75 лет Тегеранской конференции: о чем договорилась "большая тройка"

Автор: Дмитрий Киселев

Вообразите Владимира Путина, Дональда Трампа и Терезу Мэй, собравшихся в столице Ирана на многодневные переговоры, по итогам которых тройка подписывает документ с такими словами: "Закончив наши дружеские совещания, мы уверенно ждем того дня, когда все народы мира будут жить свободно, не подвергаясь действию тирании, и в соответствии со своими различными стремлениями и своей совестью. Мы прибыли сюда с надеждой и решимостью, мы уезжаем отсюда действительными друзьями по духу и цели". И три подписи: Путин, Трамп, Мэй.

Сюрреализм. Мечта. Но такое уже было, когда не менее крепкие перцы — лидеры из Москвы, Вашингтона и Лондона — встретились в столице Ирана. Ровно 75 лет назад в Тегеран съехались Сталин, Рузвельт и Черчилль.

Согласились, что Америка активнее подключится к антифашистской коалиции и откроет в Европе против Гитлера второй фронт. Еще — как деталь — расширили территорию Украины, включив туда Львов, а вообще — определили общий каркас послевоенного мира: мира без войн, мира, где малые и большие народы сотрудничают и не будет места рабству, угнетению и нетерпимости. И все сейчас было бы хорошо, если б не алчность и лицемерие наших западных партнеров.

Автор: Илья Канавин

Тегеран 43-го — это проходной двор. Сюда съезжались, прячась от войны, богачи и проходимцы со всего мира. Чуть ли не каждый десятый обитатель столицы Ирана — иностранец. Тьма агентов всех мыслимых спецслужб, включая нацистские.

"Достаточно разветвленные группы влияния, которые были, скажем так, вполне сознательными сторонниками Гитлера и нацистской Германии. Это на уровне общества и на уровне иранского государственного аппарата. И второй неприятный момент— наличие достаточно разветвленной системы немецкой агентуры. Как военной разведки Канариса, так и политической разведки Шелленберга", — рассказывает Сергей Девяток, советник директора ФСО РФ, доктор исторических наук, профессор.

Советские, американские и британские войска, размещенные там, — единственная гарантия стабильности. К моменту встречи "большой тройки" отношения между СССР, США и Великобританией формально союзнические, реально — отвратительные.

"Мы же фактически разорвали отношения и с Лондоном, и с Вашингтоном. И оттуда были отозваны советские послы. Литвинов уехал из Вашингтона, Майский уехал из Лондона", — напомнил Вячеслав Никонов, политолог, доктор исторических наук, президент фонда "Политика", депутат Госдумы РФ.

Сталин в ярости. Из Британии конвои с оружием для Красной армии по северному маршруту не идут, Черчилль вежливо объясняет: опасно. Второго фронта нет. Рузвельт вроде и готов атаковать Гитлера, но фактически подыгрывает Черчиллю. Хотя далеко не во всем с ним согласен. "Он в мае через своего эмиссара предлагал встречу тет-а-тет со Сталиным. Без Черчилля", — говорит Владимир Печатнов, профессор, заведующий кафедрой истории и политики стран Европы и Америки МГИМО.

Тет-а-тет тогда не получился, но очень скоро лидеры договорились о встрече втроем. И почти сразу об этом узнал Гитлер. Абвер перехватил шифровку с одного из американских кораблей. Операцию по ликвидации лидеров "большой тройки" Гитлер назвал "Длинный прыжок". Прыгнуть должен был его любимчик — мрачная легенда Отто Скорцени, ас политических убийств, диверсий, похищений. Это он в том же 43-м выкрал из-под ареста Муссолини и привез его в Мюнхен в объятья Гитлера. И почти сразу отправился в Тегеран.

"Улица была перекрыта. Она была закрыта маскировочной сеткой. Это обеспечивали наши сотрудники, порядка 140 человек заступало на посты. Был резерв — 200 автоматчиков, которые также находились в окружении посольства", — рассказывает Сергей Девятов.

Девять гектаров превращены в комфортную крепость. Сталин делает немыслимое — из Баку летит на самолете. "Это был единственный случай, когда Сталин летал на самолете. И дед мне рассказывал, что этот опыт ему не очень понравился", — говорит Вячеслав Никонов.

Рузвельт делает еще более немыслимое — отклоняет приглашение Черчилля и останавливается в советском посольстве. "Стандартная версия состоит в том, что хитрый Сталин заманил Рузвельта в советское посольство, чтобы быть в курсе его разговоров. Мы нашли новые документы в МИД, подтверждаемые некоторыми американскими документами, о том, что Рузвельт через своего эмиссара в Тегеране попросил сделать так, чтобы его поместили в советском посольстве", — пояснил Владимир Печатнов.

Для Рузвельта сделали пандусы, помещения для его официантов-филиппинцев и аккуратно начинили его комнату микрофонами. "Ему важно было остаться со Сталиным наедине. А что касается микрофонов — тем лучше! Он хотел показать, что ему нечего скрывать от Сталина. И таким образом завоевать его доверие", — говорит Владимир Печатнов.

У Сталина были еще более мощные козыри, чем Рузвельт в качестве личного гостя. Разгром гитлеровских армад на Курской дуге и беспримерная по героизму победная Сталинградская битва. Всем было ясно: русские победят в этой войне. Ни англичане, ни американцы не хотели в день победы остаться на вторых ролях, но Черчилль гнул свою линию: второй фронт нужен в Италии и на Балканах. То есть максимально сжать послевоенное влияние СССР на Европу. Но Рузвельт Черчилля не поддержал.

"Черчилль, конечно, чувствовал себя в этой компании очень неуютно. Он потом скажет своим сподвижникам, что с одной стороны от меня сидел огромный русский медведь, с другой стороны огромный американский бизон. И между этими гигантами сидел маленький английский ослик", — говорит Вячеслав Никонов.

Первое заседание открыл Рузвельт: "Мы собрались здесь нашей новой семьей". Располагающе. Поговорили мирно. Но уже на следующий день конференция могла прерваться, закончившись ничем.

Вот официальная стенограмма.

Сталин: Если можно, я хотел бы получить ответ на вопрос , кто будет командующим операцией "Оверлорд".

Рузвельт: Этот вопрос еще не решен.

Сталин: Если можно задать неосторожный вопрос, я хотел бы узнать у англичан, верят ли они в операцию "Оверлорд" или говорят о ней, чтобы успокоить русских?

"Оверлорд" — высадка союзников во Франции. Только так. Не Италия, не Балканы. В официальной стенограмме нет того, что Сталин в ответ на молчание Черчилля встал и сказал Молотову: "Пойдем. Здесь делать нечего". Положение спас Рузвельт: "О, да, конечно, пойдемте. Мы все проголодались".

Обед снял угрозу провала, но обеспечил провал Черчиллю. Сталин и Рузвельт получили, что хотели — дату высадки союзников во Франции и обещание СССР объявить войну Японии сразу после капитуляции Германии. На официальных снимках Черчилль слишком часто сидит, отвернувшись от своих визави.

По всем другим темам лидеры "большой тройки" были единодушны. Германию надо расчленить — вопрос только в том, как. Границы Польши изменить.

"Тогда Черчилль предложил формулу, с которой все согласились. Он ее объяснил с помощью трех спичек. Положил три спички на стол и подвинул их. То есть, западная граница Советского Союза перемещается на запад, западная граница Польши перемещается на запад, и Германия сокращается", — рассказывает Вячеслав Никонов.

Так Польша получила значительные территории Германии, а Украина получила Черновицкую, Ивано-Франковскую и Львовскую области. Тогда же в общих чертах наметились новые принципы ООН. Родилась идея того, что в будущем станет Советом безопасности, мирового коллективного полицейского, того, кто сможет обуздать любого агрессора, если даже агрессором вздумается стать одной из мировых держав. Так родилась идея обязательного права вето этих самых мировых держав: СССР, США, Великобритании, Китая. Подумав, в этот клуб включили еще Францию.

День рождения Черчилля отпраздновали почти мирно, а позже советская делегация подарила всем неполитическую сенсацию. Вот как об этом написал в дневнике Николай Власик, личный охранник Сталина: "Однажды во время обеда, который проходил в советском посольстве Рузвельт похвалил советское шампанское, которое ему очень понравилось. Запомнив это, Сталин после обеда поручил мне отправить Рузвельту ящик шампанского". Рузвельт пил крымское шампанское.

Именно в Тегеране были заложены принципы, по которым во многом сегодня живет мировое сообщество. Те, что были закреплены позже в Ялте и Потсдаме. Те, что пережили холодную войну, революции, перевороты и нынешнюю деформацию представлений об ответственности сильных мира сего.