Кем убиты медсестры в Алеппо: Красный Крест равнодушен к смерти своих коллег

Российский военный врач Вадим Арсентьев, раненный при вчерашнем обстреле террористами мобильного госпиталя в Алеппо, находится в стабильном состоянии. Как сообщило Минобороны, ночью медик был вертолетом доставлен на авиабазу Хмеймим, где ему провели сложную операцию. Глава оборонного ведомства Сергей Шойгу распорядился оказать всю необходимую помощь семьям, как раненого врача, так и двух погибших при обстреле медсестер. При этом Запад, обычно демонстративно встревоженный гуманитарной ситуацией в Алеппо, отреагировал на трагедию равнодушно, если не сказать цинично.

Над местом трагедии поднимается легкий дым. Здесь разбросанные фрагменты брезентовых палаток.

Погибшие российские медсестры — младший сержант Галина Михайлова и старшина Надежда Дураченко — обе из Биробиджана. На фотографиях они улыбающиеся, радостные. Обеим не было и сорока лет. У обеих остались дети.

"Мы в этом году отметили 20 лет совместной жизни. Дочка до сих пор в шоке, не верит, что мама у нее умерла", — произносит муж погибшей медсестры Константин Дураченко.

В результате атаки боевиков тяжело ранен Вадим Арсентьев — главный педиатр Минобороны России.

Не так давно он обсуждал с коллегами предстоящее лечение сирийских детей, которых сам же перевозил в Петербург. Одни только диагнозы говорят о том, какого уровня помощь требуется.

"У одной девочки — цистиноз, есть ребенок с мальформацией поджелудочной железы, есть ребенок к эпилепсией", — перечисляет диагнозы и.о. заведующего кафедрой детских болезней Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова, главный педиатр Минобороны Вадим Арсентьев.

"Главный педиатр мог бы осуществлять свое руководство издалека. Но, видимо, его характер, его ответственность не позволили послать туда кого-то другого. И он поехал сам", — отмечает заведующая детским кабинетом Клиники детских болезней Ольга Булыгина.

"Мы очень сильно сблизились с ним. Он был практически как отец для моих детей, проявлял очень большое внимание", — отмечает отец проходящих лечение в Санкт-Петербурге детей Исмаил Фадель.

Теперь самого уже прооперированного Арсентьева срочно возвращают в Россию. Спецборт военно-транспортной авиации уже вылетел с аэродрома Хмеймим в Москву.

"Шок. Шок. Никто этого не ожидал. Он уезжал веселый, мы разговаривали, даже шутили. Он говорил: в следующий раз вместе поедем туда", — рассказывает доцент кафедры детских болезней Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова Юрий Сергеев.

В Сирии тоже потрясены атакой на врачей. Шок для всех, но, похоже, не для западной дипломатии. В Вашингтоне вроде бы готовы осудить атаку, но только если сообщения подтвердятся. И сразу оговариваются: мол, не предоставляли сирийской оппозиции координаты для нанесения ударов.

Между тем, в Москве как раз и отмечают, что каким-то странным образом боевики знали местонахождение госпиталя.

"Мы весьма сожалеем, что мировое сообщество и, кстати, в том числе наши партнеры в Америке более чем скромно реагируют на ту трагедию, которая произошла с обстрелом нашего госпиталя в Сирии. Мы весьма сожалеем, что фактически сейчас российская сторона в одиночку пытается оказать гуманитарную помощь тем жителям, которые выходят из восточного Алеппо, спасаясь из плена боевиков", — подчеркнул официальный представитель Кремля Дмитрий Песков.

"Это, мы убеждены, спланированная акция, спланированная теми, кто пытается сохранить свои позиции в Алеппо под прикрытием покровителей из-за рубежа. Печально, что западные страны, которые кичатся своей озабоченностью правами человека и гуманитарной ситуацией в Алеппо и в целом в Сирии, по сути дела, продолжают линию на то, чтобы поддерживать именно радикалов и экстремистов", — продолжил министр иностранных дел России Сергей Лавров.

В международном комитете Красного Креста говорят: атаки на медицинскую и гражданскую инфраструктуру в Алеппо — свидетельство того, что все стороны конфликта не в состоянии выполнять свою обязанность уважать и защищать медработников. Даже от слова "инфраструктура" становится не по себе: люди погибли. Да и странно, когда подчеркнуто нейтральной "стороной конфликта" называют тех, кто стреляет по врачам.

"Мы рассчитывали, по меньшей мере, на уважение МККК к деятельности наших врачей в Алеппо и на осуждение действий боевиков так называемой "оппозиции". Но получили циничные комментарии, недостойные высокого статуса Международного комитета Красного Креста и свидетельствующие не об объективности подходов, а о равнодушии к совершенному убийству российских врачей в Алеппо", — отметил официальный представитель Минобороны России Игорь Конашенков.

По счастливой случайности, к моменту обстрела до приемного отделения российского госпиталя еще не добрались десятки сирийских детей с родителями из освобожденных районов Алеппо. Иначе даже страшно представить, сколько бы было жертв.