Тема:

Кризис в Белоруссии 1 месяц назад

Лукашенко объяснил происходящее на примере квадратов

Ни дня на улицах Минска не обходится без акций и шествий. С государственными красно-зелеными флагами люди идут за мир и спокойствие. С бело-червоно-белыми – оппозиция – за перемены.

Проспект победителей. По нему прокатилась самая массовая волна протеста три недели назад. И подошла вплотную к Дворцу независимости, резиденции белорусского президента. О том, как дела в стране сегодня, мы говорили с Александром Лукашенко именно здесь. И первый вопрос большого интервью, как обстановка через месяц после выборов?

- Вам удалось, как вы считаете, стабилизировать страну?

- Вот вы въехали в Минск – тихо, спокойно. Но в воскресенье у нас иногда люди ходят по улицам. Никакой дестабилизации в стране нет, и если бы не внешний фактор, и этого бы не было. И мы, и россияне знают, кто управляет и откуда: американцы из центра под Варшавой через Telegram-каналы известные. Начертили квадрат – идите туда. Пошли. В квадрате этом постояли, еще один квадрат начертили – идите туда. А потом идите к Дворцу независимости, на Площадь флага. Вот так вот управляют, – сказал Лукашенко.

Но несогласные на этой неделе выходили и по будням. И не только. После сигналов из Варшавы. Готовы ли вы разговаривать с оппозицией, поинтересовались мы у президента. Пока она выдвигает только прозападные лозунги, заявил он, нет.

- Русский язык – это мой язык, это государственный язык в Белоруссии, между прочим. У нас двуязычие. Что я должен с ними обсуждать? Или, допустим, все предприятия государственные, которые у нас неплохо работают, порезать на куски, инвесторам отдать? Половину людей выкидываем, вот это вы не будете производить, грубо говоря, гайки будете крутить и все. Кто на это пойдет? Я на это не пойду. Если они предлагают вступить в НАТО, то, конечно, Россия категорически этому воспрепятствует. И во что мы превратим Белоруссию? Театр военных действий. Столкновение между Россией и блоком НАТО. Мы этого хотим, – заверил Лукашенко.

Координационный совет не представляет белорусское общество, уверен Лукашенко. "Кто они такие, клянусь вам, я не знаю. Я их не знаю, и вряд ли вы знаете. Говорят, бывший министр, бывший посол, бывший театрал, флейтистка. Она, наверное, не бывшая, подыгрывает немного. Хотя, будучи здесь, вряд ли", – подчеркнул глава Белоруссии.

Речь – о Марии Колесниковой – одной из лидеров протестного движения, которую задержали на границе с Украиной. Вместе с ней страну на машине покидали соратники Родненков и Кравцов.

- Естественно, их остановили. Они на своем автомобиле – по газам. Ее то ли выбросили из машины на ходу, – рассказал Лукашенко.

- Они сами?

- Да. Так они там втроем были, кто ее мог выбросить? Наши пограничники, естественно, ее задержали, как положено, я как старый пограничник это говорю, и отправили в отряд пограничный. А эти – через границу, через пост украинский.

К вечеру, беглецы были уже в Киеве. И рассказывали совсем другую историю, что, по их данным, Колесникову, наоборот, хотели выдворить из страны, а она порвала свой паспорт. Так или иначе, ее поместили в СИЗО. И сейчас она проходит по делу о "призыве к захвату власти".

Другие лидеры оппозиции – Латушко, Цепкало и Ковалькова – давно в Варшаве. Там же Светлана Тихановская, которую в Вильнюсе уже назвали единственным президентом Белоруссии. То есть из первых лиц Координационного совета дома остается лишь писательница Светлана Алексиевич. Но и ей стало тревожно. Она написала в соцсети о загадочных "звонках в дверь". И уже через час защищать к ней в квартиру приехали дипломаты из Германии, Польши, Словакии, Швеции и Чехии.

А 12 сентября в Минске собрался "Женский марш". Выходили под лозунгом: "Свободу политзаключенным". А заранее разослали в специальном Telegram-канале подробную памятку, как себя вести. Так и вели. "Марш не зря называется громким: при угрозе задержания, кричите, что есть силы, чтобы дезориентировать карателей, сделайте что-нибудь неожиданное, начинайте смеяться, петь песни, мяукать", – говорится в памятке. В итоге все вылилось в сплошной женский визг. Дамы, только завидев людей в камуфляже, тут же шли в атаку. Так что "громкая" картинка была обеспечена.

Но в августе были и другие кадры, когда белорусские силовики действовали по-настоящему жестко. Мы спросили у Президента, насколько это было оправдано?

- Я с ними встречался по-мужски, сказал, что я это не приветствую. Не надо. Лежачего не бьют, – отметил Александр Лукашенко.

- А почему все повесили на ОМОН?

- А потому что ОМОН спас нас, как мы сейчас все видим, от блицкрига. У них была задача ринуться на правительственные учреждения, захватить. Если бы не эти ребята, мы здесь не сидели бы с вами.

- Я вам скажу честно, что я считаю, что это задача ОМОНа, полиции, Росгвардии, кого угодно – поддерживать порядок, задерживать всех, кто пытается проникнуть в резиденции, – сказала Маргарита Симоньян, главный редактор RT в ходе недавнего интервью с главой Белоруссии.

- По закону, – подчеркнул Лукашенко.

- Конечно. Во всех странах мира это происходит. Я бы хотела, чтобы мой мир и покой тоже охраняли. Так что дело не в этом вообще. Досталось журналистам. В том числе нашим журналистам, моим сотрудникам, которые вообще-то не бунтуют и которые против "цветных" революций.Но их тоже загребли, что называется, всех вместе туда загрузили.

- А, может, перевернем эту страницу?

- С удовольствием. Я хотела вам это сказать, чтобы вы об этом знали.

- Ты думаешь, я об этом не знаю? Знаю поименно. Маргарита, я это пережил, знаю поименно. Но я вынужден взвешивать. Да, и переборы были.

А какой сигнал и кому подал сам Александр Лукашенко, появившись у резиденции в руках с автоматом?

- Я продемонстрировал, что мои дети здесь, что моя страна здесь и я эту страну буду защищать, чего бы мне это ни стоило, – заявил глава Белоруссии.

Сейчас защищать нужно в первую очередь экономику. Если на фоне общего спада остановятся крупнейшие предприятия, будет коллапс. Отправляемся к проходной Минского тракторного завода. Именно рабочий класс Лукашенко считает своей опорой. Завод работает, никто не бастует.

- Александр Григорьевич, вы много говорили о внешних причинах этой дестабилизации в Белоруссии. Есть ли внутренние причины? Как вы лично считаете?

- Конечно.

- В чем они?

- Наверное, я все-таки пересидел. Ну, утюг включишь – и я тут предвыборную программу рассказываю. Утюг включил – Лукашенко, чайник электрический включил – Лукашенко, телевизор включил – Лукашенко. И для какой-то части населения чуть-чуть надоело. Но это не главная причина. Одна из главных, что я говорю, что это похоже на какой-то элемент мелкобуржуазной революции. У нас появились буржуйчики, богатые люди, айтишники, которых я создал вот этими ручищами, им предоставив условия такие, какие нигде не могут предоставить. И что им захотелось? А им захотелось власти.

Мы попытались узнать, чего добиваются протестующие, у них самих. И это оказалось не так уж и просто, особенно если ты представляешь российские СМИ.

Но самое глобальное изменение, о котором заговорила сама власть, – это принятие новой Конституции.

- А подразумевает ли изменение, предлагаемое в Конституцию, возможность проведения президентских выборов раньше, чем через пять лет?

- Если мы будем менять Конституцию, то мы должны в Конституции прописать выборы президента. Но отдельно, и я к этому склонен, чтобы провести досрочные президентские выборы. Я это не исключаю, – сказал Лукашенко.

- Вы к этому склонны?

- Да, именно я. Никто мне об этом не говорил. И я вам впервые об этом говорю.

Мы, конечно же, не могли не спросить про недавнее задержание 33 россиян, которые следовали через Минск транзитом. Сначала их обвинили в подготовке внутренних волнений. А потом отпустили, фактически ничего не объяснив. Лукашенко признался: он сначала поверил спецслужбам, но теперь решение поменял.

- Потом мне приходит информация, что это американцы через Украину. Украинцы сами сказали: это не мы, это Америка. Я не буду называть фамилии. Эти отмороженные там, бывшие. Но даже Зеленский, которого я всячески поддерживал, понимающий человек, ко мне хорошо относился – бах, заявление! Почему? Американцы написали, – отметил Лукашенко.

Ну, а свою главную задачу сейчас белорусский лидер сформулировал так: уберечь Белоруссию, которую он за четверть века построил.

- У меня ведь, кроме вот этого, ничего нет. Понимаете, если бы у меня в кармане было несколько миллиардов, может, я поступил бы, как Порошенко. Вряд ли, конечно, я так иногда думаю. Но если у меня этих миллиардов нет. Поэтому я не боюсь. Я даже дома говорю, потому что дети не очень воспринимают: "Слушайте, дети, не сегодня, завтра, кто знает, когда я уйду к Нему, когда он меня позовет. Когда меня пытаются там удержать от чего-то. Когда-то я уйду, может быть, но я не позволю то, что мы создавали с людьми, с этими вот поколениями, разрушать, – подчеркнул Александр Лукашенко.

Улицы на это отреагировали – новыми акциями. И за. И против.