Тема:

Выборы в Госдуму РФ 1 месяц назад

От Демушкина отказались из санитарных соображений

Через две недели в России — Единый день голосования и выборы — не только депутатов для новой Госудмы, но и местной власти. Избирательная кампания — вовсю. На телеканалах — теледебаты. Великое дело. Каждая партия — лицом к стране.

Темы дебатов разнообразны. В них участвуют лидеры парламентских фракций. На телеканале "Россия 1" побывали Геннадий Зюганов, Владимир Жириновский и Сергей Миронов, от "Единой России" — Сергей Нарышкин и представители других партий, и даже политические новички. Ограничено лишь время, и это — единственная регламентация. Все остальное — на усмотрение кандидатов. Прямой эфир на всю страну кому-то идет на пользу, кому-то откровенно вредит. Каждый избирает себе свою победную тактику.

Показывая фрагменты теледебатов, "Вести недели" не агитируют "за" или "против", а просто иллюстрируют свои соображения о характере идущей дискуссии и границах возможного в российских политических спорах перед аудиторией. Границы, надо сказать, широки, чуть ли не безбрежны, как сама Россия.

Спорящие на "России 1" почему-то часто хотят друг друга обозвать и даже перейти на личности. Это не добавляет убедительности, но на какие-то миллисекунды приносят упоение победы. Это так сладко для обзывающего, что он сам готов тут же стать обозванным.

"Представитель "Яблока" перепутал президентские выборы с выборами в Госдуму. Там нужны здоровые люди, а не такие, как "Пенсионеры", валяющиеся по больницам. Нужны такие, как Жириновский, который в купель прыгает. Партия "Гражданская сила" — это десятый номер в избирательном бюллетене, нет овощам и извращенцам", — заявил Александр Зорин, кандидат в Госдму РФ от партии "Гражданская сила".

Что это? Политическое хамство? А нам оно нужно? Впрочем, приведенный пример относился, скорее, к стилю.

Встречаются же в предвыборной кампании вещи по содержанию принципиально неприемлемые. Например, использование Сталина как заманухи. Одно дело, когда мы обсуждаем историческую фигуру — оплакиваем жертв репрессий и признаем успехи Сталина в технической модернизации страны и гордимся победой над фашисткой Германией, другое, — когда сталинская модель предлагается нам на выбор как актуальная для России. Сталин в прошлом — это исторический факт, а Сталин для будущего — категорически неприемлемое предложение даже как допуск.

Я не занимаюсь политической агитацией или контрагитацией. Сталин и какие-то "десять сталинских ударов" — априори за пределами современного политического меню для России. Но ведь звучит. Кстати, не от Зюганова и КПРФ, которые хоть и критикуют сложившееся в России положение вещей, но все же в рамках своих идеологем и с сохранением приличий, а Сталина нам тычет на будущее господин Сурайкин, лидер микроскопической в масштабах страны партии "Коммунисты России", явно спекулирующий на человеческом интересе к сталинскому периоду нашей истории.

"Мы имеем серьезную предвыборную программу. Десять сталинских ударов по капитализму. Поддержите нас, и мы будем сталинскими методами бороться с коррупцией", — сказал Сурайкин.

Прислониться к силе — соблазн всегда есть. Пример — экзотический Вячеслав Мальцев, взятый в "тройку" касьяновского ПАРНАСа. Почти в каждом выступлении он предлагает импичмент Путину. По Мальцеву видно, что само произнесение этой фамилии в федеральном эфире приводит Мальцева в экстаз, а уж еще и импичмент в сочетании. В политических спорах он считает возможным использовать термины, скажем так, ниже ремня, например, "триппер"... Мальцев таким образом как бы взламывает стилистическое дно российской политики, сознательно делая ее пошлой.

В политический обиход он пытается ввести фигуры речи из сниженного лексического слоя, чтобы уже все барахтались в словесной грязи. При этом Мальцев от ПАРНАСа ведет себя на дебатах столь шумно бессодержательно, что снижает тем самым ценность всего мероприятия. Спасибо Украине, Россия получила от такого иммунитет. Там ведь на майданах звучало то же самое. А теперь Мальцев и ПАРНАС предлагают нам это в федеральном телеэфире уже по-русски.

"Некоторые говорят, что еще очень важный момент — это педикулез, но всяких гнид мы выковыряем, как только излечим триппер", — заявляет Мальцев.

Говоря о границах этически дозволенного в ходе дебатов и избирательной кампании, стоит упомянуть и о границах неразборчивости в связях. Тот же ПАРНАС привел поначалу в телестудию на дебаты свою группу поддержки во главе с Дмитрием Демушкиным — известным нацоналистом. Хорошо, что ультрарадикалы на этот раз хоть были одеты, а то, не дай Бог, у кого-то сверкнуло бы пузо в синих свастиках. Это был набор персонажей под стать предводителю.

Вообще поражает этот трудноперевариваемый контраст в одном политическом флаконе с биркой ПАРНАС — внешне благообразный рафинированный профессор Зубов с бабочкой и свирепо-дремучий дикий Демушкин с наколками.

Но это только навскидку. Если учесть, что профессор Зубов из предвыборной тройки ПАРНАса говорит о Гитлере, то все становится на свои места.

"По сравнению со Сталиным Гитлер — ангел русской истории. Мне даже жалко, что мы не проиграли Гитлеру. Вместо этого установился людоедско-сталинский режим", — сказал Зубов.

Парни Демушкина произвели настолько сильное впечатление, что от групп поддержки на теледебатах отказались вообще. Из санитарных соображений. Если не все кандидаты готовы соблюдать политическую гигиену сами, то телевидение им поможет. Безо всякого ущерба для свободы слова. Острота дебатов при этом сохраняет высокий градус в прямом эфире.