Таргетная терапия и лечение собственными клетками: над чем работают врачи Центра Димы Рогачева

Весь мир в эти дни отмечает День науки. Праздник учредили 17 лет назад, чтобы привлечь внимание к вызовам, с которыми сталкиваются ученые. За эти годы российская наука шагнула далеко вперед, в том числе в медицине. В России сегодня спасают более 80 процентов детей с диагнозом "лимфобластный лейкоз", хотя еще 10 лет назад этот показатель не превышал 10 процентов.

Четырехлетней Александре предстоит выписка. За плечами — долгое и малоэффективное лечение по месту жительства, потом уникальная CAR-T-терапия в Центре Димы Рогачева.

"Для нас было действительно очень космическое, так как нас никак не могли ввести в ремиссию", — рассказывает ее мама.

Десять лет назад с лимфобластным лейкозом в России выживали меньше 10 процентов больных детей. Теперь — 82 процента. То, что за десятилетие сумели наши медики, ученые — прорыв.

"Эта технология CAR-T — она позволяет извлечь из организма пациента его собственные клетки, научит их распознавать опухоль и вернуть пациенту обратно. И уже в организме пациента эти клетки работают как живое лекарство", — говорит заместитель генерального директора НМИЦ ДГОИ имени Дмитрия Рогачева, директор Института гематологии, иммунологии и клеточных технологий Алексей Масчан.

Сложнейшая операция мимической реабилитации: ребенку, перенесшему комбинированное онколечение, восстанавливают лицевые нервы. Уникальная методика: врачи, оборудование, технологии. И не только — система взаимодействия.

"Чем раньше эти пациенты попали на хирургическое лечение, тем лучше их постоперационный прогноз", — говорит заведующий отделением онкологии и детской хирургии НМИЦ ДГОИ имени Дмитрия Рогачева, замдиректора Института онкологии, радиологии и ядерной медицины Николай Грачев.

Гордость, ценность — отделение трансфузиологии, сверхтонкой работы с гемопоэтическими стволовыми клетками.

"При помощи этой технологии мы можем выбрать одну клетку из миллиона с точностью 99,9999 процента. То есть, вероятность ошибки практически равна нулю", — говорит заведующий отделением трансфузиологии, заготовки и процессинга гемопоэтических стволовых клеток НМИЦ ДГОИ имени Дмитрия Рогачева Павел Трахтман.

Все — бесплатно, 300 клеточных операций в год. Для сравнения: ведущие европейские центры могут позволить себе лишь 30.

"Если мы знаем конкретную поломку, то препарат, который назначается, воздействует только на этот процесс и блокирует активацию данного сигнального пути. Заблокирован сигнальный путь — рост опухоли прекращается", — говорит врач-онколог, ведущий научный сотрудник НМИЦ ДГОИ имени Дмитрия Рогачева Людмила Папуша.

Речь о таргетной терапии, о появлении в России так называемой умной таблетки, способной на самой начальной стадии распознавать и нейтрализовать процесс бесконтрольного деления пораженных клеток.

- Маленькая, как маленькие капсулы.

София успешно прошла интеллектуальный курс и уже собирается домой. Качество жизни с диагнозом, который раньше считали приговором, — вот за что борются сегодня детские онкологи.