Тема:

Российский Крым 6 часов назад

Севастопольские рассказы. Часть первая - "Архитектор революции"

Два года назад на Украине произошел госпереворот, который стал отправной точкой для возвращения Крыма в состав России. В историю те события вошли как "Русская весна". Во вторую годовщину Вести.Ru подготовили проект "Севастопольские рассказы" в котором записали мнения севатопольцев о тех событиях.

Два года назад на Украине произошел госпереворот, который стал отправной точкой для возвращения Крыма в состав России. С конца февраля по конец марта 2013 года на полуострове происходили события, которые впоследствии вошли в историю под названием "Русская весна". Главным форпостом этого движения на Родину стал город-герой Севастополь. В прошлом году, в первую годовщину тех событий, Вести.Ru публиковали серию материалов "Крымские истории. Русская весна глазами крымчан". Теперь мы решили повторить проект, но на этот раз сфокусировать внимание на Севастополе, который как город федерального значения является отдельным субъектом РФ. Изменилось ли отношение севастопольцев к тем событиям? Чем сейчас живет город и с какими проблемами сталкиваются его жители? Обо всем этом обозреватель Вести.Ru Евгений Салтыков поговорил с жителями города-героя.

Дмитрий Белик. До "Русской весны" занимал должность вице-губернатора Севастополя по социальным вопросам. После свершения госпереворота в Киеве и бегства президента Януковича поддержал решение севастопольцев и отказался подчиняться новой украинской власти. Был назначен Алексеем Чалым исполняющим обязанности главы севастопольской городской администрации и занимал эту должность в феврале-марте 2014 года. За свой вклад в события "Русской весны" указом президента РФ Владимира Путина награжден медалью ордена "За заслуги перед Отечеством II степени". Ныне занимается общественной деятельностью.

- Наша беседа проходит накануне 23 февраля. Для всей России это один из главных праздников – День защитника Отечества. Но для Севастополя это день особенный, поскольку вся история города неразрывно связана не только с самыми героическими эпизодами прошлого России, но и с ее настоящим. Именно в этот день, 23 февраля 2014 года севастопольцы собрались на главной площади города на митинг и заявили о выходе Севастополя из-под юрисдикции Киева. Как развивались события в те дни, ли были по-настоящему острые моменты?

- В Крыму и Севастополе внимательно следили за происходящим в Киеве, и после того как там состоялся государственный переворот, 23 февраля севастопольцы действительно собрались на так называемый митинг народной воли, где заявили о непризнании киевского путча и избрали народным мэром Алексея Чалого. Потом началась череда мероприятий, связанных законодательным закреплением народного волеизъявления. Я на тот момент был вице-губернатором Севастополя по социальным вопросам и поддержал это решение. Чего нельзя сказать о некоторых моих коллегах из городской администрации, перешедших на сторону новой киевской власти. Если говорить об острых моментах, то они, разумеется, были.

- Какие, например?

- Например, пришлось спасать от ареста Алексея Чалого. 24 февраля, после митинга народной воли, мы с ним находились в здании городской администрации, где как раз обсуждали вопрос выхода из-под юрисдикции Киева. В этот момент мне позвонил вице-губернатор города, поддержавший новые украинские власти, сказал, что готовится операция по аресту Чалого и предложил по-тихому уйти, чтобы не разделить его участь. Я эту информацию принял, но сдавать Алексея отказался. Мы с ним успели уйти через черный ход буквально за несколько минут до того, как туда ворвались бойцы украинской "Альфы" в сопровождении сотрудников СБУ. Сразу же ударили в набат, собрали севастопольцев и депутатов городского собрания, вместе ними провели срочное заседание, на котором и было принято первое историческое решение — о наделении полномочиями Алексея Чалого. Потом были решения о неподчинении киевской власти и другие.

- Какие основные факторы, по вашему мнению, способствовали возвращению Севастополя в Россию?

- Если упростить, то это произошло благодаря двум вещам -  политической воле президента РФ Владимира Путина и народной воле самих севастопольцев. Это два основных фактора. А вообще событий, приблизивших наше воссоединение, было много — это и митинги, это и выставление блок-постов на въезде в город, это сессии городского совета, где принимались поистине судьбоносные решения. Были и другие сложные организационные задачи, в том числе, связанные с проведением референдума. Мне тогда довелось руководить штабом по его подготовке, и мы с командой смогли за 10 дней организовать 192 избирательных участка. Это в условиях всяческого противодействия со стороны Киева и украинского Центризбиркома, который заблокировал нам базу данных по избирателям. Сейчас оглядываюсь назад и до сих пор удивляюсь, как нам это удалось. Но тогда будто даже  время по-другому шло. За все 23 года нахождения в составе Украины никогда еще севастопольцы не испытывали такого подъема и чувства единения. Мы были одной большой семьей. Люди даже какие-то личные моменты — ссоры, недомолвки и тому подобное — позабыли. Невероятное сплочение. Когда я 16 марта объезжал избирательные участки, желающие проголосовать уже в 6 утра очереди занимали. Даже очень пожилые люди стояли. "Хотя бы умереть на родине", — так говорили. Мы ждали этого момента 23 года, и он настал. Слава Богу, что это произошло и обошлось без крови.

- Жители Крыма в целом и Севастополя в частности сейчас живут в крайне непростых условиях. К общей неблагоприятной экономической ситуации, связанной с санкциями, введенными в отношении России именно после присоединения полуострова, добавились еще торговая и энергетическая блокада со стороны Украины. Насколько эти действия Киева действительно осложняют жизнь Севастополю?

- Сказать, что совсем не осложняют, было бы не правильно. Киевские власти пытаются применять все возможные и невозможные методы, для того чтобы осложнить жизнь севастопольцам и крымчанам. Блокада бьет, в первую очередь, по логистике, а это, в свою очередь, отражается на уровне цен на продукты питания и товары первой необходимости. Цены у нас уже на уровне города федерального значения, осталось до этого уровня подтянуть зарплаты. Ну, а если без шуток, то севастопольцы всегда были стойкими людьми, и мне слабо верится, что сложившаяся ситуация заставит кого-то из тех 96 процентов голосовавших за воссоединение с Россией передумать. Напротив, действия Киева только укрепляют нас в правильности сделанного два года назад выбора. Мы понимаем, что эти трудности временные, и мы готовы потерпеть.

- Для тех, кто следит за ситуацией, в том числе, политической, в Севастополе не является секретом наличие противоречий между законодательной властью в лице Алексея Чалого и исполнительной властью в лице губернатора Сергея Меняйло. Эти противоречия часто выливаются в публичное пространство. Не будем говорить о причинах, лучше о последствиях. Отражается ли это на севастопольцах, и если да, то как?

- Конечно, отражается. Когда из-за существующего конфликта в городе не принимаются законы, которые должны приниматься для его развития, это, в конечном счете, отражается на живущих в нем людях. Я считаю, что нести ответственность за сложившуюся ситуацию должны обе стороны. Ведь депутаты городского заксобрания сами практически единогласно утвердили губернатора и состав правительства. Сейчас же идет попытка поделить севастопольцев на два лагеря – вы за кого, за губернатора или заксобрание? А севастопольцы, в первую очередь, за свой город и за Россию. Вы справедливо отметили, что конфликт порой выливается в публичное пространство, в СМИ. Это создает неблагоприятный информационный фон, и это, наверное, и есть самый негативный результат противостояния между ветвями власти в городе. Поэтому хотелось бы, чтобы они объединились и вместе работали на благо города-героя Севастополя, как это делают крымские власти.

- Недавно Верховная рада Украины приняла закон о переименовании крымских населенных пунктов в рамках политики декоммунизации. Как на это отреагировали севастопольцы?

- Мы тут все над этим посмеялись. Если украинские законодатели при той ситуации, которая сейчас сложилась в стране, занимаются переименованием улиц и поселков в другом государстве, то это лишь показывает уровень их компетентности и говорит о кризисе, который царит в системе украинской власти. С таким же успехом можно переименовать Аляску, только это вряд ли заметят жители Аляски.