречу ему женщина. Это супруга. И только после нее – госсекретарь США Стеттиниус. Американцы настолько попали тогда под обаяние этой пары, что шли навстречу.

Именно Стеттиниус потом передаст Громыко молоточек председателя конференции по созданию ООН. Но тогда же другие передачи Громыко получал с родины.

Громыко А. А. и Громыко Ф. А. Вполне возможно, что это младшие братья Алексей и Федор. Они погибли на фронте. А еще один брат – Дмитрий 0 был партизаном. Умер от ран вскоре после войны. И тогда становится понятной очень неуступчивая позиция по нерушимости границ в Европе и недопустимости пересмотра итогов войны. Вот цитата из мемуаров Андрея Андреевича: "Когда я веду переговоры, я, случается, слышу за спиной шепот: "Не уступи им, Андрей, не уступи, это не твое, это наше".

Как признавался сам Громыко вот самый памятный день его жизни: от имени СССР он подписывает Устав ООН.

- В том числе здесь есть подпись и Киселева, министра иностранных дел Белорусской ССР, – подчеркнул Алексей Громыко.

- Конечно, в ООН же вступили и Советский Союз, и Украинская ССР, и Белорусская ССР.

- Да, надо сказать, что у нас запросная позиция была включить все республики СССР в состав Организации Объединенных Наций. В этом ничего не было сверхъестественного, потому что, например, членами ООН стали все доминионы Великобритании, Индия, а лона в то время была по статусу просто колонией. И Черчилль тогда в отличие от американцев как раз был более расположен здесь идти навстречу, на уступки СССР. В результате очень сложных переговоров СССР добился, чтобы было принято положительное решение, но только в отношении Белоруссии и Украины. Хотя первоначально еще Литва входила.

- Ну, СССР добился, Громыко добился.

- В том числе он, конечно, выполняя директивы Сталина и Молотова.

Но Сталин, который его так приблизил, его же и наказал – за провинность в переговорах с КНР, отстранил от должности замминистра иностранных дел. Впрочем, этого толкового белоруса решил не трогать – просто отправил с глаз долой послом в Лондон. И, кажется, такого письма по итогам пребывания в Лондоне посла из Москвы королева никогда больше не писала.

- Времена, когда британская Королева пишет в Президиум Верховного Совета СССР и начинает свое письмо со слов "наши добрые друзья", – отметил Алексей Громыко.

- Несмотря на то что это уже 1953-й год, даже по таким деталям, в общем-то, дух Эльбы

- Еще помнили.

- Еще был в психологии, менталитете многих, в том числе у руководителей таких стран, как Великобритания. Я помню воспоминания многолетнего постоянного представителя СССР при ООН Трояновского о том, как он отправился в командировку и зашел к Громыко. И Громыко настраивал его на уважительный диалог с ведущими державами.

- Это в крови было у деда. Он понимал: чтобы великие державы не растеряли полностью то наследие, которое они выковали и в Тегеране, и в Ялте, и в Потсдаме, надо уважать друг друга, когда это надо, обязательно идти навстречу друг другу.

На знаменитой съемке, когда в ООН Никита Хрущев бурно протестовал во время выступления британского премьера Макмиллана, видно, что Громыко очень не по себе. А ведь мир уже вступил в ядерный век.

Для Старых Громык этот век обернулся и жуткой бедой. Это же теперь зона отчуждения Чернобыля. В нее только в этом районе Гомельской области попали 58 населенных пунктов, в том числе деревни Старые и Новые Громыки. До сих пор сюда не попасть без специального пропуска, который нужно оформить в республиканском МЧС.

Чернобыльская катастрофа случилась еще при жизни Громыко. Так же, как при его жизни и его непосредственном участии СССР и другие великие державы согласовали Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в трех средах и Договор о нераспространении ядерного оружия, а Москва и Вашингтон – еще и ОСВ-1, ПРО и ОСВ-2. Но Громыко замахивался даже на большее. Переходим в его кабинет.

- Ну, садитесь на место деда, – приглашает Алексей Громыко.

- На этом месте, это совершенно точно, формулировалась одна интересная идея. В 1954 году Громыко одобрил памятную записку о том, что Советскому Союзу неплохо было бы вступить в НАТО.

- Это действительно было.

Дело было на саммите четырех держав в 1955 году в Вене, где Москву представлял еще Булганин. В проекте договора, который правил и переписывал Громыко, предлагалось распространить принцип НАТО (нападение на одного является нападением на всех) на всю Европу. Запад тогда отказал. Но хотя бы к 1975-му из этого выросли Хельсинские соглашения хотя бы о нерушимости границ. Где, правда, тот принцип после Косово? Впрочем, как показывает биография Громыко, выход можно найти из любого тупика.

Андрей Андреевич Громыко был человеком невероятно сдержанным. Никто из его родных или коллег не может вспомнить, что когда- либо слышал от него брань или чтобы он ругался на кого-нибудь. Самые резкие слова, которые могли прозвучать, – это "странный вы человек", "шляпа" или "тюфяк". Но это уже была крайняя степень раздражения.

А уж какое раздражение было у всех друг от друга после ввода советских войск в Афганистан в 1979-м! Однако уже в 1984-м он после долгого перерыва – у Рейгана.

- Интересно то, что на этой фотографии вроде бы все по протоколу, – говорит Алексей Громыко. – Но удивительно здесь то, что дед сидит по левую руку от президента, хотя всегда по протоколу гости у американских президентов сидели по правую руку. Мы много раз думали и обсуждали этот вопрос, в том числе с дипломатами той эпохи. И в конце концов пришли к выводу, что дело было не в том, что взяли и перепутали, а в том, что Рейган лучше слышал на левое ухо.

- А здесь нужно было слушать.

- Лучше было ловить каждое слово.

Договорились тогда вернуться к взаимоуважительным отношениям. Вот где была основа для прорыва во второй половине 80-х. Но что сегодня?

- Белоруссия посередине?

- Белоруссия, если отталкиваться от представлении об устройстве мира, в базе которой находится цивилизация, она в самом деле находится вот на этой границе. Но надо сказать, что эта граница не проходит через Белоруссию, как, может быть, она проходит, многие считают, через Украину. Она проходит все-таки к западу от Белоруссии. И в этом, я думаю, спасение этой страны, если на то будет воля ее народа, – подчеркнул Алексей Громыко.

А в белорусской глубинке до сих пор так и ценят советское прошлое. А в Европе многое в логике заложено с тех пор.

"Советская сторона заявила твердо, что она не может пойти на это ввиду наличия у США так называемых средств передового базирования. То есть их баз в том числе в Европе и в первую очередь вдоль границ Советского Союза", – заявлял Андрей Громыко.

Но что же в Союзном государстве известно о том, кем Громыко называл себя по национальности в ныне рассекреченных документах? Запись удивительна! "Белорусс" – через два "с". То есть сразу и белорус, и русский. Но, может, это из-за того, что он жил в Москве? Что говорят на его малой родине?

- Сам Андрей Андреевич говорил, что белорус по национальности. Но он говорил, что он очень русский человек. Вот вы как человек, здесь живущий, как бы к этому отнеслись? Кто русский, кто белорус или это все равно один корень?

- Мне кажется, это одно целое, неразделимое, – сказала Ирина Андреева.

- Почему он мог так говорить, как вы считаете?

- Я тоже себя считаю русской в душе. Дух – русский. Белорусы, русские – это одно целое, неразделимое.