Торговая война с Россией оборачивается Евросоюзу боком

Немецкие промышленники раскрыли потери крупнейшей европейской экономики от санкционного противостояния с Россией. По оценкам комитета по экономическим отношениям в Восточной Европе, экспорт в Россию может упасть на четверть. Это неизбежно ведет к убыткам в 2 миллиарда 800 миллионов евро и урезанию до 50 тысяч рабочих мест в Германии. Другие страны ЕС наблюдают с тревогой за таким положение дел у лидера, пытаются поделить общий фонд поддержки аграриев, которого на всех не хватает, и охотно заключают деловые сделки с российским бизнесом.

Ангеле Меркель не дали настроиться на мысли о вечном, о чем у могилы апостола Якова, наверное, хотела бы подумать лидер партии, в чье название вынесено определение "христианская". Но в Сантьяго де Кампостела ее вместе с испанским премьером Рахоем встретили толпы тех, кому в затянувшемся паломничестве Европы через пустыню рецессии приходится тащить на себе вериги жесткой экономии, навешанные на них, как многие думают, именно дочерью лютеранского пастора.

Германией, в тени которой действует Еврокомиссия, недовольны. Правительственный кризис во Франции, с которого началась эта неделя, спровоцирован конфликтом внутри элиты как раз по вопросу о фискальном диктате ФРГ.

"Я не вижу смысла следовать курсу Европейского Союза, проложенного в Брюсселе и Берлине, — говорит вице-президент партии "Национальный фронт" Флориан Филиппо. — Мы уже делали это несколько раз. Нам нужно повернуться лицом к народу".

Учитывая общую экономическую стагнацию Евросоюза, производство падает и в Германии, даже пока еще мягкая торговая война с Россией может свести на нет эффект всех реанимационных процедур. Министр экономики Финляндии Вапавуори в интервью Svenska Dagblated признает, что потеря пусть только половины процента от сельскохозяйственного импорта, который приходился на долю России, создает для финнов серьезные проблемы, особенно, в случае затяжного характера санкций. А британская The Independent пишет о страданиях местных производителей молока.

Звучит исчерпывающе уже в заголовке: "Фермеры в долгах и отчаянии из-за коллапса на рынке". И это касается не только британских, а вообще всех европейских молочников. "Если у фермера есть 100 коров, и он не может продать молоко, чтобы прокормить их, у него есть возможность отдать коров на убой, но потребуются годы, чтобы покрыть убытки, — рассуждает министр сельского хозяйства Латвии Янис Дуклавс. — Поэтому мы думаем, что самая главная мера поддержки — выделить деньги фермеру, чтобы компенсировать хотя бы часть разницы между старой ценой и текущей ценой на молоко".

На компенсацию потерь от российских контрсанкций правительство Латвии выделяет своим фермерам 13 миллионов евро. Смехотворная сумма. Но по идее, еще что-то должен дать Евросоюз. Хотя это именно "что-то". И, например, у министра сельского хозяйства Польши, где склады ломятся от нереализованных овощей и фруктов, предложения Брюсселя получают однозначно уничижительную оценку.

"Пока те тарифы, которые предложил Евросоюз польским фермерам в качестве компенсации, очень низкие, если не сказать нелепые", — констатирует министр сельского хозяйства Польши Марек Савицкий.

В кассе Евросоюза (это давно было известно) есть примерно 400 миллионов евро на то, чтобы снивелировать отрицательный эффект санкций. Эти деньги уже можно списать со счета. И понимание того, что Брюссель не в состоянии никого спасти, оказывает отрицательное влияние на готовность отдельных участников Евросоюза рассматривать дальнейшие санкции в качестве инструмента давления на Москву.

"Как мы составим конкуренцию Китаю, США и другим странам, когда упускаем такую возможность? – говорит премьер-министр Венгрии Виктор Орбан. — ЕС с каждым днем все дальше от России. Это плохо не только для Венгрии, но и для всего Евросоюза".

Венгрия собирается построить атомную электростанцию на 10 миллиардов евро, занятые у Москвы. Норвежская StatOil в пику санкционным ограничениям на поставки в Россию оборудования для глубоководного бурения начинает совместную с Роснефтью добычу в Баренцевом море. Германский концерн RWE все-таки продает свое дочернее предприятие Dea, которое занимается добычей и хранением газа, группе российских инвесторов. Эту сделку на 7 миллиардов долларов немецкое правительство долго рассматривало со всех сторон через призму санкций, но в итоге признало ее соответствующей национальным интересам.

По оценкам Financial Times, с начала этого года потери Германии от падения деловой активности с Россией уже составили почти три миллиарда евро, и в конечном счете это может стоить 50 тысяч рабочих мест, так что продолжать никому не хочется. Санкции все меньше воспринимаются как наказание для России, все больше как самобичевание.