Олег Чиркунов: надо сделать так, чтобы людям было выгодно работать хорошо

Олег Чиркунов: надо сделать так, чтобы людям было выгодно работать хорошо

Телеканал "Вести" представляет серию интервью с губернаторами российских регионов. Местные руководители рассказывают о том, как на возглавляемых ими субъектах Федерации сказался мировой финансовый кризис, и как регионы выходят из нынешней экономической ситуации. Гость студии - губернатор Пермского края Олег Чиркунов.

- Олег Анатольевич, здравствуйте. Спасибо, что приехали к нам из Пермского края. И первый вопрос: как вы оцениваете социально-экономическое положение вашего региона?

- Вы знаете, наверное, сейчас никому хвастаться нечем. Понятно, что экономический кризис захватил все страны и регионы, в том числе и Пермский край, и проблема у всех одна – отнюдь не отсутствие финансов или какие-то другие вопросы, которые часто звучат, в том числе с экранов. Кризис – в рынках сбыта. Мы очень быстро развивались, мы очень быстро росли, как и многие сильные регионы, и вдруг в один день – стоп, закрылись рынки сбыта, в первую очередь, зарубежные, и предприятиям надо пересматривать свои планы. И самое страшное, что не понятно, когда эти рынки откроются. Вот такая ситуация сегодня, наверное, везде, в первую очередь у экономически сильных регионов. А мы, конечно, считаем себя сильными.

- И все же, как исполняется бюджет? Да, вы действительно сильные, и поэтому этот вопрос, наверное, очень актуален.

- Бюджет - действительно важная тема, но все-таки не самая важная. Важнее экономика, но раз уж о бюджете - у нас тяжело с налогом на прибыль, мы понимаем, что в этом году мы, в лучшем случае, пройдем на уровне 2007 года, 2008 год – сказочный год для региона, когда деньги валились с неба, его больше не будет. В принципе, доходов бюджетных будет очень мало. Мы в 9-м году более-менее себя уверенно чувствуем, потому что у нас есть резервы. Мы подкопили за прошлые годы и точно пройдем 9-й год без особых проблем, но если дальше так будет происходить с экономикой, в 10-м году уже таких заделов не будет. То, что мы подкапливали, резервировали, не на кризис, на большие инвестиционные проекты, мы проедим в 9-м, а по 10-му надо будет принимать отдельные решения. И я очень надеюсь, что с экономикой что-то начнет происходить, хотя бы чуть-чуть, хотя бы она начнет подавать какие-то сигналы.

- Вы по вашим предприятиям не видите, что уже как-то выправляется ситуация?

- Нет. Сейчас, конечно, все разговоры о том, что ситуация изменилась и что-то выправляется, но они точно преждевременны. Думаю, что мы начнем понимать, что происходит, через год, и этот год надо прожить.

- Многие люди говорят о том, что в сентябре мы увидим действительно дно кризиса. Вы с этим согласны? С тем, что у нас будет вторая волна, что пока еще люди не ощутили. Да, их уволили с работы, да, вроде бы им предлагают общественные работы. У вас что?

- Есть такая злая шутка, популярная в последнее время. Для тех, кто нашел дно кризиса, второе – в придачу. Знаете, надо, наверное, здесь быть чуточку пессимистом, экономистам, по крайней мере, надо быть чуточку пессимистами. Сейчас мы еще сильны, очень сильны. Я имею в виду в целом российскую экономику, у нас есть какие-то заделы, если мы будем оптимистами и не будем готовиться к худшему, нам тяжело придется в 10-м. Давайте не паникуя, не волнуясь, понимая, что заделы есть у регионов, есть точно у страны, подготовимся к такому среднепессимистичному сценарию. Тогда, может быть, Господь Бог в 10-м году скажет: "Их больше не надо испытывать, кризиса больше нет".

- Вы говорили про большие инвестиционные проекты, которые пришлось закрыть, но, может быть, что-то все-таки пришлось оставить?

- Вне всякого сомнения, мы оставили все проекты, которые уже начаты. Не надо повторять историю предыдущих десятилетий - что-то начали строить и не завершили. Все, что мы начали строить, везде, где мы забили первую сваю, мы будем продолжать строить. И на это нам ресурсов должно хватить. Там, где мы находились на стадии проектов и надо было начинать в этом году проект, это самый широкий спектр вопросов, даже в социальной сфере. Например, строительство школы - мы достроим все, что начали строить, но, наверное, в этом году ничего нового начинать не будем. 10-й год – посмотрим, как будет развиваться экономика. Будем готовить проекты, чтобы в 10-м году начать их реализовывать.

- Хорошо, а что касается здравоохранения, что касается образования, какие реализуются программы?

- В здравоохранении у нас большие планы. Так получилось, что было несколько российских регионов, которые участвовали в пилотных проектах здравоохранения, и мы - один их этих регионов. Мы пытаемся создать некую конкурентную модель в здравоохранении. Что это значит? Это значит, что пациент, житель должен иметь выбор, он должен иметь возможность обращаться к тому или иному доктору - семейному, узкому специалисту, у него должен быть выбор по получению медицинской услуги. А вот все остальные должны конкурировать за этого больного, вернее, конкурировать за здорового. И этот год для нас ключевой. Реформа здравоохранения уже запущена, она уже постепенно начинает работать. К сожалению, это приходится на кризис, но, думаю, что именно в этом останавливаться нам нельзя, и мы будем эти реформы проводить. Что касается здравоохранения, мы очень внимательно следим за регионами, которые идут впереди. Что касается образования, мы очень внимательно следим за регионами, которые идут впереди, - такие есть, например, Тюменская область. Не все надо делать самому, надо посмотреть, как это реализовано успешно и потом брать это себе. Вот тюменская модель, это, скорее всего, то, что мы будем реализовывать. Там удалось достичь серьезных результатов. Просто при создании правильных мотивов они смогли, в том числе, добиться и качества обучения лучшего, и повышения зарплат учителям. И я думаю, что нам стоит очень внимательно изучить, что они делают, и идти по их пути.

- Что касается зарплат, каков средний уровень и есть ли долги по зарплатам в регионе?

- Долгов по зарплатам нет, долгов по зарплатам из бюджета – нет. Понятно, что в любом регионе всегда существуют какие-то предприятия, которые по каким-то причинам не выплачивают зарплаты. У нас это не критичный уровень, но, очевидно, что так же, как во всех остальных местах, такие ситуации есть. По бюджету задолженностей по зарплатам нет. У нас, в сопоставлении с другими регионами, достаточно достойный уровень зарплаты, скорее всего, мы где-то идем среднем тренде. Ведь, понимаете, вопрос не в том, каков средний уровень зарплаты, вопрос в том, как для бюджетников создать мотивы, чтобы лучшие зарабатывали больше, чтобы союзниками были те, кто работают, а не те, кто не работают. Вот, кстати, это цель в том числе реформы здравоохранения. У нас был пилотный проект по хирургам, мы просто начали платить людям деньги по ряду показателей: по увеличению операционной активности, чтобы они больше оперировали; по снижению летальности, чтобы меньше людей умирало, чтобы было меньше осложнений. Представляете, десятки жизней спасенных! То есть, если мы сопоставляем, как работала система до и как она стала работать после того, как по понятным показателям, хирурги стали получать доплату к своей заработной плате, а это такая внушительная доплата, ну кто-то получал по 30, по 40 тысяч дополнительно, для Пермского края это неплохие деньги. Так вот, стали спасать людей. И так надо выстроить все, надо сделать так, чтобы людям было выгодно работать хорошо.

- А откуда берутся деньги для доплаты, если сейчас идет финансовый кризис и многие считают, что средства нужно эффективно использовать, а значит экономить?

- Средства нужно использовать эффективно, в бюджете достаточно денег, в бюджете большой объем денег, который расходуется неэффективно. Что значит неэффективно? Это значит, что эти деньги не направлены на какую-то цель, это значит, что мы тратим эти деньги, а эффекта от этого нет. Вот сегодня, особенно в условиях кризиса, наша задача сделать так, чтобы каждый рубль работал. Мы же хорошо помним по периоду социализма, что такое отсутствие мотивов. А мы пока на полшага ушли от этой ситуации, где-то мотивы создали, а где-то нет - вот задача: создать мотивы, в том числе в бюджетном секторе. И тогда, даже в условиях кризиса, мы сможем организовать нашу бюджетную услугу таким образом, чтобы люди получили необходимую бюджетную услугу, чтобы жили долго, а живут они у нас, как вы знаете, недолго, если мы сравниваем себя с развитыми странами.

- Вот вы говорите, чтобы существовали мотивы и чтобы жили долго. Говорят, что Пермский край очень славится тем, что там много культурных мероприятий проходит. Это как раз для того, чтобы порадовать жителей?

- Когда человек принимает решение, где жить (а есть уже люди, которые могут принять решение, где жить, и все больше и больше таких людей), именно за таких людей регионы борются, потому что они приносят доходы. Так вот, когда человек принимает решение, где жить, он начинает перечислять. Я хочу жить там, где у меня есть работа, интересная, содержательная; я хочу жить там, где есть образование для моих детей; и я хочу жить там, где есть здравоохранение для моей семьи; я хочу жить там, где происходит что-то такое, чтобы я чувствовал, что жизнь не происходит зря, то есть, что-то происходит, есть жизнь. Сложно сформулировать более точно. Так вот, наша задача в регионе - создать такое ощущение, чтобы человек понимал, что он живет в правильном месте, что жизнь не проходит мимо него. Ведь, понимаете, когда москвичи гордятся Большим театром, это еще не говорит о том, что они в нем бывали в этом году, но они ценят саму возможность побывать в Большом театре. И это говорит о том, что у них есть выбор. Наша задача для своих жителей создать такие же условия. Пойдут они или не пойдут на эти мероприятия, вопрос второй, самое главное, чтобы они понимали, что у них есть этот выбор. И тогда люди захотят жить в регионе. И в этом смысле мы стараемся создавать эти события.

- Вы такой продвинутый губернатор, если, конечно, позволите вас так назвать. У вас есть Живой журнал, и это, насколько я понимаю, место, куда приходят разные обращения жителей вашего региона. Помогает ли вот это интернет-общение узнавать лучше жизнь ваших соотечественников?

- Вы знаете, чтобы просто приходили письма, на которые мы отвечаем, обязаны отвечать, Живой журнал, наверное, не требуется, для этого есть масса других форматов. Живой журнал – это, скорее, возможность в каком-то кругу апробировать какие-то мысли. Ведь реакция на любые наши дела очень неоднозначная. И для меня, кстати говоря, было очень удивительно, почему постепенно в Живом журнале создавалась атмосфера, ну, достаточно спокойного отношения, я бы сказал, терпимого отношения к различного рода предложениям и мыслям. Там действительно собирается некое сообщество людей, заинтересованных в обсуждении этих тем. Мне за весь этот период пришлось удалить только два сообщения. Это была просто нецензурная речь, а во всем остальном уровень культуры общения людей в Живом журнале, честно говоря, меня поразил.

- Очень высокий, вы хотите сказать?

- Очень высокий, очень заинтересованный, очень интересный. Ну и плюс ко всему, для меня Живой журнал - это возможность что-то зафиксировать для себя, чтобы потом самому вернуться к этому и посмотреть. Я очень жалею, что не сделал это четыре года назад. Мне бы было интересно сейчас читать свои мысли четырехлетней давности, может быть, над ними посмеиваться, но это было бы интересно.

- А вот эта акция в журнале, с рекламой, это что было для вас? Просто многие неоднозначно оценили этот шаг. Кто-то говорит, что по статуту это не очень здорово, то, что вы так сделали, ну, критикуют, то есть, ваш поступок.

- Вы имеете в виду размещение фотографии с рекламой газеты? Ну, как вы понимаете, я не размещал этой фотографии. Это давняя история. Несколько лет назад, во время съемок одной из телевизионных передач, которая называлась "Выходной у губернатора", я решил пошутить над ведущим. А он имел непосредственное отношение к этой газете, и я встретил его (передача снималась на даче) в его футболке. И увидел его расширившиеся глаза. Это была шутка, тогда же была сделана фотография, это два года назад. Я, в общем-то, и не подозревал, что она где-то сохранилась. После того, как она появилась в газете, я не давал разрешения на использование этой фотографии, но я и не собираюсь предъявлять какие-то претензии. Я так намекнул, чтобы больше этого не делали, и, наверное, это не повторится.

- Спасибо вам большое за интервью.

- Вам спасибо.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере