Тема:

Теракты в Бельгии 17 месяцев назад

Вой сирен, перекрытые улицы, обыски: Европа привыкает к новому облику

Вой сирен, перекрытые улицы, обыски: Европа привыкает к новому облику

Бельгия погрузилась в тишину — в память о жертвах терактов там прошла минута молчания. Премьер-министр Шарль Мишель пообещал согражданам "пролить свет правосудия на это преступление" и сегодня провел экстренное заседание кабинета министров. Несмотря на масштабные полицейские рейды, заметных результатов в расследовании пока нет. В четверг стало известно, что террористы планировали атаку на католическую Пасху, 28 марта, а в качестве мишеней назначили атомные станции. И только арест ключевого участника группы, Салаха Абдеслама заставил их изменить планы.

Появились новые страшные кадры первых секунд после взрыва в аэропорту Брюсселя. На них потерявший родителей ребенок, заваленный дымящимися обломками, вокруг стоны, крики, плач.

Среди руин терминала — люди, которые не могут прийти в себя и понять, что же случилось. Мужчина с камерой бежит в кафе в аэропорту, где работал его сын, но там никого нет. Тогда он выбежал на улицу. Около входа в терминал лежат раненые люди. Под рухнувшим потолком видны цветы, с которыми кто-то пришел встречать в аэропорт прилетевших пассажиров.

Сейчас в полиции заявляют, что взорвавшийся в аэропорту смертник — это и есть главный химик террористов, связанный в том числе с терактами в Париже — Наджим Бакрауи. Еще вчера его искали по всей Европе. Но тогда кто же мужчина в белом, который покинул терминал незадолго до взрывов и скрылся. Ответа пока нет. Стало известно, что и второго смертника Халида Бакрауи, который взорвал себя в метро, сопровождал еще один экстремист. Ему также удалось уйти. В интернете размещен его фоторобот.

Последствия могли быть еще более катастрофичными. Террористы изначально хотели взорвать две атомные электростанции "Дуль" и "Тианж", уверены следователи. За домом директора бельгийской научно-исследовательской ядерной программы следили. Скрытую камеру установили те же братья Бакрауи, сразу после обнаружения устройства у входа станций разместили 140 солдат, персонал одной из них эвакуировали. 11 работников в течение нескольких дней не пускали на рабочее место.

Один из техников АЭС "Дуль" два года назад тоже бежал в ряды исламистов в Сирию после того, как совершил диверсию. Он мог передать ИГИЛ важные сведения о станциях.

Арест главного участника этой бельгийской джихадистской ячейки Салеха Абдеслама, похоже, заставил их торопиться и менять цель.

В ходе задержания на прошлой неделе полиция была готова штурмовать квартиру в Моленбеке, но Абдеслам выбежал сам, надеясь скрыться. Его ранили в колено, потом скрутили, в той же квартире задержали еще одного агента ИГИЛ.

В розыске сейчас и друг детства Абдеслама — 30-летний Мохамед Абрини — тоже связанный с парижскими атаками, его видели на черном Renault Clio на заправке за два дня до взрывов и расстрела в театре "Батаклан".

Приходят сообщения об аресте в районе Иксель в бельгийской столице. Сам Абдеслам, будучи изолированным от внешнего мира в самой охраняемой тюрьме в Брюгге, поменял свою позицию и сейчас требует скорейшей экстрадиции во Францию.

"Я могу подтвердить, что Салах Абдеслам хочет экстрадиции во Франции как можно скорее, он больше не противится экстрадиции. Мы надеемся, что экстрадиция не будет отложена. Я также хочу сообщить, что Абдеслам ничего не знал о готовящихся в Брюсселе терактах", — сказал адвокат Салаха Абдеслама Свен Мари.

У раненых накопилось много вопросов к бельгийскому правосудию. Смертник Ибрагим Бакрауи в 2010 году был осужден на 9 лет за стрельбу по полицейским из автомата Калашникова во время вооруженного ограбления. В полиции тогда сочли этот инцидент незначительным нарушением. Спустя четыре года его освободили досрочно, но при условии быть на связи и не ездить за границу больше, чем на месяц. Два вызова в суд он проигнорировал, еще одно напоминание оставил без ответа и только спустя два месяца в августе прошлого года его стали активно искать. При том, что уже в июне его обнаружили турецкие пограничники в городе Газиантеп на границе с Сирией.

"Мы сообщили о его депортации бельгийским властям 14 июля 2015 года, отправили документы. Несмотря на наше сообщение о том, что этот человек – террорист, бельгийские власти не нашли такой связи", — пояснил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Бельгийские власти в ответ растерянно разводят руками, ссылаясь на юридические нюансы. Министр внутренних дел Бельгии и министр юстиции подали в отставку, но в обоих случаях премьер ответил отказом.

"Тогда он был известен просто как преступник, который был освобожден условно-досрочно. Когда его выслали из Турции, он был отправлен не в Бельгию, а в Голландию", — сказал министр юстиции Бельгии Коэн Генс.

"Это верно, но человек был условно-досрочно освобожден. Он нарушил условия условно-досрочного освобождения. Он же не мог свободно передвигаться между странами", — спросил министра журналист.

"Все не так просто. Действительно, ситуация с людьми, которые не соблюдают условия условно-досрочного освобождения, как в случае с Бакрауи, весьма нелегкая. Проблема в том, что таких людей нелегко вернуть обратно в тюрьму", — ответил на это Генс.

Бельгийские тюрьмы и так переполнены, причем настолько, что места для заключенных арендуют в соседней Голландии. Плюс ко всему — именно в тюрьме чаще всего происходит радикализация и обработка людей, вступающих потом в ИГИЛ. Доказать их причастность к преступлениям, даже при наличии фотографий в самой Сирии с оружием в руках, крайне сложно.

"Фотографии могут указывать на то, что был контакт с вооруженными людьми, вы же знаете, многие просто позируют для соцсетей, может, он подобрал оружие, которая бросила по дороге сирийская армия, а сам находится там с гуманитарной миссией. В любом случае, фото с оружием не определяет по закону, что он террорист", — сказал адвокат Яссин Бузру.

След Ибрагима Бакрауи после депортации в Нидерланды снова теряется. Отпечатки пальцев находят потом в квартире, где готовили парижские теракты. Найдут их и в квартире в Скаарбеке, где были изготовлены пояса смертников. Как только стало известно, что Абдеслам на допросах стал сдавать своих, его сообщники на свободе поняли, что скоро поймают и их. Все трое отправились в брюссельский аэропорт, даже не дожидаясь понедельника, намеченной даты теракта, начала пасхальных каникул. Как стало известно сегодня, соседи в Скаарбеке предупреждали полицию о подозрительных обитателях этой квартиры, жалобу приняли, но рассмотрение затянулось.

Одни уже хотят уезжать, другие отмечают, как Брюссель на глазах превращается в Иерусалим или Бейрут: вой сирен, перекрытые улицы, обыски. Появляется колючая проволока, армейские грузовики теперь на площадях, где раньше гуляли люди. Заборы, полицейские собаки, люди в масках — в воздухе ощущается всеобщее недоверие, подозрение и страх.

Облик центрального вокзала Брюсселя уже изменился, его теперь охраняют не только военные и полиция, здесь поставили заградительные заборы, на входе двое автоматчиков, а багаж всех и каждого внутри проверяют, из-за этого образуются огромные очереди.

Между тем в больнице Эразм, где ночью скончался еще один пострадавший, король всех бельгийцев вместе с королевой навестили раненых. Личности людей из больше чем 40 стран до сих пор пытаются установить, как и составить список погибших. Среди них уже точно 37- летняя перуанка, мама двух девочек-близняшек, которые чудом выжили, потому что в момент взрыва отошли в сторону поиграть с отцом.

***

В эти минуты в Брюсселе проходит экстренное заседание министров внутренних дел 28 стран Евросоюза. По итогам ожидается заявление о борьбе с терроризмом единым фронтом. Но очевидно, что континенту давно требуется нечто большее, чем правильные декларации. Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер накануне предложил создать союз, обязывающий стороны к обмену данными по безопасности — по аналогии с энергетическим и финансовым. Этот вопрос тоже в повестке дня.

В берлинском аэропорту Тегель все, как всегда, как будто и не было взрывов в Брюсселе. Полиции не больше чем обычно, отсутствие видимых изменений в режиме безопасности не то, что не пугает, а даже и не удивляет пассажиров.

Предложение установить уже на входах в терминалы рамки металлоискателей для людей и рентгены для багажа, какие давно стоят в российских аэропортах и на вокзалах, есть, но его еще надо обсудить — это целые процедуры. Сейчас в здания вокзалов может зайти кто угодно, с чем угодно и переместиться внутри Евросоюза куда угодно, не предъявляя документов.

В самолет могут попасть даже находящиеся в розыске террористы. Нужен только не вызывающий подозрений пособник с паспортом, который забронирует необходимое количество билетов на рейс через Интернет, и потом на стойке электронной регистрации распечатает посадочные на всю компанию.

При этом службы безопасности аэропортов регулярно проваливают проверки, которые им устраивают европейские журналисты, пронося на борт самолета то кусок пластиковой взрывчатки под видом хозяйственного мыла, как это сделал канал France 3, то один из ее компонентов — все остальное репортер ZDF купил в парфюмерном магазине непосредственно перед посадкой на рейс. Из лака для волос и аммиачной селитры, которая как удобрение находилась в цветочном горшке, уже в воздухе была собрана бомба. Ее испытали потом на стареньком Opel.

Прежнее качество безопасности в Европе, сам образ жизни европейцев, которые определяются общей расслабленностью с элементами откровенного бардака, входит в противоречие с новыми обстоятельствами, которые теперь требуют дисциплины от граждан, жесткой реакции и радикальных действий от властей: сразу закрывать аэропорты, как накануне в Тулузе, или эвакуировать целые вокзалы, останавливая движение десятков поездов, как в немецком Ландсхуте и голландском Маастрихте, из-за забытого чемодана или человека, показавшегося кому-то подозрительным. Словом, момент требует от европейцев начинать бояться.

"Исламское государство" подготовило для атак в Европе около 400 боевиков, сформировав разветвленную сеть полуавтономных ячеек, которые самостоятельно должны выбрать место и время для удара ради максимизации ущерба", сообщает АР со ссылкой на данные спецслужб.

Агенству Associated Press спецслужбы также сообщили, что террористы были подготовлены главным образом в Сирии и Ираке, на территориях подконтрольных ИГИЛ, и возможно также в лагерях, расположенных в одной из республик бывшего Советского Союза. Их задача в Европе не ждать команд, а действовать по готовности. Цель — не количество жертв, а сама по себе волна терактов, которая посеет хаос и панику. И хотя ясно, что значительное число террористов — это люди с европейскими паспортами, такая информация не может не сказаться на желании, точнее, нежелании, принимать у себя нынешних беженцев. Как бы ни была далека Ангела Меркель от общеевропейского решения миграционного кризиса до 22 марта, она отброшена взрывами в Брюсселе еще дальше. Выразив соболезнования бельгийцам, немецкий канцлер замолчала. Сейчас говорят противники ее курса.

"Для меня очевидно, что с этого момента мигранты больше не могут приезжать в Польшу, поскольку нам необходимо думать о безопасности граждан", — сказала премьер-министр Польши Беата Шидло.

Ровно об этом сейчас думают и в других 27 странах Евросоюза, который стал на шаг ближе к окончанию своего существования как открытого общества. Главное достижение европейцев вот-вот падет жертвой их собственных ошибок.

"Честно говоря, на мой взгляд, нам придется привыкнуть, что на нас напрямую будут влиять последствия событий, происходящих в мире. Это будет намного ощутимее, чем раньше, когда мы чувствовали себя дома, как в убежище", — пояснил министр финансов Германии Вольфганг Шойбле.

"Против нас выступает террористическая организация, которая обладает мощью, бастионами, ресурсами, каналами снабжения, подпольными ячейками. Сейчас мы на войне, поскольку нам объявили войну. Мы должны быть полны решимости", — отметил премьер-министр Франции Мануэль Вальс.

Мысль господина Вальса можно продолжить. Террористическая война, объявленная теперь Европе — это следствие войны, которую Запад объявил глобальной стабильности день в день, ровно 17 лет назад. Она началась в тот самый момент, когда первые НАТОвские ракеты нашли свои цели в Белграде. Развал того, что еще оставалось от Югославии, в котором поучаствовал и Евросоюз, стал тем шаблоном демократизации, который затем широко применили на Севере Африки и Ближнем Востоке. Бомбежки Сербии и взрывы в Брюсселе в этом смысле — первое и крайнее звенья в цепи событий, которая в любой момент может быть продолжена.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере