Крещение: от князя Владимира до Библии

DPA/ТАСС

Чуть меньше месяца назад меня спросили: как, по каким книгам служили в православных церквях на Руси от Крещения до Петра I? Задан был этот вопрос после статьи о связующих звеньях между Библией и декабристами, поэтому он в первую очередь касался Библии — Ветхого и Нового Завета и, конечно, евангелий-апракосов, лекционариев. Тем не менее, он поставил меня в тупик. Не от незнания, никто не может знать ответы на все вопросы. Удивление пришло с осознанием, что я никогда на эту тему не задумывалась.

За этот месяц пришлось немало прочесть. Сначала это были списки литературы. Например, по запросу "книги о Крещении Руси" поисковик выдал порядка 600 наименований от серьезных научных исследований до псевдонаучных гипотез и бульварных романов. А ведь это только одно событие, произошедшее в конкретном году, в определенном месте, с личностью, о которой, казалось бы, почти все известно.

Но в истории государства Российского еще были времена Дмитрия Донского, Василия Темного, Иоанна III Васильевича, Ивана Грозного, Бориса Годунова... И все же изучение научных трудов привело к необходимости понять систему — как и откуда происходило "поступление" Библий в только что крещеную страну, на каком языке их читали и изучали, как распространяли по храмам. Надо было найти начало цепочки.

Начало, как это часто бывает, напомнило, что оно может быть иным, чем предполагалось. На самом деле начинать рассказ надо было бы с княгини Ольги, а то и с Аскольда и Дира, поскольку сохранились свидетельства о строительстве при них христианских храмов. Именно христианских, ведь речь идет о событиях, произошедших до разделения Церкви на католическую и православную. Книги же, особенно богослужебные, — являются неотъемлемой частью каждого храма.

Но поскольку речь идет не о христианизации Руси, а в первую очередь о появлении Библий и богослужебной литературы, точкой отсчета становится Киев 988-го года.

Однако если пролистать Летописи, "Память и похвалу русскому князю Владимиру" монаха и писателя XI века Иакова Мниха и параллельно с ними прочесть труды ученых протоиерея, кандидата богословия Романа Цуркана, священника Ордена иезуитов, специалиста в области византийской и русской религиозной философии и культуры Герхарда Подскальски, академика и автора фундаментальных исследований по истории Русской Церкви профессора Евгения Голубинского, станет понятно, что у ученых вызывали и вызывают большие сомнения год и место крещения князя Владимира. А также его личные цели и задачи Византии. Что самое интересное — нет определенности и в вопросе распространения Священного Писания на Руси: из какой страны и на каком языке оно попало в Киев. Видимо, эти загадки будут решаться в следующих шестистах научных и псевдонаучных трудах.

Пока же будем исходить из факта, что осенью 989-го года уже крещеный князь Владимир, "собрав вои многы из варяг, словен, чюди, кривичей и черных болгар", взял в осаду византийский Херсонес. Спустя полгода город капитулировал. Из боязни, что Владимир с войском дойдет до Константинополя, Византия согласилась венчать князя с царевной Анной, которая уже была обещана Владимиру, но отдавать жену греки не торопились. Одержав победу, князь принял решение вернуться домой с молодой женой. И добился, чтобы с ним отправили на русские кафедры архиереев и духовенство. В качестве приданого Владимир забрал богослужебные книги, иконы, церковную утварь и мощи священномученика Климента Римского.

Архиереи означали статусность новообразованной Киевской митрополии, книги являли учение и мудрость новой религии — христианства, а транслировать это была задача священников. Утварь символизировала материальное богатство религии, святые мощи могли служить своего рода замещением языческих богов, утешением для новообращенных язычников. А в том, что язычниками славяне будут оставаться еще долго, нет никакого сомнения: в ходе археологических раскопок были найдены византийские монеты с христианскими изображениями с одной стороны и нанесенным молотом Тора с другой. Такие монеты носили на груди как обереги.

Словом, у человека, получившего образование в обычной советской или российской школе, не слишком увлекающегося историей и посмотревшего несколько романтических фильмов, картинка в голове возникает красивая и благостная. С войском на ладьях в Византию приплыл, повоевал немного, с победой, дружиной, красавицей женой и священниками вернулся.

Это если не задумываться о величине флота и размерах каждой ладьи. А ведь в них в Византию прибыли князь, его окружение, дружина, припасы, обмундирование. В обратный путь прибавилось и народу, и вещей, ладьи же вряд ли увеличились в размере. Он, кстати, хорошо известен: 20 метров в длину. Вроде немало, но в поход отправлялось 40 воинов (то есть каждому полагалось полметра)...

Так сколько же Библий и разного рода служебных книг мог забрать в Киев князь Владимир, учитывая, что книги были огромного размера, в тяжелых, чаще всего драгоценных переплетах? Положим, десять. Пусть двадцать.

20 книг — много это или мало?

На самом деле на первое время этого количества было более чем достаточно. Помимо Киева, митрополии, епископские кафедры были основаны в Чернигове, Переяславле Южном, Полоцке и Белгороде (село Белогородка Киевской области). Чуть позже, после некоторого сопротивления язычников — в Новгороде. По исландским сагам, Полоцк был крещен около 1000-го года исландским викингом-христианином Торвальдом Кодранссоном. В Ростове и Муроме сопротивление введению христианства оказывалось до XII века.

Так что нельзя сказать, что храмы начали активно строиться (и нуждаться в книгах).

Согласно летописям и археологическим изысканиям, к середине XI века церкви были построены в 10 городах. Сначала по одной, но их число постепенно увеличивалось, и к концу XI века в книгах возникла острая необходимость. А еще не стоит забывать, что привезли их из Византии, то есть в некоторые церкви Библии попали на греческом языке, который был мало кому известен из новообращенных.

Оказывается, этот вопрос ученые уже обдумали и даже нашли на него ответ. Насколько точный, сказать трудно, поскольку у истории возникновения славянского перевода Священного Писания материал весьма ограничен. Тем не менее, такие историки Русской Церкви, как Михаил Приселков и Антон Карташев, всерьез задумывались над идеей, что при Владимире Киевская церковь находилась в канонической зависимости от Охридской иерархии Болгарской церкви.

Оказывается, у Киевской Руси были отлично налажены связи с Первым Болгарским царством (680-1018), где правили наследники первого христианского правителя царя Бориса-Симеона. Поэтому не лишена оснований гипотеза, что именно болгарские миссионеры занимались христианизацией Руси. Она довольно логична, так как Болгария была крещена на сто лет раньше и к моменту Крещения Руси обладала обширной библиотекой духовной литературы, переведенной благодаря азбуке Кирилла и Мефодия на понятный всем язык.

В итоге чужое и чуждое византийское христианство оказалось максимально легким для восприятия на Руси, поскольку его привнесли на славянском языке. По мнению историка-слависта Бориса Флори, "главные характерные черты славянской письменности заключаются в том, что это была письменность, предназначенная для фиксации текстов на славянском языке с помощью специально созданного для передачи звуков славянского языка алфавита".

Из забавных фактов византийской религиозной политики, стоящих особого упоминания: около 863-го года братья Константин (Кирилл) и Мефодий из Солуни по приказу византийского императора Михаила III упорядочили письменность для старославянского языка, использовав новую азбуку для перевода на славянский язык греческих религиозных текстов. Но уже в 885-м году азбука получила настолько широкое распространение в южнославянских землях, что папа римский решил запретить ее использование в церковной службе. Подобные запреты приходили и в более поздние времена, например, при Петре I: переводы Библии и других книг на понятный язык находились под запретом.

Кстати, судя по распространению книг, переписываемых при храмах и монастырях, в Киеве придумали как обойти запрет: в строящихся при храмах школах обучали не только славянской, но греческой грамоте.

Из ветхозаветных книг наибольшей популярностью пользовалась Псалтырь. По этой книге учили грамоте. Поэтические тексты псалмов заучивались наизусть, по ней можно было изучать философию, историю, восторгаться восточным умением сочинять витиеватые стихотворные формы. И — гадать. Поскольку довольно быстро на Руси появилась именно гадательная Псалтырь, способствующая принятию правильных решений у крещеных язычников.

Сегодня