Ждем "таблетку надежды": испытания начались

Ждем "таблетку надежды": испытания начались

Автор: Дмитрий Киселёв

В России, по признаниям специалистов, эпидемия — в стадии стабилизации. И уже ясно, что цифры низкой смертности — наше серьезное достижение. Правомерность подсчетов подтверждает и Всемирная организация здравоохранения.

"В Москве находится сотрудничающий центр ВОЗ. Официальный перевод на русский язык нового руководства Всемирной организации здравоохранения по кодированию смертности от COVID-19 сделан этим институтом. Это основа, по которой разработано методическое руководство для России. Так что нет причины сомневаться, что что-то отличается", — заявила представитель ВОЗ в России Мелита Вуйнович.

Между тем смертность за май все же будет выше. И это станет отложенным результатом пиковых цифр заражения в апреле.

"Несмотря на позитивные факторы, мы видим, что сами абсолютные цифры выявленных больных, госпитализаций еще высокие. Более того, количество смертей от коронавируса в мае будет значительно выше, чем в апреле, это очевидно, потому что мы в апреле и начале мая как раз были на пике заболеваемости. За людей, которые были госпитализированы в то время, борются врачи, и большинство из них спасают. Но очевидно, что самая тяжелая фаза борьбы за жизнь этих людей придется на май", — отметил мэр Москвы Сергей Собянин.

Тем временем свою битву ведут ученые и врачи — за вакцину и эффективное лекарство. Так появится ли она, таблетка надежды? И если да, то когда?

Автор: Елена Ерофеева

Она весит меньше грамма — таблетка, которую впервые предлагают пациенту. Так начинаются клинические испытания "Арепливира".  Минздрав дает добро. Над формулой специалисты саранского "Биохимика" работали несколько месяцев. В основе - молекула "Фавипиравира", ее придумали японцы 20 лет назад. Лечили грипп и лихорадку. Теперь это лекарство испытывают против COVID-19.

"На территории Мордовии будет проведена терапия около 100 пациентов.  Это может оказаться препаратом надежды, препаратом спасения", — заявил Дмитрий Земсков, исполнительный директор фармкомпании "Биохимик".

Ученые, которые работали над созданием этого лекарства, полагают: вирус гибнет на четвертый день приема препарата. Теперь это надо доказать.

"Сегодня мы ждем, что он покажет антивирусную активность непосредственно против COVID-19. Будет ли это панацеей? Конечно, нет. Но это принципиально изменит ход болезни. Главное, если больной заболел, чтобы эта болезнь протекала без осложнений", — отметил Дмитрий Пушкарь, академик РАН, главный внештатный уролог Минздрава.

Это значит, что одного лекарства недостаточно. Подход к лечению должен быть комплексным. Отечественные фармпроизводители сегодня предлагают сразу несколько разработок.

"К примеру, видят наши специалисты, что комбинация тех или иных лекарственных средств в сочетании с витаминами, в частности, с другими широко  распространенными препаратами, дает лучший эффект. И объединение их в одной лекарственной форме также является путем решения повышения эффективности лечения коронавирусной инфекции", — сказал Вадим Тарасов, директор Института трансляционной медицины и биотехнологий Сеченовского университета.

Два российских препарата против коронавируса сейчас проходят доклинические исследования на белых крысах. Животным дают завышенную дозу препарата, чтобы проверить его негативное влияние на организм. Этот процесс займет примерно месяц. И уже через три-четыре недели можно будет приступить к клиническим исследованиям на пациентах.

В Сеченовском университете на испытании — семь препаратов для лечения COVID-19. Большинство из них - отечественные. У каждого - свой механизм воздействия. Одни препараты убивают вирус, другие борются с осложнениями.

"Это и моноклональные антитела, которые являются ингибиторами так называемого цитокинового шторма, который сопровождает тяжелые формы течения COVID-19. Это и противовирусные, и антиротавирусные препараты, которые являются препаратами прямого воздействия на вирус", — отметил Андрей Свистунов, первый проректор Сеченовского университета, профессор, член-корреспондент РАН.

Эффективность лекарств проверяют на пациентах университетских клиник. Сегодня здесь лечат от коронавируса около двух тысяч человек.

Препарат "Левилимаб", который вот уже два с половиной года назначают при артрите, врачи начали использовать для подавления цитокинового шторма .

"Цитокиновый шторм приводит к тому, что иммунная система выступает против самого человека. Последствия очень тяжелые, необходимо их купировать", — подчеркнул Дмитрий Морозов, гендиректор компании "Биокад".

Цитокины - это белки, которые управляют иммунной реакцией. Когда вирус проникает в легкие, наш организм вступает с ним в бой. Вместо того чтобы атаковать вредоносные клетки, иммунная система убивает здоровые. Такая чрезмерная активность может привести к печальному исходу. Ее надо подавить. В этом и есть принцип действия препаратов от ревматоидного артрита.

"Многое протекает не так, к чему мы привыкли. Дыхательная недостаточность есть у многих пациентов, но многие пациенты ее не чувствуют, как ни удивительно. Обязательно есть такой компонент, как кагулопатия, нарушение свертываемости крови. На территории легких развиваются микротромбозы. Это опять же говорит о том, что нужна  другая терапия,  чем при классической пневмонии", — отметил Сергей Авдеев, заведующий кафедрой пульпонологии Сеченовского университета, главный внештатный пульмонолог Минздрава, член-корреспондент РАН.

Реаниматологи до последнего оттягивают подключение больного к аппарату ИВЛ, если это возможно. Трубка может повредить дыхательные пути и повысить риск инфекции — уже не вирусной, а бактериальной.

"Это камень преткновения. Последние 4-5 лет во всем мире — нарастающая устойчивость микробов к антибиотикам. И мы не знаем, что назначить, поэтому начинаем придумывать комбинации антибиотиков, которые, возможно, в сочетании позволят больному выжить. Эффективные антибиотики - большая проблема. В Америке, Австралии, на Луне только, наверное, все хорошо, потому что фармацевтическим компаниям невыгодно их выпускать. ВОЗ объявила программу, что у нас все будет очень плохо", — сказал Сергей Царенко, заместитель главного врача по анестезиологии и реанимации ГКБ №52 Москвы.

Стараются использовать альтернативные методы - без интубации, когда трубку в трахею не вставляют. Например, специальный аппарат подает кислород под высоким давлением.

"Это, в принципе, плохо для персонала, потому что он создает вокруг себя аэрозоль, но поскольку мы все переболели, мы идем на этот осознанный риск, потому что больному от этого лучше", — пояснил Сергей Царенко.

Китайцы и американцы, напротив, в каждом тяжелом случае прибегают к аппарату искусственной вентиляции легких, но выживаемость на ИВЛ низкая. В США, как следует из доклада нью-йоркских врачей, — 12%. В Китае - только 3%.

Российские врачи пробуют самые разные комбинации препаратов, чтобы не допустить ухудшений у пациента.

"Комплекс Мальчиша-Кибальчиша - "три дня простоять, три дня дня продержаться, Красная Армия подойдет". То же самое: немного простоять, продержаться, за это время у больного будет потушен цитокиновый шторм, после этого состояние его будет улучшаться", — сказал Сергей Царенко.

Это лечение бывает очень дорогим, но его все равно назначают. Для примера: одна ампула "Актермы" стоит 25 тысяч рублей. Один укол - это две ампулы.

"Он предотвращает развитие цитокинового шторма. Вообще в медицине очень много решают какие-то мелочи: здесь одну таблеточку дать, а там — половинку, а там вот эту добавить", — пояснил Виктор Калашников, заведующий отделом кардиологии и сосудистой хирургии НМИЦ эндокринологии, член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор.

"60% пациентов, которые могли пойти по неблагоприятному сценарию, вовремя распознаны, вовремя введены эти препараты. То есть это очень многокомпонентная схема. Мы не ожидали такой быстрой выписки пациентов, которые приехали к нам в тяжелом состоянии", — рассказал Дмитрий Бельцевич, руководитель Центра COVID-19 НМИЦ эндокринологии Минздрава, доктор медицинских наук.

В ковидном госпитале, что развернули на базе Национального центра эндокринологии, каждый третий инфицированный - с патологией. Человек может погибнуть не от COVID-19 - от диабетической комы. У пациентов сахарным диабетом инсулин перестает эффективно работать. Дозы приходится увеличивать.

"Если это пациент с ожирением, то мы понимаем, что у него уже есть патология сосудов, есть нарушения свертываемости крови и нарушения уровня  интерлейкинов. И все это — залог для более мощного развития ответа организма на проникновение COVID-19", — пояснила Наталья Мокрышева, директор НМИЦ эндокринологии Минздрава, член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор.

Стационар федерального Центра эндокринологии закрывали на две недели, приема плановых пациентов не было. Теперь постепенно возвращаются к обычной работе. В одном корпусе будут принимать COVID-положительных, в двух других - чистых от инфекции, с эндокринными патологиями.

"Огромная армия больных, которые нуждаются в этом. Есть варианты, когда, к сожалению, приходится прибегать к ампутациям из-за того, что мы не могли своевременно оказать помощь по стране", — сказала Марина Шестакова, академик РАН, директор института диабета НМИЦ эндокринологии.

40 пациентов с синдромом диабетической стопы "скопились" в очереди на операцию. 25 мая  оперблок запустят. 

Коронавирус сдает позиции: Россия постепенно выздоравливает, эпидемия идет на спад. Но смертность еще растет. Специалисты объясняют: это закономерно, ведь пик заболеваемости пришелся на начало мая. Все это время врачи боролись за жизнь пациентов.

"Больные поступают в больницы на лечение. К сожалению, всех спасти не удается. И вот сейчас абсолютно закономерно смертность, отступая эти 2-3 недели, пришла к нам в мае. И вот мы сейчас в мае увидим более высокую смертность, чем в апреле", — пояснил Олег Зайратьянц, профессор, главный внештатный специалист по патологической анатомии Департамента здравоохранения Москвы.

Российские ученые тем временем активно занимаются разработкой 47 вакцин от коронавируса. Компания "Биокад" до конца месяца подготовит опытную партию и приступит к доклиническим испытаниям. Институт Гамалеи заявил о начале испытаний на добровольцах.

"Да, мы получим несколько вакцин, даже много вакцин. Но самое главное — получить такую вакцину, которая бы эффективно стимулировала все ветви того иммунитета, который у нас с вами есть", — заявил Александр Гинцбург, академик РАН, директор НИЦ эпидемиологии и микробиологии имени Н. Ф. Гамалеи.

Но убивать вирус способны и собственные Т-клетки человека. Это клетки, которые при встрече с вирусом выделяют цитокины - яд для антигена. Опыт проводили на мышах. Их заражали коронавирусом, а потом трансплантировали специфические Т-клетки, которые убивали этот вирус. То есть создавалась такая клеточная ловушка. В организме человека эти клетки памяти могут сохраняться десятилетиями.

"Можно по аналогии с другими коронавирусами сказать, что иммунитет, мы надеемся, будет достаточно стойким, полтора-два года уж точно. И мы, конечно, забудем об этом. Но наши клетки не забудут об этом. И у нас в организме на то и есть Б- и Т-клетки памяти, которые будут помнить о перенесенной инфекции и дадут нам необходимую защиту в случае, если мы столкнемся с этим вирусом через время. Т-клетки - это более эффективный иммунный ответ", — пояснила Татьяна Гапонова, заместитель гендиректора по трансфузиологии НМИЦ гематологии, галвный внештатный трансфузиолог МИнздрава.

Ученые предполагают, что COVID-19  станет сезонным заболеванием и не даст о себе забыть. Но застать нас врасплох ему уже не удастся. Прививать от коронавируса начнут уже осенью.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере